Рабовладельческий строй на руси. Рабовладение у восточных славян VIII-Х вв

Причины, по которым восточные славяне миновали рабовладельческий строй.

Тема 1 Общественный строй восточных славян

Общественный строй у восточных славян в начале 1 тысячелетия

2. Первобытный род, основные черты:

— Основу социальной организации восточных славян в нача­ле I тысячелетия составлял род.

— Род — это объединение людей, связанных кровнородствен­ными узами с подчинением младших старшим.

— Существование рода базировалось на принципах «перво­бытной демократии» («первобытного коммунизма»):

1) Свобода — отсутствие в роде угнетенных.

2) Равенство — одинаковые права у всех членов рода.

3) Уравнительность — равная доля у всех членов рода в про­изведенном продукте.

— Род возглавлял старейшина — наиболее опытный член рода, как правило, из пожилых мужчин.

— Род жил родовой (кровнородственной) общиной.

— Родовая община — это поселение людей, связанных друг с другом кровнородственными узами и ведущих совместное хо­зяйство на основе коллективной собственности.

Характерные черты первобытного рода.

— Происхождение членов рода от общего мифического пра­родителя, которого они считали тотемом, охраняющим род.

— Наличие территории, которую члены рода считали своей и защищали от чужаков.

— Совместное владение и пользование членов рода землей, скотом и совместное ведение хозяйства.

— Переход имущества умершего члена рода другим членам рода.

— Обязанность членов рода оказывать друг другу помощь и защиту, содействие при мщении за обиду или ущерб, нанесен­ные чужаками.

— Наличие у рода своих имен, пользоваться которыми могли только члены рода.

— Запрет на брак внутри рода.

— Наличие у рода своего места погребения и родовых свя­тынь (особо оберегались, их осквернение считалось тягчайшим преступлением).

— Наличие у рода своих религиозных церемоний и празд­неств.

— Право рода принимать в члены рода посторонних.

4.Образование племен.

— Рост населения привел к трудностям в управлении родом и нехватке ресурсов на территории, занимаемой родом.

— Поэтому по мере увеличения числа сородичей происходи­ло деление рода на две и более мелких группы, которые, пересе­ляясь на новую территорию, сохраняли межродовые связи.

— Так в эпоху неолита началось складывание племен.

— Племя — это союз нескольких родственных родов, зани­мающих общую территорию и имеющих единое управление.

— Высшим органом власти восточнославянского племени было вече.

— Вече — это собрание всех свободнорожденных мужчин пле­мени, имеющих право носить оружие, для решения вопросов внутриплеменной жизни.

— Для управления повседневными делами на вече избирался вождь племени — князь.

Причины распада родоплеменного строя у восточных славян.

— Развитие производительных сил (в первую очередь, со­вершенствование металлических орудий труда) и появление имущественного неравенства.

— Расселение восточнославянских племен по Восточно-Европейской равнине.

6. Признаки распада родоплеменного строя у восточных славян.

— Возникновение имущественного неравенства (сосредото­чение богатств в руках родоплеменной верхушки).

— Вооруженные столкновения между племенами с целью за­хвата добычи.

— Обращение пленных в рабов.

— Превращение родовой общины в территориальную.

— Появление больших патриархальных семей.

— Попытки родоплеменной знати передавать свою власть по наследству.

7. Территориальная (соседская) община.

— Ломка кровнородственных отношений и распад родопле­менного строя у восточных славян приходится на вторую поло­вину I тысячелетия.

— Из-за смешения родов во время переселений и военных походов родовая община заменяется территориальной общиной.

— Территориальная община — это поселение людей, не свя­занных кровнородственными отношениями, совместно владею­щих землей, но ведущих индивидуальное хозяйство.

— Территориальная община включала в себя несколько боль­ших патриархальных семей, пришедших на смену роду.

— Большая патриархальная семья — это моногамная семья, состоящая из трех и более поколений близких родственников, строго подчиняющихся старшему мужчине в семье — мужу (большаку).

— Каждая семья в территориальной общине имела в пользо­вании участок обрабатываемой земли — пашни, размер которого зависел от числа членов семьи.

— Сельскохозяйственные угодья находились в коллективном пользовании.

— Члены территориальной общины были связаны круговой порукой и были обязаны поддерживать друг друга.

— Территориальная община у восточных славян называлась вервьили мир.

Причины, по которым восточные славяне миновали рабовладельческий строй.

— Наличие естественных водоемов не требовало труда рабов на ирригационных работах.

— Сильная община — вервь — не позволяла обращать в рабов обедневших общинников.

— С падением Западной Римской империи массовый рабский труд изжил себя.

— Появление более совершенных орудий труда — из железа -требовало более прогрессивных общественных отношений.

— Славянское язычество не освящало несвободу (зависи­мость, рабство) и социальное неравенство.

Читать еще:  Сообщение о черных дырах. Самые невероятные фотоснимки черных дыр в космосе

Рабство у славян. Родовая знать и разделение восточнославянского общества

Возникновение экономического неравенства на материалах исследованных археологами поселений выявить невозможно. Кажется, нет отчетливых следов имущественной дифференциации славянского общества и в могильных памятниках VI—VIII вв. Однако это обусловлено прежде всего славянским погребальным ритуалом (у славян-язычников не принято было класть в могилу вещевой инвентарь), а не отсутствием неравенства в славянском обществе.

Византийские авторы вполне определенно говорят о рабах в составе славянского общества. Об этом пишут Маврикий, Менандр, Прокопий и другие. В VI — IX вв. рабство у славян имело источником преимущественно захват пленных и носило патриархальный характер. Прокопий Кесарийский, в частности, сообщает, что сначала славяне уничтожали жителей в земле врагов, а «теперь же они. стали некоторых из попадавшихся им брать в плен, и поэтому все уходили домой, уводя с собой многие десятки тысяч пленных» (Прокопий из Кесарии, с. 366). В то же время «находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени,— пишет Маврикий,—но ограничивая (срок рабства) определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси или остаться там (где они находятся) на положении свободных и друзей» (Мишулин А. В., 1941, с. 253).

Сведения о применении рабов немногочисленны. Очевидно, в земледельческом труде у восточных славян рабы не использовались. В основном это были слуги, иногда рабыни-наложницы.

Таким образом, рабовладельческой формации у восточных славян не было. В эпоху разложения первобытнообщинного строя существовал лишь рабовладельческнй уклад, пе ставший основой экономической жизни общества, но способствовавший выделению и усилению знати.

О том, что какая-то часть славянского населения выделилась в экономическом отношении из остальной массы, ярко свидетельствуют клады, сосредоточенные преимущественно в южных районах восточнославянского ареала. Эти клады оставлены не рядовыми членами общества, они принадлежали знати.

Возникновению экономического неравенства в славянском обществе способствовали и развитие межплеменного обмена, и торговые связи с кочевыми соседями, Византией и Хазарней, ц военные столкновения.

Славянам VI—IX вв. была известна социальная категория племенной знати. Так, у хорутанских славян выделялся знатный род, возглавляемый в середине VIII в. Борутом. Из этого рода выбирали князя, которого утверждало после установления государственной власти вече, а до этого, очевидно,— племенное собрание.

Византийские источники VI—VII вв. неоднократно называют славянских племенных вождей-предводнтелей (латин. гех). Из описаний походов славян на Византию известны и некоторые имена таких вождей — Ардагаст, Мусокий, Пирагаст. Маврикий сообщает, что обычно у славян было по нескольку таких предводителей п между ними иногда пе было согласия.

К более раннему времени относится известно готского историка Иордана о знатн в антском обществе—о князе Боже с сыновьями и семьюдесятью старейшинами, стоявшими во главе антов (Иордан, с. 115).

О племенной знати в славянском обществе, кроме кладов, косвенно свидетельствуют и другие археологические материалы. Так, городище Хотомель — один нз ранних укрепленных пунктов на Волыни — выделяется среди синхронных рядовых поселений находками предметов вооружения и серебряных украшений. Очевидно, здесь наряду с рядовыми жителями жили воины, участвовавшие в военных подходах. А основано оно было, судя по названию, происходящему от типично славянского двучленного антропонима, племенным князем, возможно предводителем дружины. По-видимому, предводителем одной из группировок кривичей основан был на рубеже VII и VIII вв. и Изборск, названный его именем.

Основным элементом военной организации славян VI—VIII вв. было ополчение. В случае нападения неприятеля всякий мужчина, способный носить оружие, становился воппом и участвовал в сражениях. Очевидно, с таким всеобщим ополчением столкнулись солдаты византийского императора Маврикия, воевавшие со славянами за Дунаем. Маврикий сетовал па «непобедимое мужество» и «несметное множество» славян.

Однако в дальних военных походах принимали участие скорее всего лишь те, у кого было оружие. Характеризуя славянское войско, Маврикий пишет: «Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые (с места на место). Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильно действующим». И далее: «Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются (засадами), внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью изобретая много (разнообразных) способов. Опытны они также и в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей» (Мишулин А. В., 1941, с. 253, 254). Автор первой половины VI в. Иоанн Эфесский относительно славян заметил: «Они научились вести войну лучше, чем римляне» (Мишулин А. В., 1941, с. 252).

Вряд ли в VI—VIII вв. были славянские дружины, находитшиеся постоянно под кровлей своего военачальника и получавшие от него полное содержание. Очевидно, в племенную эпоху дружины набирались для одного военного похода или набега и расформировывались по завершению задуманных действий. Только сравнительно небольшое число дружинников находилось при племенном князе постоянно.

Читать еще:  Подземные святыни Киево – Печерской Лавры, какие тайны они хранят.

Рассматриваемая эпоха была периодом, когда рост производительных сил позволял содержать и обеспечивать оружием и конями за счет общинных средств все больше и больше воинов-дружинников. Воины, испытавшие сладость вольготной жизни и сражений, ие стремились возвратиться к тяжелому труду земледельца и скотовода, что было выгодно и формирующейся знати. Постепенно в племенном славянском обществе группируются постоянные дружины, усиливается дружинно-княжеское сословие.

Верховная власть у славян VI—VIII вв. принадлежала племенным собраниям. Прокопий Кесарийский сообщет: «Эти племена, славяне и апгы, пе управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим» (Прокопий из Кесарии, с. 297). Значительной властью в собрании обладала, конечно, племенная знать, причем роль ее постепенно увеличивалась. Это была так называемая эпоха военной демократии.

В русских летописях содержится небольшая информация о племенных собраниях, называемых, по- видимому, вечами. В Повести временных лет сообщается: «Сдумаша поляне и вдаша от дыма меч» (ПВЛ, I, с. 17). Под 945 г. имеется запись о том, что древляне «сдумавше с князем своим Малом» (ПСРЛ, I, с. 54, 55). Подобные собрания — веча — были и у западных славян.

На основе малых племен в это время создавались более или менее крупные объединения — союзы. Были среди них, конечпо, и временные образования, по они пе оставили никаких следов. Постоянные союзы племен переросли в племенные княжения полян, древлян и других групп славян. Они известны по Повести временных лет. Во главе их стояли князья, по- видимому, близкие к тем предводителям-рексам, о которых писали византийские историки. Однако и здесь верховная власть принадлежала народному собранию. Летописи сообщают, в частности, что не князь, а парод решал вопрос платить ли полянам дань Хазарскому каганату.

К этому периоду, возможно, относятся и первые полугосударственпые образования восточных славян. Упоминание о них есть в Вертинских анналах, сообщающих о хакане народа Рос.

Развитие производительных сил, успехи земледелия и ремесла постепенно увеличивали объем прибавочного продукта как в целом, так и ту его часть, которая доставалась племенной верхушке,— киязьям, военачальникам, друлшне. Все это вело к переходу от первобытнообщинного к раппефеодальному строю.

Несколько позже возникают па Руси и феодальные замки ( 14).

Объединительные тенденции славян в IX в. выходят за пределы племсниых княжений. Словене новгородские и кривичи вместе с финским племенем весыо создают федерацию. Аналогичный процесс па базе племенного союза русов протекал и в Среднем Поднепровье. Здесь постепенно формируется единое государство восточных славян с центром в Киеве — древняя Русь.

В середине I тыс. н.э. у восточных славян произошел переход к соседской общине.
Уровень хозяйства отдельных восточнославянских племен был различен и характеризовался как.

2.5. Особенности первобытнообщинного хозяйства восточных славян.
3.2. Особенности эволюции форм хозяйствования и структуры экономики в макромоделях феодализма.

С VI в. родовые отношения у восточных славян стали распадаться в связи с

Рабовладельческий строй на руси. Рабовладение у восточных славян VIII-Х вв

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 558
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 587

Новая книга И.Я.Фроянова посвящена двум важнейшим проблемам истории восточного славянства — рабству и данничеству. Тщательно изучив доступные современному исследователю источники, автор приходит к выводам, существенно отличающимся от представлений, широко распространенных в новейшей отечественной исторической литературе. Рабовладение и даннические отношения он рассматривает не только как элементы производственных и социальных связей, но и как проявления духовной и нравственной жизни восточных славян VI-X вв.

Для научных работников, преподавателей и студентов гуманитарных вузов, всех, кто интересуется древней историей России.

И.Я. Фроянов РАБСТВО И ДАННИЧЕСТВО У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН (VI-X вв)

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

•Часть первая. Восточнославянское рабство

Рабы у антов и склавинов VI-VII вв.

Рабовладение у восточных славян VIII — X вв.

К вопросу о челяди на Руси конца IX — начала XI века

Кризис родового строя и возникновение холопства на Руси конца Х — начала ХI века

•Часть вторая. Восточнославянское данничество ◦

Даннические отношения восточных славян с иноземцами

Отношения данничества среди восточного славянства

К вопросу о древнерусском полюдье

И.Я. Фроянов РАБСТВО И ДАННИЧЕСТВО У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН (VI-X вв)

Под редакцией доктора исторических наук .А.Я.Дегтярева

Издательство Санкт-Петербургского Университета

ББК 63.3(2)41 Ф 91

Ф91 Рабство и данничество у восточных славян.— СПб.: Издательство С.-Петербургского университета,1996.—512 с.

Новая книга И.Я.Фроянова посвящена двум важнейшим проблемам истории восточного славянства — рабству и данничеству. Тщательно изучив доступные современному исследователю источники, автор приходит к выводам, существенно отличающимся от представлений, широко распространенных в новейшей отечественной исторической литературе. Рабовладение и даннические отношения он рассматривает не только как элементы производственных и социальных связей, но и как проявления духовной и нравственной жизни восточных славян VI-X вв.

Читать еще:  Игры на елке в детском саду. Активные новогодние игры для большой компании

Для научных работников, преподавателей и студентов гуманитарных вузов, всех, кто интересуется древней историей России.

Игорь Яковлевич Фроянов

РАБСТВО И ДАННИЧЕСТВО У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

Редактор Р. Г. Тихонова Художник А. Г. Абрамович Компьютерный набор и верстка О. В. Шатаевой Корректор О. В. Михайлова

Лицензия ЛР №040050 от 15.08.96 г.

Подписано в печать 10.12.96. Формат 60×90 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Уел. печ. л. 32,0. Уел. кр.-отт. 32,13. Уч.-изд. л. 28,32. Тираж 2000 экз. Заказ 3331.

Издательство СПбГУ. 199034, С.-Петербург, Университетская наб., 7/9.

Типография № 1 ВО «Наука». 199034, Санкт-Петербург, 9-я линия, 12.

(с) И.Я. Фроянов, 1996 (с) Издательство

С.-Петербургского университета, 1996

ИЗДАНИЕ ПОДДЕРЖАНО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММОЙ «НАРОДЫ РОССИИ: ВОЗРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ»

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

Глубокие социально-экономические и политические перемены, происходящие ныне в российском обществе, вызвали подъем исторического самосознания нашего народа. Вновь, как и не раз прежде, встал вопрос о путях развития России, ее роли и значении во всемирной истории. Историки, дебатирующие этот вопрос, решают его неоднозначно, предлагая два различных по сути подхода. Одни из них, рассуждая о модернизации России, связывают ее с приобщением к западно-европейской цивилизации, с теми стадиями, которые проходило западное общество. Они ведут речь о возвращении России к капитализму после неудавшегося большевистского эксперимента построения социализма и коммунизма «в отдельно взятой стране». Другие исследователи показывают специфику российской истории, стремятся найти собственное место России в мировом развитии. Будущее России им видится не через примитивное копирование западных образцов, а через возрождение вековых национальных традиций, в которых превалируют не индивидуальные, а коллективные ценности, где основополагающей является не частная собственность, разъединяющая людей, а общинно-государственная собственность, способствующая их объединению. К числу этих исследователей принадлежит И. Я. Фроянов, работы которого по истории средневековой России приобрели широкую известность в науке.

Своим научным творчеством И. Я. Фроянов отчасти как бы предвосхитил изменения, происходящие сейчас в историческом сознании российского общества. В историческую науку он вошел ярко и самобытно, с арсеналом идей, разрушающих привычные в советской историографии стереотипы, относящиеся к ранней истории России, что открыло возможность нестандартного осмысления русские исторического процесса вообще. В отстаивании научных убеждений ему пришлось пережить немало трудностей, нападок и даже гонений. 1 Уже первая написанная им книга «Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории» встретила в охранительных академических кругах активное неприятие. 2 Но И.Я.Фроянов устоял в борьбе, отвечая сановным недругам новыми и новыми трудами, судьба которых, впрочем, была порою драматичной. 3

Совсем недавно, в 1995 году, вышла в свет его капитальная книга «Древняя Русь: Опыт исследования истории социальной и политической борьбы», являющаяся за последние сорок лет (после публикации известной книги акад. М. Н. Тихомирова в 1955 году) первым и пока единственным обобщающим научным исследованием по истории социальной и политической борьбы на Руси IX-начала XIII столетия. Главный пафос данной книги И.Я.Фроянова направлен против чересчур преувеличенных представлений о роли классовой борьбы в развитии древнерусского общества, укоренившихся в советской историографии Киевской Руси. И вот теперь перед нами еще один труд историка, посвященный рабству и данничеству у восточных славян VI-X вв. и восполняющий существенный пробел в исторической науке, поскольку она до сих пор не располагает монографическим исследованием на указанную тему. Есть еще другое обстоятельство, придающее важное значение настоящему труду И. Я. Фроянова.

Взгляд на общественный строй восточных славян и Древней Руси у современных историков во многом обусловлен их пониманием проблемы рабства и особенно даннических связей. Именно на основе толкования дани как феодальной ренты сложилась теория государственного феодализма, господствовавшего якобы на Руси. И. Я. Фроянов убедительно опровергает эту теорию, показывая ее несостоятельность.

Весьма интересным и в научном плане перспективным является стремление автора вывести рабовладение и данничество за рамки производственных и социальных отношений в сферу духовной и нравственной жизни, или в ментальную область. Это придает исследованию автора книги более объемный, всесторонний и системный характер, поднимая его на новый, более высокий, соответствующий современным требованиям, научный уровень. Довольно любопытны наблюдения, касающиеся происхождения войн как действ, имеющих прямую связь с религиозными воззрениями древних людей.

Не сомневаюсь, что книга И. Я. Фроянова, выдержанная в лучших стилевых традициях русской исторической науки, будет прочитана читателем с живым интересом и станет заметной вехой в познании отечественной истории.

Источники:

http://poisk-ru.ru/s46754t3.html

http://www.bibliotekar.ru/3-1-80-vostochnye-slavyane/71.htm

http://www.litmir.me/br/?b=559965&p=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector