Вмф италии. Итальянский флот во второй мировой войне

Итальянский флот накануне Второй Мировой Войны

В 1935 году, впервые после Первой Мировой Войны, итальянский флот провел полную мобилизацию, в связи с подавлением волнений в Эфиопии. Однако, по всему было видно, что приближается новый большой пожар в Европе – кризис следовал за кризисом, и руководство Италии не решалось отменять боевой готовности. Вторая Мировая война, по этой причине, для итальянского военного флота не была какой-то особой неожиданностью, однако насколько флот был готов к противостоянию на море?

Итальянский линкор «Конте ди Кавур» строился ещё к Первой Мировой Войне, перед Второй Мировой прошел глубокую модернизацию

На самом деле, эта постоянная готовность сыграла злую шутку. С одной стороны, пять лет по законам военного времени – это не шутка. От ожидания войны устали и люди и корабли. С другой – никто не ожидал, что случиться все так скоро – ведь по заверениям итальянского правительства, боевые действия в Европе если и должны были начаться, то только к 1942 году, что подтверждалось подписанием договора стран «Оси» между Италией и Германией.

В итоге, к моменту реального начала боевых действий в 1940 г., в полностью боеспособном состоянии из крупных итальянских кораблей находились только 2 линкора и 19 крейсеров.

Итальянский флот перед началом Второй Мировой Войны (крупные корабли, не считая эсминцев и т.п.)

  • Находятся в строю: линкоры «Конте ди Кавур», «Джулио Чезаре», 19 крейсеров.
  • Находятся на дооснащении: линкоры «Литторио», «Витторио Венето», «Дуилио», «Дориа»
  • Находятся в постройке: линкоры «Рома», «Имперо», 12 крейсеров.

То, что делает итальянскому флоту честь

Итальянцы приспели в налаживании второстепенных служб по степени участия, но не по значимости в вопросах войны. На складах всегда было вдосталь необходимых припасов, а верфи и порты работали исправно. Команды кораблей также исправно несли службу и во многом это компенсировало недостатки подготовки к войне.

На высоте была также службы связи, радиоразведки (не забываем, Маркони проводил свои радио опыты именно на кораблях итальянских ВМФ) и криптографии.

итальянский линкор «Витторио Венето» во всей красе.

В начале войны флот имел свою собственную разветвленную и высокоэффективную сеть связи, в которую входили телефон, радио и телеграф. Кроме нее, существовала своя отдельная секретная телефонная сеть, связывавшая все флотские штабы па полуострове и в Сицилии. О её эффективности говорит хотя бы тот факт, что зачастую итальянцы располагали самыми точными и полными сведениями, просто расшифровывая «на лету» радиосообщения англичан.

То, что чести итальянскому флоту не делает

Гораздо хуже обстояли дела с поставками топлива. Муссолини полагал, что война в Европе не может идти больше 3 месяцев. Исходя из этих расчетов, тех 1 800 000 тонн нефти которыми страна располагала к началу войны, хватало с избытком, учитывая, что в месяц флот тратил «всего» 200 000 тонн. Очень скоро итальянцы поплатились за беспечность. Уже к 1943 года флот мог тратить в месяц всего… 24 000 тонны нефти!

Из построенных и ещё только строившихся судов, ни одно не имело радара (экспериментальные установки малой мощности появились к концу войны). Отмечалось плохое взаимодействие судов в ночное время, неудовлетворительность торпедных стрельб. Можно сказать, что итальянский флот немного «опоздал» ко Второй Мировой Войне – даже если бы война и началась в 42-м, двух оставшихся лет вряд ли хватило бы, чтобы из положения, отстающего выйти в лидеры.

Авианосцы — то, чего Италии чрезвычайно не хватало. На снимке — недостроенный корус авианосца «Аквила», вид с носа

Флотская авиация, а вернее отсутствие таковой, было одной из самых больших ошибок Муссолини при подготовке к войне. После Первой Мировой войны флот самостоятельно занимался решением проблем взаимодействия кораблей и самолетов. Но в 1923 году, когда были созданы итальянские ВВС, флоту приказали прекратить все работы в области авиации, провозгласив лозунг «независимая воздушная война по своим собственным законам»!

Тот же «Аквила» с кормы. К выходу Италии из войны, его готовность составляла 80%, вид с кормы

Муссолини был согласен с новой доктриной — самолеты ВВС, действуя с береговых баз, сами превосходно справятся с любыми задачами морской войны. Авианосцы и прочее – выдумки англичан, ненужные на Средиземном море…

Только 1941 году он переменил мнение и отдал приказ срочно переоборудовать два больших лайнера в авианосцы, однако это решение, как и многие другие, просто опоздало.

Источник: компиляция по книге Марка-Антонио Брагадина, Битва за Средиземное море. Взгляд побежденных

Вмф италии. Итальянский флот во второй мировой войне

Итальянский флот во Второй Мировой войне

Итальянский флот накануне войны

Во время международного кризиса, который разразился с началом Эфиопской кампании весной 1935 года, итальянский флот впервые со времен Первой Мировой войны был отмобилизован. После завершения операции в Эфиопии многие вспомогательные службы флота были сокращены, но в конце 1936 года флот оставался мобилизованным. Гражданская война в Испании, различные международные кризисы и наконец оккупация Албании — все это вынуждало держать флот в состоянии боевой готовности.

Читать еще:  Игры 5 ночей с фредди новая часть. Игры фредди

Подобные события, конечно, отрицательно повлияли на подготовку к будущему мировому конфликту. Постоянная готовность кораблей приводила к износу механизмов и усталости экипажа, мешала перспективному планированию. Более того, итальянское правительство уведомило вооруженные силы, что начало войны предполагается не ранее 1942 года. Это было подтверждено во время подписания договора «Оси» между Италией и Германией. Флот составлял свои планы, исходя из этой даты.

10 июня 1940 года, когда военные действия должны были вот-вот начаться, многие составляющие того, что называется «готовностью к войне» еще не были завершены. Например, первоначальными планами предусматривалось построить 4 новых мощных линкора и закончить полную модернизацию 4 старых к 1942 году. Такое ядро флота заставило бы уважать себя любого противника. В июне 1940 года в строю находились только «Кавур» и «Чезаре». «Литторио», «Витторио Венето», «Дуилио» и «Дориа» еще завершали оснащение на верфях. Чтобы закончить достройку линкора «Рома» требовалось еще 2 года, для достройки «Имперо» — по крайней мере 3 (В действительности «Рома» был достроен весной 1943 года, работы на «Имперо» так и не были завершены). Преждевременное начало военных действий застало в постройке 12 легких крейсеров, множество эсминцев, эскортных кораблей, подводных лодок и малых судов. Начало войны задержало их достройку и оснащение.

Кроме этого, добавочные 2 года позволили бы устранить недостатки в техническом оснащении и обучении экипажей. Это особенно касается ночных действий, торпедной стрельбы, радара и асдика. Сильнее всего ударило по боеспособности итальянских кораблей отсутствие радара. Вражеские корабли и самолеты безнаказанно атаковали итальянские корабли ночью, когда те были практически слепы. Поэтому враг выработал новые тактические приемы, к которым итальянский флот оказался совершенно не готов.

Технические принципы действия радара и асдика были известны итальянскому флоту с 1936 года. Но война прервала научные работы над этими системами вооружения. Чтобы довести их до практического применения, требовались дорогостоящие промышленные разработки, особенно для радара. Сомнительно, чтобы итальянский флот и промышленность сумели достичь значительных результатом, даже имея те самые 2 года. Тем не менее, противник потерял бы преимущество неожиданности их использования. К концу войны удалось построить только несколько самолетных радаров, и то, скорее, экспериментальных установок.

В годы войны итальянский флот дорого заплатил за эти и другие мелкие недостатки, которые часто мешали использовать благоприятную ситуацию. Тем не менее, итальянский флот хорошо подготовился к войне и полностью оправдал вложенные в него средства.

Подготовительные меры флота включали в себя накопление всевозможных припасов, и когда началась война, резервы многих видов снабжения позволяли удовлетворить любые требования. Например, кораблестроительные верфи работали без задержек всю войну и даже после перемирия почти исключительно на довоенных запасах. Возрастающие требования Ливийского фронта вынуждали флот переоборудовать некоторые порты — вдобавок не по одному разу — и решать подчас неожиданные задачи, прибегая только к собственным резервам. Иногда флот выполнял просьбы и других видов вооруженных сил.

Поставки топлива были совершенно недостаточными, и мы увидим позднее, какой острой стала эта проблема. В июне 1940 года флот имел только 1800000 тонн нефти, собранных буквально по капле. В то время предполагалось, что ежемесячный расход во время войны составит 200000 тонн. Это означало, что флотских запасов хватит только на 9 месяцев войны. Муссолини однако считал, что этого более чем достаточно для «трехмесячной войны». По его мнению, военные действия не могли затянуться дольше. Исходя из такого предположения, он даже заставил флот передать часть запасов — всего 300000 тонн — ВВС и гражданской промышленности уже после начала войны. Поэтому во время войны флот был вынужден ограничивать передвижения кораблей, чтобы сократить расход нефти. В первом квартале 1943 года его пришлось урезать до смехотворной цифры 24000 тонн в месяц. По сравнению с первоначальной оценкой — 200000 тонн как необходимого минимума, легко понять, какое влияние это имело на проведение операций.

Все эти недостатки уравновешивал великолепный дух офицеров и матросов. В течение всех 39 месяцев ожесточенных боев до подписания Италией перемирия личный состав итальянского флота не раз показывал образцы массового и индивидуального героизма. Следуя своим традициям, флот сопротивлялся насаждению фашистских политических взглядов. Трудно было заставить себя ненавидеть Британию, чей флот всегда считался естественным союзником.

Но, когда жребий был брошен, флот, движимый чувством долга, начал битву, напрягая все свои силы. Ему противостояли могущественные противники, однако он выдержал испытание огнем с честью и отвагой.

Оппозиция флота развязыванию войны и его первоначальные планы

В начале 1940 года подозрения, что Италия вступит в войну, уже витали в воздухе. Однако Муссолини еще не говорил конкретно начальникам штабов трех видов вооруженных сил, что намерен вмешаться в конфликт. В первые месяцы этого рокового года правительство, чтобы поддержать экспорт, вынудило флот продать Швеции 2 эсминца и 2 миноносца. Этот факт был совершенно естественно понят флотом как признак нежелания правительства вступать в войну, по крайней мере в ближайшем будущем. Но через несколько дней после визита фон Риббентропа к Муссолини в марте 1940 года, за которым немедленно последовал визит Самнера Уэллеса, начало проясняться действительное отношение правительства к войне. До штабов это решение было доведено 6 апреля 1940 года.

В этот день маршал Бадольо — начальник Генерального Штаба — созвал совещание трех начальников штабов видов вооруженных сил и сообщил им о «твердом решении Дуче вмешаться в то время и в том месте, которые он выберет». Бадольо сказал, что война на суше будет вестись в оборонительном ключе, и в наступательном — на море и в воздухе. Два дня спустя, 11 апреля, начальник Штаба ВМФ адмирал Каваньяри письменно высказал свое отношение к этому заявлению. Среди всего прочего он отмечал трудность таких мероприятий ввиду превосходства противника в силах и неблагоприятной стратегической ситуации. Это делало невозможной наступательную морскую войну. Кроме того, британский флот мог быстро восполнит!» любые потери. Каваньяри заявил, что для итальянского флота это невозможно, и вскоре он окажется в критическом положении. Адмирал предупредил, что невозможно будет добиться первоначальной внезапности, и что невозможны операции против вражеского судоходства в Средиземном море, так как оно уже прекращено.

Читать еще:  Главы жизнеобеспечение человека. V

Адмирал Каваньяри также писал: «Так как не существует возможности решения стратегических задач или нанесения поражения вражеским морским силам, вступление в войну по нашей инициативе не оправдано. Мы сможем вести только оборонительные операции». Действительно, история не знает примеров, чтобы страна, развязавшая войну, немедленно переходила к обороне.

Показав невыгодность ситуации, в которой окажется флот из-за неадекватной воздушной поддержки морских операций, адмирал Каваньяри завершил свой меморандум такими пророческими словами: «Какой бы характер не приняло развитие войны на Средиземном море, в конечном счете наши потери на море будут тяжелыми. Когда начнутся мирные переговоры, Италия вполне может обнаружить себя не только без территориальных приобретений, но также без флота и, возможно, без авиации». Эти слова были не только пророческими, они выражали точку зрения итальянского флота. Все предсказания, сделанные адмиралом Каваньяри в его письме, полностью оправдались, за исключением одного. К концу войны Италия осталась без армии и авиации, уничтоженных могущественными противниками, но все еще обладала довольно сильным флотом.

Факты и клевета. Итальянский флот во Второй мировой

“Единственная успешная операция итальянского Генштаба”,
— прокомментировал свой арест Б. Муссолини.

“Итальянцы гораздо лучше строят корабли, чем умеют на них воевать”.
Старый британский афоризм.

…Подводная лодка «Эванджелиста Торричелли» патрулировала Аденский залив, когда столкнулась с сильным противодействием противника. Из-за полученных повреждений возвращаться пришлось в надводном положении. На входе в Красное море лодка встретила английский шлюп «Шорхем», который срочно вызвал подмогу.

”Торричелли” первой открыла огонь из своего единственного 120-мм орудия, попав вторым снарядом в шлюп, который был вынужден отступить и уйти на ремонт в Аден.

Тем временем к месту завязавшегося боя подошел индийский шлюп, а затем дивизион британских эсминцев. Против единственной пушки лодки оказалось девятнадцать 120-мм и четыре 102-мм орудия плюс множество пулеметов.

Командир лодки Сальваторе Пелози принял бой. Он выпустил все торпеды в эсминцы «Кингстон», «Кандагар» и «Хартум», продолжая при этом маневрировать и вести артиллерийскую дуэль. От торпед англичане увернулись, но один из снарядов попал в «Хартум». Через полчаса после начала сражения лодка получила снаряд в корму, повредивший рулевое устройство и ранивший Пелози.

Спустя еще некоторое время орудие «Эванджелисты Торричелли» было разбито прямым попаданием. Исчерпав все возможности для сопротивления, командир приказал затопить корабль. Оставшиеся в живых были взяты на борт эсминца «Кандагар», причем Пелози был встречен британскими офицерами военным приветствием.

С борта “Кандагара” итальянцы наблюдали, как на «Хартуме» разгорается пожар. Потом сдетонировал боезапас, и эсминец ушел на дно.

“Хартум” (1939 г. постройки, водоизмещение 1690 тонн) считался новейшим кораблем. Случай, когда субмарина топит в артиллерийском бою эсминец, не имеет аналогов в морской истории. Англичане высоко оценили доблесть итальянских подводников. Командир Пелози был принят старшим морским офицером в Красном море контр-адмиралом Мюрреем.

Помимо потерь, понесенных британскими кораблями, англичане выпустили 700 снарядов и пять сотен пулеметных магазинов, чтобы потопить одну субмарину. «Торричелли» ушла под воду с развевающимся боевым флагом, который можно поднимать только на виду противника. Капитан 3-го ранга Сальваторе Пелози был удостоен высшей военной награды Италии, «Медалиа Д’Ор Ал Валор Милитари» (Золотая медаль за военную доблесть).

Упомянутый “Кандагар” недолго бороздил моря. В декабре 1941 года эсминец подорвался на минах вблизи ливийского побережья. Вместе с ним ушел на дно легкий крейсер “Нептун”. Два других крейсера британского ударного соединения (“Аврора” и “Пенелопа”) также подорвались на минах, но смогли вернуться на базу.

Потомки великого Марко Поло сражались по всему миру. От ледяной синевы Ладожского озера до теплых широт Индийского океана.

Два затонувших линкора (“Вэлиант” и “Куин Элизабэт”) — результат атаки боевых пловцов “Дечима MAS”.

Потопленные крейсеры Его Величества “Йорк”, “Манчестер”, “Нептун”, “Каир”, “Калипсо”, “Бонавенчер”.

Первый пал жертвой диверсии (катер со взрывчаткой). “Нептун” подорвался на минах. “Манчестер” стал самым крупным боевым кораблем, из всех, когда-либо потопленных торпедными катерами. “Каир”, “Калипсо” и “Бонавенчер” были торпедированы итальянскими подлодками.

400 000 брутто-регистровых тонн — таков суммарный “улов” десяти лучших подводников Regia Marina. На первом месте итальянский “Маринеско”, Карло Феция ди Коссато с результатом 16 побед. Другой ас подводной войны Джанфранко Гаццана Приороджа потопил 11 транспортов суммарным водоизмещением 90 тыс. брт.

Итальянцы воевали в Средиземном и Черном морях, у берегов Китая, в Северной и Южной Атлантике.

43 207 выходов в море. 11 миллионов миль боевого пути.

По официальным данным, моряки Regia Marina обеспечили проводку десятков конвоев, доставивших 1,1 млн. военнослужащих и 60 тысяч итальянских и немецких грузовиков и танков в Северную Африку, на Балканы и средиземноморские о-ва. Обратным маршрутом везли драгоценную нефть. Зачастую грузы и личный состав размещались прямо на палубах боевых кораблей.

И, конечно же, золотая страница в истории итальянского флота. Десятая флотилия штурмовых средств. Боевые пловцы “черного князя” Валерио Боргезе — первый в мире военно-морской спецназ, наводивший ужас на противников.

Британская шутка о “не умеющих воевать итальянцах” справедлива лишь с точки зрения самих британцев. Очевидно, что ВМС Италии как в количественном, так и в качественном отношении уступали “морским волкам” Туманного Альбиона. Но это не помешало Италии стать одной из сильнейших морских держав и оставить свой неповторимый отпечаток в истории морских сражений.

Каждый, кто знаком с этой историей, обратит внимание на очевидный парадокс. Основная доля побед ВМС Италии пришлась на малые корабли — субмарины, торпедные катера, человеко-торпеды. В то время как крупные боевые единицы особого успеха не добились.

Парадокс имеет несколько объяснений.

Во-первых, крейсеры и линкоры Италии можно пересчитать по пальцам.

Три новых ЛК типа “Литторио”, четыре модернизированных линкора времен Первой мировой, четыре ТКР типа “Зара”, “Больцано” и пара первенцев-“вашингтонцев” (“Тренто”).

Из которых реально боеспособными были лишь “Зары” и “Литторио” + десяток легких крейсеров, размером с лидер эсминцев.

Впрочем, даже здесь про отсутствующий успех и полную бесполезность говорить не приходится.

Ни один из перечисленных кораблей не стоял у причала. Линкор “Витторио Венето” выполнил за годы войны 56 боевых заданий, пройдя с боями 17 970 миль. И это на ограниченном “пятачке” Средиземноморского ТВД, при наличии постоянной угрозы из под воды и с воздуха. Регулярно попадая под удары противника и полчая повреждения различной степени тяжести (линкор затратил на ремонты 199 дней). При том он еще умудрился дожить до конца войны.

Достаточно проследить боевой путь любого из итальянских кораблей: там в каждой строке соответствует какое-либо эпическое событие или знаменитое сражение.

“Выстрел у Калабрии”, бой с конвоем Эсперо, перестрелка у Спартивенто, бой у Гавдоса и сражение у мыса Матапан, первый и второй бои заливе Сидра. Соль, кровь, морская пена, стрельба, атаки, боевые повреждения!

Назовите еще тех, кому удалось принять участие в стольких перипетиях такого масштаба! Вопрос риторический, ответа не требует.

Противник у итальянцев был “крепким орешком”. Королевский военно-морской флот Великобритании. “Уайт энсайн”. Круче некуда.

На деле силы противников оказались примерно равны! Итальянцы обошлись без Цусимы. Основная часть битв закончились с равным счетом.

Трагедия у мыса Матапан была обусловлена одним-единственным обстоятельством — отсутствием радаров на итальянских кораблях. Невидимые в ночи британские линкоры приблизились и расстреляли в упор три итальянских крейсера.

Вот такая ирония судьбы. На родине Гульемо Маркони радиотехнике уделялось не слишком много внимания.

Еще пример. В 30-е гг. Италия владела мировым рекордом скорости в авиации. Что не мешало итальянским военно-воздушным силам быть самыми отсталыми ВВС среди западноевропейских стран. В годы войны ситуация ничуть не улучшилась. У Италии не было ни достойных ВВС, ни морской авиации.

Так стоит ли удивляться тому, что немецкие “Люфтваффе” добились больших успехов, чем итальянские моряки?

Можно еще вспомнить позор в Таранто, когда тихоходные “этажерки” за одну ночь вывели из строя три линкора. Вина целиком лежит на командовании итальянской военно-морской базы, поленившемся натянуть противоторпедную сеть.

Но ведь итальянцы не были одиноки! Эпизоды преступной халатности имели место на протяжении и всей войны — как на море, так и на суше. У американцев — Перл-Харбор. Даже железный “Кригсмарине” падал своим арийским лицом в грязь (битва за Норвегию).

Бывали совершенно непредсказуемые случаи. Слепая удача. Рекордное попадание “Уорспайта” в “Джулио Чезаре” с дистанции 24 километра. Четыре линкора, семь минут пальбы — одно попадание! «Попадание можно назвать чистой случайностью » (адмирал Каннигхэм).

Ну что же, итальянцам в том бою чуть-чуть не повезло. Так же, как не повезло британскому “Худу” в бою с ЛК “Бисмарк”. Но ведь это не дает оснований считать британцев негодными моряками!

Что касается эпиграфа к данной статье, то можно сомнению его первую часть. Итальянцы умеют воевать, но в какой-то момент разучились строить корабли.

Не самый плохой на бумаге, итальянский “Литторио” стал одним из худших кораблей в своем классе. Второй с конца в рейтинге быстроходных бэттлшипов, перед заведомо уцененным “Кинг Джордж V”. Хотя даже британский линкор со своими недостатками, возможно, обставит итальянца. Радаров нет. Системы управления огнем на уровне Перовой мировой. Переворсированные орудия бьют как попало.

Первый из итальянских “вашингтонцев”, крейсер “Тренто” — ужасный конец или ужас без конца?

Эсминец “Маэстрале” — ставший серией советских эсминцев проекта 7. Наш флот хватил с ними горя. Спроектированные для “тепличных” средиземноморских условий, “семерки” просто разваливались в условиях северных штормов (гибель эсминца “Сокрушительный”). Уже не говоря о самой ущербности концепции “все в обмен на скорость”.

Тяжелый крейсер типа “Зара”. Говорят, лучший из “вашингтонских крейсеров”. Как же так, у итальянцев в кои-то веки получился нормальный корабль?

Отгадка у задачи проста. “Макаронники” совершенно не заботились о дальности плавания своих кораблей, справедливо полагая, что Италия расположена в центре Средиземного моря. Что значит — все базы рядом. В результате дальность плавания итальянских кораблей выбранного класса, по сравнению с кораблями др. стран, была меньше в 3—5 раз! Вот откуда лучшая защищенность и другие полезные качества.

В общем, корабли у итальянцев были ниже среднего. А вот воевать итальянцы на них действительно умели.

Источники:

http://armedman.ru/voennyie-kampanii/1937-1945-voennyie-kampanii/italyanskiy-flot-nakanune-vtoroy-mirovoy-voynyi.html

http://www.litmir.me/br/?b=4307&p=1

http://topwar.ru/83281-fakty-i-kleveta-italyanskiy-flot-vo-vtoroy-mirovoy.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector