Николай александрович бердяев (1874–1948). Николай бердяев

Бердяев николай Александрович (1874 1948) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Евсеева Елена Николаевна

Текст научной работы на тему «Бердяев николай Александрович (1874 1948)»

М А Т Е Р И А Л Ы Д Л Я С А Й Т А «ЗАРУБЕЖНАЯ РОССИЯ»

Адрес сайта: zaross.rsuh.ru

Помещаемые на сайте материалы войдут в СБ-КОМ «Зарубежная Россия (1920 — 40-е гг.): Энциклопедический словарь», подготовка которого осуществляется на кафедре отечественной истории новейшего времени ИАИ РГГУ при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 0 001-12023в.

БЕРДЯЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1874 — 1948)

Николай Александрович Бердяев — философ, религиозный мыслитель и публицист — родился 6 марта 1874 г. в Киеве. Происходил он из старинного дворянского рода.

Бердяев получил начальное домашнее образование, хорошо владел немецким и французским языками. С детства зачисленный по семейной традиции в пажи, в 1887 — 1891 гг. учился в Киевском и Владимирском кадетских корпусах, после чего вместо поступления в Пажеский корпус около трех лет готовился к сдаче экзаменов на аттестат зрелости для поступления в университет.

С 14-ти лет он полюбил чтение философских книг: Гегеля, Канта, Шопенгауэра и других. Так же рано он осознал и свое призвание — быть философом, «человеком, который посвятит себя исканию истины и раскрытию смысла жизни». Со второй попытки, в 18 94 г., он получил аттестат зрелости Киево-Печерской гимназии.

В 18 94 — 18 97 гг. Николай Бердяев учился в Киевском университете Св. Владимира: год на естественном отделении Физико-математического факультета, затем — на Юридическом факультете. Занимался самообразованием, написал первую самостоятельную работу — антикантианский этюд «О морали долга и о морали сердечного влечения». Участвовал в работе кружка, собиравшегося на квартире Г. Челпанова, приват-доцента университета, читавшего необязательный курс критики марксизма; а также студенческого марксистского Центрального кружка саморазвития и Киевского «Союза борьбы за освобождение

рабочего класса». Уже тогда у Бердяева проявились способности лектора и страстного полемиста.

В 18 97 г. Бердяев впервые был арестован за участие в студенческой демонстрации. Вторично его арестовали в 18 98 г. по обвинению в участии в антиправительственных выступлениях. В 190 0 г. был выслан на три года в Вологодскую губернию под гласный надзор полиции.

В 1898 г. состоялся литературный дебют Бердяева: в журнале «Мир Божий» были опубликованы две его рецензии. В 18 99 г. он написал свою первую самостоятельную статью — « Ф.А.

Ланге и критическая философия в ее отношениях к социализму». В 1900 г. завершил работу над книгой «Субъективизм и индивидуализм в общественной философии», представлявшую собой критический этюд о Н.К. Михайловском, в котором «идеи марксизма сочетались с идеализмом».

Ссылку отбывал вместе с А. Богдановым, А. Ванновским, А. Луначарским, А. Ремизовым, Б. Савинковым, П. Щеголевым. Годы, проведенные в ссылке, Бердяев посвятил занятиям философией. Именно там произошел переход «от марксизма к идеализму».

В 1904 — 1907 гг. он жил в Петербурге. А с января 1909 г., после заграничного путешествия, обосновался в Москве.

Бердяев стал свидетелем и одним из творцов того процесса, который сам же назвал «русским ренессансом начала ХХ века». Он принимал участие в работе Киевского, Московского памяти Вл. Соловьева и Петербургского религиозно-Философских обществ (РФО), был действительным членом Психологического общества при Московском университете. Бывал на знаменитых «средах» «на башне» у Вяч. Иванова, на «воскресеньях» у В. Розанова, на заседаниях: московского православно-богословского кружка М. Новоселова, Академии изящных искусств у А. Скрябина, кружка «Православное возрождение», Общества свободной эстетики, Московского литературно-художественного кружка. Религиознофилософские собеседования устраивались и в доме Бердяевых в Москве.

По приглашению Д. Мережковского и З. Гиппиус вместе с С. Булгаковым он вошел в состав редакции журнала «Новый путь», а в 1905 г. редактировал его продолжение — журнал «Вопросы жизни». Печатался в журналах «Вопросы философии и психологии», «Мир Божий», «Полярная звезда» и других. Принимал участие в сборниках «Проблемы идеализма» и «Вехи».

За статью «Гасители духа» (1913 г.), направленную против Святейшего Синода, который олицетворял для Бердяева официальное православие, против него было возбуждено дело по обвинению в богохульстве. Прекращено оно было только после Февральской революции.

В 1914 г. Бердяев издал книгу «Смысл творчества. Опыт оправдания человека», заложившую основы его оригинальной религиозно-философской системы. Книга вызвала неоднозначную оценку и споры.

События 1917 г. Бердяев пережил как «момент своей собственной судьбы, а не как что-то извне ему навязанное».

Будучи идейным противником большевизма, он вместе с тем после октября 1917 г. испытал творческий подъем и всплеск общественной активности. В 1917 — 1918 гг. им написано свыше 40 публицистических статей, опубликованных в «Накануне», «Народоправстве», «Русской свободе» и других изданиях. В ряде статей Бердяев определял смысл происходящего, истоки революции, высказывал предположения о дальнейшем развитии событий.

В первой половине 1918 г. на квартире Бердяева возникла Вольная академия духовной культуры (ВАДК), получившая официальный статус осенью 1919 г. В ВАДК он читал курс лекций по философии истории и философии религии.

В 1918 — 1920 гг. он работал в Государственном институте слова, Московском университете, Российской Академии художественных наук и других научных учреждениях и учебных заведениях. В это время им были написаны книги «Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии» и «Философия Достоевского».

В первый раз Бердяев был арестован ВЧК в 192 0 г. по делу «Тактического центра», второй раз — в 1922 г. по обвинению в антисоветской деятельности. Ему было объявлено решение Политбюро ЦК РКП(б) и Президиума ВЦИК о его бессрочной высылке из Советской России.

В 1922 — 1924 гг. Бердяев жил в Берлине, рассматривая Германию как переходный пункт между Россией и Западной Европой. В конце 1922 г. на квартире Бердяева по инициативе П.Б. Струве состоялась встреча философов, высланных из России, и участников Белого движения, на которой Бердяев в резкой форме отмежевался от «Белой идеи», считая, что нельзя возлагать надежды на насильственное ниспровержение большевизма, ибо он может быть преодолен только медленным внутренним процессом религиозного покаяния и духовного возрождения русского народа.

В Берлине Бердяев продолжил культурно-просветительскую и преподавательскую деятельность. В 1922 г. по его инициативе и при содействии Американского христианского союза молодых людей была открыта Религиозно-философская академия (РФА), продолжившая традиции прежних РФО и ВАДК. Как и в Москве, Бердяев читал лекции и вел семинарий. Одновременно он являлся деканом отделения и членом ученого совета Русского научного института для обучения русских студентов, открытого в феврале 1923 г.; в институте он читал популярный курс по истории русской мысли.

Читать еще:  Средняя численность за квартал формула. Понятие среднесписочной численности

Осенью 1923 г. участвовал в работе первого съезда «Русского студенческого христианского движения» (РСХД). Он стал почетным членом совета РСХД и участвовал в съездах движения до 1936 г., когда, по его мнению, в движении стали преобладать правые группировки фашистского толка.

В 192 3 г. Бердяев опубликовал несколько книг, написанных еще в России. В Берлине им был написан этюд «Новое средневековье».

Летом 192 4 г. Бердяев по материальным соображениям переехал во Францию. Сначала снимал квартиру, а в 193 8 г. переехал в собственный дом в Кламаре, полученный в наследство от друга семьи — англичанки Ф. Вест. С 192 8 г. регулярно по воскресеньям у Бердяева устраивались собеседования с чаепитием, как в Москве и Берлине. В числе постоянных гостей были И. Фондаминский, Е. Извольская, М. Каллаш, Г. Федотов и другие.

В ноябре 1924 г. под председательством Бердяева в Париже начала работать Религиозно-философская академия. Он читал курсы лекций — «О проблемах христианства», «О современных духовных течениях» и другие; вел семинары — «Идолы и идеалы», «Основные течения современной европейской культуры» и другие.

С 192 5 г. принимал участие в собраниях Братства Св. Софии, читал лекции на собраниях Русского национального комитета.

Был, наряду с о. Булгаковым, Зеньковским, Федотовым и Фондаминским, одним из основателей «Лиги православной культуры».

С 192 4 г. и до своей кончины Бердяев был редактором издательства YMCA-Press. С 1925 г. по 1940 г. редактировал при участии Вышеславцева журнал «Путь. Орган русской религиозной мысли».

Страстный защитник свободы творчества, Бердяев в 1935 г. выступил в защиту Булгакова, указом митрополита Сергия обвиненного в ереси за свои богословские взгляды. В конце 1939 — начале 1940 гг. встал на сторону Федотова, получившего, по предложению митрополита Евлогия, ультиматум от преподавателей Богословского института о несовместимости преподавательской деятельности в православном учебном заведении с написанием статей на политические темы для изданий «левой» ориентации. Сотрудничал в популярных эмигрантских изданиях — «Дни», «Последние новости», «Современные записки», «Новая Россия».

Бердяев имел широкий круг общения с французским литературным, католическим и интеллектуальным миром. Принимал участие в международных встречах и конгрессах.

В 192 7 — 192 8 гг. в Париже была опубликована «Философия свободного духа», получившая премию Французской Академии моральных наук и ставшая в творчестве Бердяева началом пересмотра основных проблем христианства. Знаковыми были работы Бердяева: «О назначении человека. Опыт парадоксальной этики», «Я и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения», «Судьба человека в современном мире», «Дух и реальность. Основы богочеловеческой духовности», «Истоки и смысл русского коммунизма», «О рабстве и свободе человека.

Опыт персоналистической философии».

После оккупации Франции германскими войсками Бердяев с семьей и вместе с Мочульским уехал в Пила под Аркашоном, но после появления немцев и там они вернулись в Кламар. После нападении Германии на СССР Бердяев занял так называемую «просоветскую» позицию (говоря словами Бердяева, «естественно присущий ему патриотизм достиг предельного напряжения»). Во

время немецкой оккупации Бердяев почти нигде не выступал с публичными докладами и лекциями, посвятив это время «сосредоточенному философскому творчеству». Стал членом «Союза патриотов», сочувствовал движению Сопротивления, печатался в газете «Русский патриот». Участвовал в работе Центра философских и духовных исследований М. Дави.

Под влиянием трагических событий Второй мировой войны Бердяев начал переосмысливать традиционную христианскую метафизику. Об этом говорят его работы «Русская идея», «Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого», «Истина и откровение. Пролегомены к критике откровения».

Годы, прожитые Бердяевым во Франции, стали для него «эпохой усиленного философского творчества».

Бердяев умер за письменным столом 2 4 марта 194 8 г. Был похоронен на кладбище в Кламаре.

Бердяев Бердяев Н.А. Н.А.

Бердяев Бердяев Бердяев Н.А. Н.А. Н.А.

Бердяев Бердяев Н.А. Н.А.

Ермичев Вадимов А.А. А.В.

Эрос и личность. М Философия свободы.

Судьба России. М., 1990.

Смысл истории. М., 1990.

Истоки и смысл русского коммунизма.

Душа России. Л., 1990.

Русская идея. М.,2000.

Три свободы Н. Бердяева. М., 1990. Жизнь Н. Бердяева. Беркли, 1993.

Николай Александрович Бердяев (1874 — 1948)

Краткая биография: Родился 6 марта 1874 г. в родовитой дворянской семье. Отец Б. Был военным, затем председателем правления крупного банка. Окончил Киевский кадетский корпус, в 1894 – 1898 гг. учился на естественном, а затем на юридическом факультете Киевского университета. В 90-е гг. – «легальный марксист». Арестован в 1898 г. за участие в Киевском «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса» и в 1901 г. административно выслан в Вологду. В ссылке Б. перешёл с марксистских позиций на религиозно-философские, испытывал серьёзное влияние Ф. М. Достоевского и В. С. Соловьёва. Был одним из создателей получивших широкую известность сборников «Проблемы идеализма» (1902), «Вехи» (1909), «Из глубины» (1918). В 1904 г. Б. поселился в Санкт-Петербурге, где вместе с С. Н. Булгаковым организовал Религиозно-философское общество и журнал «Вопросы жизни». Входил в «Союз освобождения» и в 1905 – 1907 гг. был членом партии кадетов, после Первой русской революции отошёл от политической деятельности. Б. резко отнёсся к Октябрьскому перевороту 1917 г., однако не эмигрировал и не участвовал в борьбе с большевиками, считая, что возврат к прежним порядкам невозможен. В 1918 – 1919 гг. работал в Главном архивном управлении, затем в начале 1919 г. он был избран профессором философии Московского университета, а осенью 1919 г. учредил Вольную академию духовной культуры, где вёл семинар по творчеству Ф. М. Достоевского. Был арестован и выслан за границу в 1922 г., два года провёл в Праге и Берлине, а в 1924 г. поселился в Париже. В 1925 – 1940 гг. издавал религиозно-философский журнал «Путь». После захвата немцами Парижа в 1940 г. помогал участникам движения Сопротивления, после войны – поддерживал Советский Союз. Умер 24 марта 1948 г. в Кламаре, под Парижем.

Основные труды:«Субъективизм и индивидуализм в общественной философии» (1901),

«Новое религиозное сознание и общественность» (1907),

«Духовный кризис интеллигенции» (1910),

«Философия свободы» (1911),

«Смысл творчества» (1916),

«Судьба России» (1918),

«Смысл истории» (1923),

«Новое средневековье» (1924),

«Философия свободного духа» (1927),

«О назначении человека» (1931),

«Истоки и смысл русского коммунизма» (1937),

«Русская идея» (1946),

Концепция истории. В своём творчестве Бердяев разделял философию истории и собственно историческую науку. Это прослеживается в выявлении им сферы исследования той и другой. Если в центре теоретических интересов исторической науки находится концепт «историзма», то для философии истории – «исторического». Историческая наука имеет дело с миром исторических событий, совершающихся в разорванном времени одно после другого, вытесняющем это другое. В историческом же, являющимся сферой философии истории, раскрывается божественная сущность бытия и духовная сущность самого человека. Историческое является реальностью особого рода, в которой человек является одновременно и субъектом и объектом истории, а настоящее пребывает в прошлом и будущем.

Читать еще:  К чему снится задушить человека. Магия чисел

Проблема исторического неразрывно связана с вопросом о природе и специфики времени, о соотношении времени и вечности, потому что история есть процесс во времени, укорененном в вечности. Бердяев различает три времени: время космическое, историческое и экзистенциальное, или «метаисторическое». Время космическое равномерно и имеет метрическое измерение. Время историческое как бы вставлено во время космическое и потому оно тоже может иметь метрическое измерение по десятилетиям и векам. Но оно направлено к грядущему, к новизне. В нем каждое событие неповторимо. Время экзистенциальное не измеряется метрически, его длительность зависит от напряженности переживаний, здесь нет различия между прошлым и будущим, концом и началом, но совершается вечная мистерия духа. История происходит в своем историческом времени. Но она не зачинается в нем и не может в нем кончиться. История причастна ко времени космическому, но по отношению к нему она оказывается лишь подчиненной частью природного процесса, для которого ее существование не имеет никакого смысла. Экзистенциальное время внедряется в историческое время через прорывы метаисторического начала в творчестве. Именно вследствие этого в истории происходят развитие, обогащение, возврат «к чистым истокам».

Историческое время протекает от прошлого через настоящее к будущему. Причем на эмпирическом уровне будущее «пожирает прошлое», превращая жизнь в кладбище, где на костях умерших отцов воздвигается новая жизнь сынов. В этом процессе настоящее оказывается ускользающе малой величиной, которое поэтому легко приносится в жертву будущему. Но в истории через дурное, разорванное время проявляется истинное метаисторическое время, в котором прошлое живет в настоящем и продолжается в будущем. Поэтому, подчеркивает Бердяев, нет ничего важней для исторического познания, как установление должного отношения к прошлому и будущему, необходимо преодолеть тот культ будущего, во имя которого различные теории прогресса приносят в жертву настоящее, предавая забвению прошлое. Разрыв между вечным и временным, между прошлым и будущим есть величайшее заблуждение сознания, служащее препятствием на пути создания подлинной философии истории.

Чтобы проникнуть в тайну исторического, философ должен погрузиться в историю и постигнуть ее как свою судьбу. Это тождество достигается через историческую память как некоторое духовное отношение к «историческому» в историческом познании, которое в результате оказывается внутренне, духовно преображенным и одухотворенным. В определенном смысле историческая память обеспечивает победу вечности над забвением и смертью.

Философия истории возможна постольку, поскольку она содержит профетический (пророческий) момент. Она всегда пытается открыть смысл, который может быть явлен лишь в будущем. На этом основаны все пророчества о «светлом будущем», в форме ли хилиастского ожидания тысячелетнего Царства Божьего на земле или коммунистического рая. Вместе с тем философия истории есть пророчество не только о будущем, но и о прошлом, так как и о нем, она судит с позиций идеала будущего. С этих позиций Б. проводит последовательную критику теории прогресса, с ее верой в светлое будущее человечества.

Существуя в истории человек, по Бердяеву, не может скинуть с себя её бремени. История является путем, по которому он должен идти, является судьбой человека. Но история равнодушна к человеку, поскольку преследует не человеческие цели, а цели цивилизаций, государств, наций, классов и при этом всегда вдохновляется идеалами экспансии и силы. История использует человека в качестве материала для нечеловеческих целей. И в этом смысле вся история делалась и делается как преступление. Она развивается по законам античеловеческой морали. В ней господствуют эгоизм, борьба классов, войны между государствами, насилие всякого рода.

Действие рока в истории вытесняет действие Бога и человеческой свободы, порождает свои воплощения, насыщенные враждой и ненавистью. Поэтому между историей и человеком, путями истории и путями человеческими всегда существует глубочайший конфликт. Но, несмотря на это люди, не могут перестать быть историческими существами. Человек втягивается в историю, подчиняется ее року и одновременно сопротивляется истории, противопоставляя ей ценность личности, своей индивидуальной судьбы. Однако в пределах земной истории этот конфликт неразрешим. Но у истории, кроме земного пути есть свой сокровенный метаисторический смысл, который прорывается в земную историю, просветляет и направляет ее путь. Этот смысл, согласно Бердяеву, и открывается в движении к Царству Божьему, откровенно обозначившемуся явлением Христа.

Однако переход от истории к метаистории возможен только на основе свободы человека. Погруженная в объективированный, падший мир, личность сознает себя творческой субстанцией, действующим виновником, а не только объектом, тем паче жертвой истории. Она может возвышаться над эмпирическими условиями своего существования, что является доказательством ее не-эмпирической природы. Вместе с тем абсолютная свободы личности предполагает свободу зла, а значит и непредсказуемость исторического процесса. Таким образом, в абсолютной свободе, совершенно иррациональной — разгадка трагедии мировой истории. Свобода есть метафизическая основа истории, которая рассматривается Бердяевым как драма, или мистерия свободы в отношениях между Богом и Его другим — человеком. Свобода придает напряжение, драматизм их отношениям. В результате человеческая судьба есть не только земная, но и небесная, не только историческая, но и метафизическая судьба, не только человеческая драма, но и драма Божественная.

И поскольку история не имеет смысла в себе, а имеет метаисторический смысл, постольку неизбежен конец истории и суд над ней, представленный в мифологеме апокалипсиса. Б. полагает, что это будет суд во имя человеческой личности и конца бесчеловечной истории. В этом смысле апокалипсис — это не только откровение конца истории, но и откровение конца зла внутри истории.

Таким образом, проблема отношения человека и истории разрешима только на почве эсхатологии, т.е. философии истории как учения о конце земной истории и ее завершении в вечности, в Царстве Божием. Но наступление его не придет само собой или милостью Божией. Оно «уготовляется человеком», зависит от его творческих усилий. Но и Бог не безучастен в этом процессе, он направляет творческие силы человека к созиданию высших ценностей, концентрация которых способна прорвать жесткие законы необходимости «падшего» мира и послужить зародышем нового цикла существования вечности. История рассматривается Бердяевым, как и Соловьёвым, как Богочеловеческий процесс.

Судьба России. В «Судьбе России» (1918) Бердяев прогнозирует мессианскую роль России в мировом историческом процессе. В духе своих апокалиптических настроений эту надежду он связывал с войной. Россия ещё не вошла по настоящему в жизнь европейского человечества. И поэтому он надеялся, что благодаря войне «творческий дух России займет, наконец, великодержавное положение в духовном мировом концерте».

Читать еще:  Празднование Хэллоуина для детей и взрослых — традиции Дня мертвых.

Исследуя в данной работе русское национальное самосознание, Бердяев артикулирует в нём несколько антиномичных пар (Россия и самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире и одновременно самая государственная и бюрократическая страна, величайшая империя; и т. д.). Корень этих и других антиномий мыслитель видит в экзистенциальных особенностях русской души — в превалировании в ней женского начала, в отличие от мужественного, характерного для духа европейских народов, прошедших школу рыцарства и монашеской аскезы. Отсюда терпение, покорность судьбе, переходящие в апатию и лень. Бердяев надеялся, что испытание войной пробудит, наконец, в России дух мужества, покажет миру ее мужественный лик и установит должное отношение европейского Востока и европейского Запада.

Второе основание антиномичности развития России Бердяев видел в серединном положении России между Востоком и Западом. Россия не может противопоставлять себя Западу, равно как и стремиться стать Западом. Россия должна сознавать себя Востоко-Западом, ее призванием является соединение двух миров, а не разъединение их. Но и Западу нужна Россия как «свое-другое», которое позволит ему преодолеть ограничивающую его самонадеянность.

Философ надеялся, что мировая война выведет Россию на простор мировой жизни и позволит ей выполнить ее великую историческую миссию. Но для этого она должна быть культурно, по-европейски преобразована. Причем такая «европеизация» совсем не означает денационализации. Напротив, как подчеркивает Бердяев, всякому мессианскому служению должна предшествовать положительная национальная работа, духовное и материальное очищение нации, укрепление и развитие духовных основ ее национального бытия.

Он вновь возвращается к русской идее после второй мировой войны в работе «Русская идея» (1946). Бердяев считает, что в основе исторической судьбы России заложен и движет ею сокрытый смысл истории, выводящий ее из ограниченного во времени и пространстве провинциального мира исторических задач на простор космического мышления. На этом пути её подстерегают две опасности: опасность варваризации, обскурантизма анархии и прельщение «величием» власти царства кесаря. Тем не менее, Бердяев. верит, что Россия, преодолев соблазны земной истории, дойдет до осознания идеи космической общественности. Перед человечеством встанет проблема овладения и управления всей поверхностью земного шара с его океанами и материками, проблема сближения Востока и Запада, причем не только в привычном значении — России и Европы, — но и с подключением в мировой процесс Индии, Китая и мусульманского мира. В решении этой универсальной задачи на долю России выпадает великая миссия выступить «с благой вестью о наступлении Царства Божьего» с верой в осуществление иного мира на основе радикального преображения этого мира.

Тема 15. «Субъективная школа в отечественной историографии» (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Н.И. Кареев, В.М. Чернов и др.).

Семинарское занятие:

1.Субъективная школа в отечественной историографии. Связь субъективной школы с исторической наукой.

2.«Субъективный метод» в историческом познании. Креативное начало в историческом познании.

3.Историко-психологическая и историко-антропологическая проблематика в наследии русских субъективистов.

4.Естественнонаучные закономерности в общественной жизни.

5.«Формулы прогресса». Критически мыслящая личность и народ в истории. Свобода и закономерность в историческом развитии.

Источники:

Арнольди С.С. Задачи понимания истории. СПб.,1903.

Кареев Н.И. Теория исторического знания. СПб. 1913.

Лавров П.Л. Исторические письма.// Избр. Произв. Философия и социология. М., 1965. Т.2. Письма 3, 6.

Литература:

Историография истории России до 1917 г. Под ред. М.Ю. Лачаевой. Т.2. М., 2003.

Леонтьева О.Б. «Субъективная школа» в русской мысли: Проблемы теории и методологии. Самара, 2004.

Малявин С.Н. История русской социально-философской мысли. М.,2003.С.45-54, 63-73.

Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. М., 1999.

Развитие социологии в России (с момента зарождения до конца ХХ века). Под. Ред. Е.И. Кукушкиной. М., 2004.

109.201.137.33 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Краткий курс истории. Николай Бердяев. Социалист и мистик

70 лет назад, 23 марта 1948 года, не стало одного из величайших русских философов и религиозных мыслителей, представителя золотого века русской философии Николая Александровича Бердяева.

Обращенный к метафизическому

Николай Александрович родился 18 марта (н. ст.) 1874 года и происходил из дворянского рода Бердяевых, известного традициями офицерской службы. Бабушка Бердяева по материнской линии принадлежала к старинному французскому графскому роду Шуазёль-Гуфье. Как было принято у русских дворян XIX века, Николай Александрович получил домашнее образование. Обучался в Киевском кадетском корпусе, проникся философией и поступил в университет. В 1897 году, во время волны студенческих беспорядков, Бердяева, как участника, арестовали и сослали в Вологду. Постепенно Бердяев стал играть одну из важнейших ролей в движении, выступавшем с критикой взглядов революционно настроенной интеллигенции. Вместе с тем он считал себя социалистом, близким по взглядам к социал-демократам, но те не принимали его устремленности к трансцендентному, обращенности к метафизическому идеализму.

Эмиграция

Царская власть Бердяева не жаловала. В 1914 году он едва избежал ссылки в Сибирь за свою статью, написанную в защиту афонских монахов годом ранее. Ситуацию «спасла» начавшаяся Первая мировая война, а затем революция. Отношения у Бердяева, всегда стремившегося к свободе, как он ее понимал, с советской властью тоже не заладились. Его дважды арестовывали, а в 1922 году выслали первым рейсом «Философского парохода». Наблюдать за страшной войной 1941–1945 годов против СССР Бердяеву пришлось из оккупированной гитлеровцами Франции. К 1948 году философа семь раз номинировали на Нобелевскую премию по литературе. В 1946 году ему дали советское гражданство, однако умер Николай Александрович в эмиграции, за своим рабочим столом в доме во французском городе Кламар, где он жил с 1924 года.

Философия

В основе философии Бердяева лежат свобода и творчество. Это связано с тем, что он определял христианство как «религию свободы». Он очень тосковал по отсутствию в русской культуре рыцарского начала, из-за которого, как Бердяев считал, в России произошло ослабление мужского начала, и видел в этом причину многих русских бед. Бердяев называл это «вечно бабьим в русском характере», имея в виду пассивность, ожидание того, что придет некто сильный и все устроит. Как религиозный мыслитель Бердяев однажды отметил, что прийти к голодному человеку и начать проповедовать ему Духа Святого – это оскорбление для Духа Святого. Человека надо сначала накормить, иначе слова ничего не будут стоить, голодный их не услышит. Это и есть понимание рыцарского начала Бердяевым. Внутренний мир для Николая Александровича всегда был важнее, чем мир внешний – «мир объективации», как он его называл. Любовь и свобода, по Бердяеву, две важнейшие вещи в жизни, но они подчас вступают в страшный и неразрешимый конфликт.

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/berdyaev-nikolay-aleksandrovich-1874-1948

http://studopedia.ru/5_111955_nikolay-aleksandrovich-berdyaev—-.html

http://histrf.ru/biblioteka/b/kratkii-kurs-istorii-nikolai-bierdiaiev-sotsialist-i-mistik

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector