Царь федор рюрикович. Царь федор иванович

Содержание

Царь Федор Иоаннович: биография, годы правления, смерть

Первой женой Ивана Грозного была Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, происходившая из древнего боярского рода, выходцем из которого является и первый представитель Дома Романовых – царь Михаил Фёдорович. От неё появились на свет три сына. Старший из них, Дмитрий, умер во младенчестве, средний, Иван был убит в порыве гнева собственным отцом, а младшего – Фёдора — судьба уберегла, и по прошествии лет он унаследовал российский престол.

Третий сын грозного царя

Родился будущий царь Фёдор Иоаннович 31 мая 1557 года в урочище Собилка, находившемся в 6 км от Переславля-Залесского. Два памятника этому событию, возведённые по повелению самого Ивана Грозного, — крест-часовня на месте рождения сына и храм в честь святого великомученика Феодора Стратилата в Переславль-Залесском Феодоровском монастыре — сохранились до наших дней.

Мать царевич Фёдор знал только в раннем детстве. 7 августа 1560 года она скончалась при весьма странных обстоятельствах, наводящих на мысль об отравлении. Смерть любимой жены и связанные с этим переживания вызвали в царе глубокий психологический надлом в короткий срок, превратив его из доброго христианина в кровавого тирана, каким он и вошёл в отечественную историю.

Конец династии Рюриковичей

От рождения царевич Фёдор не являлся наследником престола, поскольку эта честь досталась его старшему брату Ивану, и лишь после его трагической смерти, последовавшей в 1581 году, он получил этот статус. Известно, что даже по своему складу он не подходил на роль самодержца. Тихий, глубоко набожный и, как свидетельствуют современники, слабоумный Фёдор, по словам отца, был создан для монашеской кельи, а не для трона. Об этом красноречиво свидетельствует прозвище Фёдора Иоанновича, под которым он вошёл в историю, – Феодор Блаженный.

В 1557 году Фёдор Иоаннович взял в жёны Ирину Фёдоровну Годунову, родную сестру ближайшего сподвижника и любимца Ивана Грозного – Бориса Годунова. Это брак устроил сам отец, желая породнить сына с наиболее верным ему боярским родом. До 35 лет у супругов не было детей, о которых они молили Бога, регулярно совершая паломничества в ближние и дальние монастыри. Лишь в 1592 году на свет появилась дочь, но прожить ей было суждено только 9 месяцев.

Так как их союз не принёс российскому престолу очередного наследника, то именно царь Фёдор Иоаннович стал последним представителем рода Рюриковичей. На нём оборвалась династия, правившая на Руси в течение 736 лет. Тем не менее брак с Ириной сыграл важную роль в дальнейшей истории страны – благодаря ему необыкновенно возвысился её брат Борис Годунов, восшедший впоследствии на российский престол.

Кем приходился царю Фёдору Иоанновичу Борис Годунов?

Поскольку при Иване Грозном наследником престола являлся его старший сын Иван, то младшего, Фёдора, никто не готовил к этой высокой миссии. С детства предоставленный самому себе, он проводил время в бесконечных молитвах и поездках по монастырям. Когда же Ивана не стало, то пришлось спешно навёрстывать упущенное.

Вот тут и оказался ко двору Борис Годунов, по родству приходившийся ему шурином, но, кроме этого, сумевший стать ближайшим доверенным лицом и наставником. Особенно же его роль возросла после кончины Ивана Грозного, открывшей сыну путь к власти.

С того момента, как в марте 1584 года внезапно скончался грозный царь, по Москве пошли слухи о его насильственной смерти. Начало им положил приказной дьяк – Иван Тимофеев, открыто обвинявший в убийстве двух бояр – Богдана Бельского и Бориса Годунова. Имел ли он на то реальные основания или нет, неизвестно, но тем не менее ряд исследователей полагает, что таким путём Годунов помог ускорить своему воспитаннику приход к власти.

Царские милости и пожертвования

Будучи человеком крайне религиозным, сразу после кончины отца Фёдор Иоаннович прежде всего позаботился об упокоении его души. С этой целью им было отправлено 1000 р. в Константинополь, а также щедрые дары в Александрию, Иерусалим и Антиохию, откуда вскоре прибыл в Москву патриарх Иоаким. Кстати, глава Русской церкви – митрополит Дионисий Московский (патриаршество в то время ещё не было учреждено в России) принял его весьма высокомерно, показывая, что своим богатством и положением при царе он превосходит его.

В день коронации, состоявшейся 10 июня 1584 года, новый государь всея Руси осыпал Годунова царскими милостями. Ему был пожалован чин конюшего, а также почётное звание ближайшего и великого боярина. В довершение всего государь назначил его наместником Астраханского и Казанского царств.

Борьба за место у трона

Ввиду того что с первых же дней царь Фёдор Иоаннович показал себя совершенно неспособным править страной, при его особе был создан регентский совет, состоявший из четырёх человек. В него вошли бояре Богдан Бельский (тот самый, возможный убийца Ивана Грозного), Никита Романович Юрьев, Иван Петрович Шуйский (будущий царь) и Иван Фёдорович Мстиславский.

У трона безвольного и слабоумного царя они составили весьма сильную группировку, и для получения в свои руки всей полноты власти Борису Годунову предстояла тяжёлая борьба, увенчавшаяся его победой. Умело манипулируя эгоистическими устремлениями каждого из членов регентского совета, он сумел добиться того, что в том же году Б. Бельского, обвинённого в измене, отправили в ссылку, Мстиславский был насильно пострижен в монахи, а Шуйский, наиболее сильный конкурент, попал в опалу. Полному же его триумфу способствовала внезапная смерть Никиты Юрьева.

После этого в течение всех 14 лет, в течение которых царь Фёдор I Иоаннович находился на троне, фактическое управление страной осуществлял Борис Годунов. Об этом, реальном положении вещей, прекрасно знали не только в России, но и за границей, поэтому иностранные дипломаты, вручив царю свои верительные грамоты, первым делом старались наладить отношения с его ближайшим боярином Годуновым.

Слава, пережившая царя

Справедливости ради следует отметить, что если царь Фёдор Иоаннович и оказался неспособен руководить страной, то у него вполне хватило ума не вмешиваться в правление более разумного и талантливого Бориса, прекрасно распоряжавшегося огромным государством. Благодаря этому в период Смутного времени все в один голос заявляли, что при нём (Фёдоре Иоанновиче – все лавры достались ему) государство процветало, а люди были счастливы и довольны своим правителем.

В результате этого после безвременной кончины царя Фёдора не только Москва, но и вся Россия желала видеть на троне продолжателя его дел. Сразу и без малейших колебаний власть была предложена Ирине – вдове почившего государя, а когда она отказалась, единственным кандидатом стал Борис Годунов. Именно купаясь в лучах славы своего предшественника он и сумел взойти на российский престол.

Когда же после его собственной кончины разгорелась борьба за власть, то каждый из претендентов пытался обосновать свои права на престол ссылками на прежнюю близость к Фёдору Иоанновичу. Кстати, и кандидатура первого царя из рода Романовых – Михаила Фёдоровича — была утверждена Земским собором именно из-за его родства с ним.

Мысль об учреждении патриаршества

Наиболее ярким историческим событием, ознаменовавшим годы правления Фёдора Иоанновича, стало установление на Руси патриаршества. Несмотря на то что после захвата Константинополя турецкой армией в 1453 году Русская церковь практически вышла из-под его контроля, она по своему статусу оставалась ниже остальных православных церквей, находившихся на территориях Османской империи. Это во многом снижало её международный авторитет.

В 1586 году на заседании Боярской думы царь Фёдор Иоаннович выступил с предложением обратиться к находившемуся тогда в России Антиохийскому патриарху Иоакиму с просьбой о содействии в деле учреждения на Руси собственной патриархии. Сложность заключалась в том, что для осуществления задуманного требовалось согласие предстоятелей остальных восточных православных церквей.

Первый патриарх на Руси

Благодаря его содействию собор Греческой церкви вынес по этому вопросу положительное решение, а затем, в 1588 году, в Москву для совершения священного обряда прибыл Константинопольский патриарх Иеремия. Поражённый блеском и роскошью царского дворца, он вначале вознамерился остаться в России навсегда и взять на себя управление сразу двумя патриархиями – Константинопольской и Московской, но поскольку россияне желали видеть во главе церкви своего соотечественника, ему пришлось отказаться от задуманного.

Читать еще:  К чему снится новый телефон девушке. У меня зазвонил телефон…

На Освящённом церковном соборе, состоявшемся 29 января 1589 года, из трёх претендентов на патриарший престол был избран митрополит Московский Иов, ставший первым Патриархом Московским и всея Руси. Его избранию всячески содействовал государь Фёдор I Иоаннович, питавший к нему глубочайшее почтение как к своему духовнику и советчику.

Ужесточение крепостного права

Внутренняя политика Фёдора Иоанновича отмечена дальнейшим закрепощением крестьян. Это выражалось в его указах, ограничивавших большинству из них переход от одного помещика к другому на основании закона о Юрьевом дне.

Дело в том, что, согласно ранее принятому уложению, 26 ноября каждого года (православный праздник Юрьев день) крестьяне, закончив полевые работы и расплатившись с барином, имели право уйти от него к другому хозяину. Однако в годы правления Фёдора Иоанновича были введены значительные ограничения категорий лиц, подпадавших под действие этого закона, а также установлен пятилетний срок розыска беглых крестьян.

Кроме того, проводимые им меры способствовали ещё большему закабалению крестьян, не сумевших в должный срок рассчитаться со своим барином. Согласно указу от 1586 года, все долговые (кабальные) записи стали оформляться официально и получили надлежащую юридическую силу.

Внешняя политика царя Фёдора

Во внешнеполитических вопросах деятельность царя Фёдора Иоанновича была направлена на установление прочных торговых и дипломатических отношений с целым рядом стран, среди которых особое место занимали Голландия и Франция. В результате весной 1585 года Москва и Париж обменялись послами.

Не менее успешно складывались отношения и с недавними врагами – Швецией и Речью Посполитой. Мирный договор, заключённый в 1587 году, позволил отвести войска от польско-литовской границы и с их помощью положить конец территориальным притязаниям шведского короля.

Возврат утерянных прежде земель и покорение Сибири

Значительным достижением дипломатов царя Фёдора Иоанновича стало заключение в мае 1595 года Тявзинского соглашения, в результате которого Россия вернула себе Ивангород, Корелы, Копорье и Ям. Как было сказано выше, несмотря на то, что вся инициатива находилась в руках Бориса Годунова, славу и благодарность потомков стяжал царь Фёдор Иоаннович.

Биография его будет неполной, если не упомянуть и ещё об одном важном событии – окончательном присоединении Сибири. Этот процесс, начавшийся ещё в прежние царствования, получил при нём своё завершение. На обширных территориях, раскинувшихся за Уральским хребтом, один за другим появлялись новые города – Тюмень, Нарым, Сургут, Берёзов и многие другие. В государеву казну ежегодно поступал обильный ясак – дань от коренных жителей этого богатого, но дикого края.

Смерть малолетнего царевича

История правления царя Фёдора Иоанновича была омрачена гибелью его младшего брата – наследника престола царевича Димитрия, отправленного вместе со своей матерью, шестой женой Ивана Грозного Марией Нагой в Углич. Обстоятельства смерти наводили на мысль о преднамеренном убийстве, в котором народная молва поспешила обвинить Бориса Годунова. Однако следственная комиссия, возглавляемая Василием Шуйским, не нашла тому никаких доказательств, в результате чего вопрос об истинной причине гибели наследника престола остаётся открытым и по сей день.

Конец жизни и царствования

Смерть Фёдора Иоанновича, последовавшая 17 января 1598 года, стала следствием тяжёлой болезни, из-за которой в последние месяцы жизни он не вставал с постели. Похоронили государя рядом с его отцом и старшим братом Иваном в правой части алтаря Архангельского собора Московского Кремля. Русской православной церковью он был канонизирован как святой благоверный Феодор I Иоаннович царь Московский, память которого отмечается дважды в год – 20 января и в первое воскресенье сентября, когда празднуется Собор московских святых.

И последнее. Многих интересует, какова была фамилия царя Фёдора Иоанновича. На этот вопрос ответа быть не может, поскольку фамилии как таковой ни у него, ни у его предков не было. Все представители прервавшегося на нём княжеско-царского рода могли бы ответить на этот вопрос словами из популярного фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Рюриковичи мы!»

ЦАРЬ ФЕДОР ИОАННОВИЧ

Когда на троне блаженный

У некоторых исторических личностей, вошедших и в наши учебники, и в русскую классическую традицию, и в массовое сознание, как будто два лица. Поколение за поколением интеллектуалы пытаются доказать, что одно из этих лиц истинно, а другое — не более чем маска, и даже не маска, а случайная ужимка.

В России знают двух Иванов Грозных — мудрого государственного деятеля и кровавого маньяка; двух Петров Первых — реформатора и тирана; двух Николаев Первых — жандарма Европы и просвещенного охранителя; двух Георгиев Жуковых — самодура, бездумно расходующего солдатские жизни, и талантливого полководца… Да разве только эти фигуры двоятся? О нет, прозвучали только самые громкие примеры.

Попытки отыскать золотую середину, пройти между Сциллой одного мифа и Харибдой другого приводят лишь к тому, что вместо цельной личности вырастает бесконечное: «с одной стороны, нельзя не заметить, зато с другой —

нельзя не признать». В таких случаях мудрая на первый взгляд умеренность приводит к пустоте, к расплывчатости. И споры разгораются с новой силой.

Наверное, самое разумное в таких случаях — выложить все основные аргументы, а потом честно и открыто высказаться в пользу одной из двух принципиально различных точек зрения: «Я считаю, что аргументы в пользу вот этой позиции перевешивают».

Государь Федор Иванович (1584–1598), или, по церковной традиции, Феодор Иоаннович, — именно такая «двоящаяся» персона в русской истории. Любопытно, что главная суть обоих образов этого государя лаконично сформулирована для образованной публики одним человеком — Алексеем Константиновичем Толстым.

В сатирическом стихотворении «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева» он одним четверостишием вывел силуэт расхожего мнения о Федоре Ивановиче:

За ним царить стал Федор,

Отцу живой контраст;

Был разумом не бодор,

Трезвонить лишь горазд.

Какой облик придают последнему государю-Рюриковичу эти строки? Дурачок, блаженненький, возможно, слабоумный…

Но тот же А. К. Толстой посвятил государю знаменитую, многократно ставившуюся пьесу «Царь Федор Иоаннович». И там царь предстает в совершенно ином свете. Это трагическая фигура, не лишенная обаяния, к тому залитая светом благодати. Не блаженненький — блаженный! Не дурачок, но по-настоящему добрый, бескорыстный, глубоко верующий человек.

Что он такое — видно из собственной реплики царя, произнесенной в споре с Годуновым:

Какой я царь? Меня во всех делах

И с толку сбить, и обмануть нетрудно.

В одном лишь только я не обманусь:

Когда меж тем, что бело иль черно,

Избрать я должен — я не обманусь.

Тут мудрости не нужно, шурин, тут

По совести приходится лишь делать.

По ходу пьесы князь Иван Петрович Шуйский, враг монарха, весьма низко оценивающий его человеческие качества, вынужден признать свою ошибку:

Бог не велит подняться на него —

Бог не велит! Я вижу, простота

Твоя от Бога, Федор Иоанныч, —

Я не могу подняться на тебя!

«Двоение» Федора Ивановича продолжается до наших дней. Для Русской Православной Церкви — это прежде всего святой, человек высокой нравственности и большого благочестия. Еще в первой половине XVII века он попал в святцы как «московский чудотворец».

Но если речь об этом монархе заходит в светской публицистике, то в большинстве случаев звучат пренебрежительные отзывы. За примерами далеко ходить не надо. Так, в свежей книге Петра Романова «Преемники: от Ивана III до Дмитрия Медведева» (2008) обнаруживается именно такой пассаж: «Везло ли русским на преемников? Иногда да. Чаще не очень. Бывало, что России от преемника приходилось избавляться “хирургическим путем”. А бывало, страна десятилетиями терпела такое, о чем и вспоминать стыдно. Обычно подобное случалось, когда на вершине властной пирамиды начинали доминировать интересы свиты. Тогда вопросы ума, профессионализма и порядочности преемника, не говоря уже об интересах государства и народа, отходили на задний план… Так и появлялись во главе страны юродивые (Федор Иоаннович), бывшие прачки (Екатерина I), не самые образованные правители (Анна Иоанновна)…»

и т. п. Преемник Ивана Грозного назван здесь «юродивым», но не в смысле юродства Христа ради, а как живой позор для страны.

Что ближе к истине?

Стоит выслушать обе стороны.

Корни высокомерного, уничижительного мнения относительно умственных способностей государя уходят в XVI столетие.

Английский торговый агент Джером Горсей писал о Федоре Ивановиче, что тот «прост умом». Французский наемник на русской службе Жак Маржерет писал несколько резче: «…власть унаследовал Федор, государь весьма простоватый, который часто забавлялся, звоня в колокола, или бóльшую часть времени проводил в церкви». Наиболее развернутая характеристика русского государя принадлежит перу Джильса Флетчера, английского дипломата. В частности, он пишет: «Теперешний царь (по имени Феодор Иванович) относительно своей наружности: росту малого, приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной; нос у него ястребиный, поступь нетвердая от некоторой расслабленности в членах; он тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется. Что касается до других свойств его, то он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей».

Читать еще:  Какие сны снятся с субботы на воскресенье. Сны с субботы на воскресенье

Эти три высказывания сделаны иностранцами, у которых не было оснований относиться к Федору Ивановичу с особенной приязнью или, напротив, с ненавистью. Из их слов видно общее мнение: русский монарх «прост» и не блещет интеллектом, но это добрый, спокойный и благочестивый человек.

К сожалению, вот уже несколько поколений отечественных историков и публицистов большей частью опираются в своих выводах не на эти свидетельства, а на другие, гораздо более радикальные. Их цитируют намного чаще —и с каким-то странным, «артистическим» пафосом. Так, без конца приводится фраза из шведского источника, согласно которой Федор Иванович — помешанный, а собственные подданные величают его русским словом durak. Кто, когда и за что обозвал так государя, остается за пределами этого высказывания, то есть оно бесконтекстно. Однако его очень любят люди с тягой к обличительным суждениям… Другая излюбленная фраза из того же ряда принадлежит польскому посланнику Сапеге, который счел, что у Федора Ивановича вовсе нет рассудка. Наверное, не имеет смысла лишний раз подчеркивать, что и польско-литовское государство, и шведская корона находились тогда в натянутых отношениях с Россией, а конфликт со шведами в конечном итоге был решен силой русского оружия. Ни у тех, ни у других не было ни малейших причин испытывать сколько-нибудь добрые чувства к вражескому правителю.

Впрочем, существуют и явно доброжелательные отзывы иностранцев, где акцент перенесен с «простоты ума» Федора Ивановича на его религиозность. Так, голландский купец и торговый агент в Москве Исаак Масса со всей определенностью говорит о русском царе: «очень добр, набожен и весьма кроток». И далее: «он был столь благочестив, что часто желал променять свое царство на монастырь, ежели бы только это было возможно». О слабоумии — ни слова. Конрад Буссов (немецкий ландскнехт, написавший в соавторстве с лютеранским пастором Мартином Бэром «Хронику событий 1584–1613 годов») с крайней неприязнью относился к Православию в целом. Но все-таки он признавал Федора Ивановича человеком «весьма благочестивым» и «на их московский лад» богобоязненным, отмечая, что царь больше интересовался делами веры, чем делами правления.

Итак, если пользоваться одними иностранными источниками, то картина получается неровная, лишенная цельности. Допустим, никто не отрицает благочестия Федора Ивановича. Совершенно так же никто не говорит о его способности самостоятельно решать государственные вопросы. А вот уровень его умственного развития оценивается по-разному. Кто-то считает его помешанным, а кто-то не видит никакой интеллектуальной недостаточности или, в худшем случае, отмечает «простоту ума».

Русские источники рисуют царя Федора Ивановича в другом свете. Знаменитый публицист XVII века Иван Тимофеев, автор историко-философского трактата «Временник», писал о сыне Ивана Грозного с восхищением, в тонах превосходной степени. Самому Ивану Васильевичу не досталось и трети таких похвал — с ним Тимофеев обошелся без особого пиетета.

Для того чтобы понять, как далеко простирался восторг Ивана Тимофеева, стоит привести обширную цитату из его произведения: «Своими молитвами царь мой сохранил землю невредимой от вражеских козней. Он был по природе кроток, ко всем очень милостив и непорочен и, подобно Иову, на всех путях своих охранял себя от всякой злой вещи, более всего любя благочестие, церковное благолепие и, после священных иереев, монашеский чин и даже меньших во Христе братьев, ублажаемых в Евангелии самим Господом. Просто сказать — он всего себя предал Христу и все время своего святого и преподобного царствования; не любя крови, как инок, проводил в посте, в молитвах и мольбах с коленопреклонением — днем и ночью, всю жизнь изнуряя себя духовными подвигами… Монашество, соединенное с царством, не разделяясь, взаимно украшали друг друга; он рассуждал, что для будущей (жизни) одно имеет значение не меньше другого, [являясь] нераспрягаемой колесницей, возводящей к небесам. И то и другое было видимо только одним верным, которые были привязаны к нему любовью. Извне все легко могли видеть в нем царя, внутри же подвигами иночества он оказывался монахом; видом он был венценосцем, а своими стремлениями — монах».

В государственной летописи сохранилось описание начальных дней царствования этого государя. Нигде не видно никаких признаков слабоумного поведения — напротив, когда проходил обряд венчания на царство, Федор Иванович дважды публично выступал с речами, утверждая свое желание повторить эту церемонию, впервые введенную при его отце. Конечно, сейчас трудно судить, сколь точно передано летописцем содержание монарших речей. Но сам факт их произнесения никаких сомнений не вызывает: англичанин Горсей, беспристрастный свидетель происходящего, тоже пишет о том, что царь прилюдно держал речь.

Можно ли представить себе слабоумного в роли оратора?

Царь Федор Иоаннович (слева) и царь Иоанн IV (Грозный) (справа).

Несмотря на очевидное внешнее сходство, эти правители оказались очень разными.

Реконструкция М. Герасимова. Фото Shakko

Итоги тихого жития

Исключительно важно свидетельство неофициального, иными словами, частного исторического памятника — «Пискарёвского летописца». От неподконтрольного правительству летописного повествования естественно ждать оценок, радикально расходящихся с теми, которые «спущены сверху». И действительно, «Пискарёвский летописец» заполнен разоблачительными высказываниями. Так, об опричнине там написано немало горьких слов. Ее введение ставится Ивану IV в укор. Да и сам этот государь предстает, мягко говоря, небезупречной фигурой: летописец не забыл перечислить шесть (!) его жен. А православному человеку больше трех раз вступать в брак не полагается…

Что же сообщает «Пискарёвский летописец» о Федоре Ивановиче? О нем сказано столько доброго, сколько не досталось никому из русских правителей. Его называют «благочестивым», «милостивым», «благоверным», на страницах летописи приводится длинный список его трудов на благо Церкви. Кончина его воспринимается как настоящая катастрофа, как предвестие худших бед России: «Солнце померче и преста от течения своего, и луна не даст света своего, и звезды с небеси спадоша: за многи грехи християнския преставися последнее светило, собратель и облагодатель всея Руския земли государь царь и великий князь Федор Иванович…» Обращаясь к прежнему царствованию, летописец вещает с необыкновенной нежностью: «А царьствовал благоверный и христолюбивый царь и великий князь Феодор Иванович… тихо и праведно, и милостивно, безметежно. И все люди в покое и в любви, и в тишине, и во благоденстве пребыша в та лета. Ни в которые лета, ни при котором царе в Руской земли, кроме великого князя Ивана Даниловича Калиты, такие тишины и благоденства не бысть, что при нем, благоверном царе и великом князе Феодоре Ивановиче всеа Русии».

Вот такой был durak!

Похоже, слабоумным Федор Иванович представлялся только тем, кто привык к язвительной, глумливой премудрости и беспощадной жестокости его отца. Конечно, после «грозы», присущей царствованию Ивана Васильевича, его сын мог выглядеть в глазах служилой аристократии слабым правителем… Но при его «слабости», «простоте» и «благочестии» дела государства устроились лучше, чем при неистовом родителе.

Именно при Федоре Ивановиче на Руси было введено патриаршество.

За все годы его правления крымцы не сумели пробить брешь в русской обороне, а вот Иван Васильевич в 1571 году позволил им сжечь столицу.

На Урале и в Западной Сибири подданным русского царя удалось закрепиться лишь при Федоре Ивановиче. Атаман Ермак, начавший войну с Крымским ханством еще при Иване Васильевиче, как известно, был убит, а войско его разгромлено. Зато служилые люди с именами не столь знаменитыми несколько лет спустя сумели успешно продвинуться в том же направлении.

Наконец, Иван Грозный проиграл главную войну своей жизни — Ливонскую. Он не только утратил все завоеванное неимоверными усилиями, но и отдал врагу часть Новгородчины. При Федоре Ивановиче грянула новая война. Царь лично отправился в поход и участвовал в боевых действиях. Отпустили бы правителя с полками, если бы он был беспомощным идиотом? И кого могла бы вдохновить в войсках подобная фигура? Очевидно, что государь в глазах десятков тысяч военных людей не выглядел ни «юродивым», ни «помешанным». В результате ожесточенной борьбы Россия отбила тогда у шведов Ям, Копорье, Ивангород и Корелу. Москве удалось добиться частичного реванша за прежнее поражение в Ливонии.

Карта Руссии, составленная Гесселем Герритсом по оригиналу царевича Федора Борисовича.

Гравюра по меди, 1613-14 г. Из атласа Блау, Амстердам, 1640-70 г.

Остается подвести итоги. Федор Иванович был человеком необыкновенно чистой, нравственной жизни, а в благочестии равнялся инокам из дальних обителей. Иностранцы, особенно те, кто имел причины к вражде с русским государством, порой отзывались о царе как о сумасшедшем или о сущем простаке. Но факты свидетельствуют об ином. Государь не был ни помешанным, ни слабоумным. «Простота» его, вернее всего, была простотой не умственно отсталого, а блаженного, «Божьего человека».

Память святого благоверного царя Феодора Иоанновича отмечается 7 (20) января.

Илл. в анонсе: Царь Федор Иоаннович.

Хромолитография (1840-е г.) c надгробного портрета-парсуны (1630-е г.)

Фёдор Иванович, царь: биография, годы правления

Реальная личность царя Федора I Ивановича, несмотря на сравнительно короткий исторический отрезок времени (460 лет), который отделяет нас от него, скрыта. Весь вопрос крутится вокруг того, был ли он слабоумным или нет. На это мы попытаемся дать ответ. Осталось мало источников, дающих его правдивый образ. Этого государя заслоняют две мощные фигуры: отец Иван Грозный и соправитель Борис Годунов. Наши историки воссоздают, а литераторы интерпретируют его как человека и правителя.

Читать еще:  Откуда пришло православие. История появления православия на руси

Конец династии Рюриковичей

В XVI веке на престол взошел первый русский царь Иван Васильевич. Он правил долго, более 50 лет, но крайне неровно, потрясая свои земли и семью люто-зверским характером.

Семья в детстве

Царственные родители любили друг друга и прожили к моменту рождения Федора десять лет, деля и радости, и скорби. У царевича был старший брат Иван. Разница в возрасте у них была три года. Подрастая, они станут играть вместе, и за ними наблюдают любящие родители. Но в год рождения царевича, крещеного в Чудовом монастыре, в 1557 году, никто еще не знает, что мир и тишина только пока стоят над страной. Это последний безмятежный год. В 1558 году начнется долгая, на четверть века, кровопролитная Ливонская война. Она омрачит все его детство. А после смерти матери о царевиче, которому было тогда три года, почти нет сведений. Отец ездит по богомольям и не берет сына с собой. Он уезжает, возглавляя войско, на войну, и пятилетний мальчик, провожая его, не знает, вернется ли он назад. А потом в царских покоях пойдет череда жен, которые видят в Иване и Федоре препятствие своим детям к престолу, и о душевной теплоте говорить здесь не приходится. Затаенную вражду мальчики, конечно, испытали. Но в источниках практически нет сведений, как Иван Васильевич воспитывал младшенького. Известно, что с восьми лет брал его с собой на богомолья, позже приказывал присутствовать на государственных церемониях. Даже когда царевичу еще не исполнилось семи лет, он участвовал на возведении в сан митрополита Московского, и при учреждении опричнины он вместе с семьей и двором выехал в Александровскую слободу. В 10 лет отец взял его с собой в Вологду для осмотра. Так понемногу царевич Федор присматривался к государственным делам.

Женитьба

Сам батюшка выбрал сыну невесту из крепкого надежного клана Годуновых, но не слишком родовитого, такого, чтобы во всем зависели от царской семьи и были благодарны за столь высокую судьбу. А царевич, не думая о политических мотивах, просто привязался душой к своей супруге, умнице Ирине.

Смерть наследника

У царя всея Руси не доходили руки до полноценного воспитания младшего сына Федора. Всегда на первом плане стоял Иван Иванович. А когда его не стало, в 1581 году, то пришлось в 24 года серьезно приучать к государственным делам наследника Федора. А у того уже не было к ним интереса. Ведь раньше все внимание уделялось Ивану, а ты, Феденька, советовали ему, в церковь божью сходи, с монахами поговори, певчих послушай, да бас дьяконский, а то на охоту съезди.

Венчание на царство

Смерть Грозного в 1584 году окружена недомолвками и тайнами. Есть предположения, что его отравили или удушили, что, впрочем, достоверно не доказано. Но бояре, радуясь освобождению от мощного гнета тирана, державшего их железной рукой, подняли восстание, пользуясь слухами о таинственной кончине царя, и привели его к стенам Кремля. Переговоры с восставшими закончились тем, что они отступили, а зачинщиков сослали. На всякий случай удалили и малолетнего Дмитрия с матерью в Углич. Кто стоял за этими действиями? Ну никак не Федор Иванович. Царь этими делами не интересовался, он был пассивен. Всем заправляли великородные князья Шуйские, Мстиславские, Юрьевы.

Незадолго до восстания было венчание на царство, это произошло в день рождения Федора. Ему исполнилось ровно 27 лет. Церемония происходила так. Впереди шел Федор Иванович – царь, одетый в богатейшие уборы. За ним – высшее духовенство и далее вся знать по чинам. На его голову водрузили корону. На празднество было приглашено духовенство с Афона и Синайской горы, что означало важность события для всего Православного мира. Торжество длилось неделю.

Федор Иванович, царь: исторический портрет

Иностранцы, англичане, французы, шведы, поляки пытаются нас убедить в том, что Федор Иванович был слишком прост, чувствителен и чрезмерно набожен и суеверен, даже глуповат. Он слишком много времени проводил в монастырях. Но, вставая в 4 часа утра, по сведениям тех же иностранцев, помолившись, передав приветствия своей жене, занимающей отдельные покои, он принимал бояр, военачальников, членов Думы. Это говорит о том, что Федор Иванович – царь: он выслушивает вельмож и отдает указания.

Восприятие царя русскими людьми

Все они отмечают, что Федор I Иоаннович крайне благочестив и изнуряет себя духовными подвигами. А во время венчания на царство выступил с речами, в которых признаком скудоумия не отмечался. Бедный умом человек не выстоял бы всю церемонию и не смог бы произнести речь. А царь держал себя с подобающим достоинством. Русские летописцы называют его милостивым, и кончина его воспринималась как великое горе, которое может принести огромные бедствия. Что, кстати сказать, и сбылось.

Патриарх Иов, видевший царя каждый день и хорошо его знавший, высказывал свое живое восхищение государем. Царь предстает перед нами истинным подвижником веры, и сытая, спокойная жизнь при нем воспринималась, как благодать божья, сошедшая его молитвами на русскую землю. Все подчеркивают его невероятное благочестие. Поэтому прозвище царя Федора Ивановича было – Блаженный. А один из близких ему князей И.А. Хворостинин отметил любовь царя к чтению. Сам же отец его Иван Грозный, составляя завещание, когда был жив еще старший сын Иван, предостерегал 15-летнего Федора от бунта против брата. Но полный дурачок, каким его пытаются представить иные иностранцы, вряд ли мог бы пойти войной на брата. Значит, Иван Васильевич представлял себе сына совсем не простачком. Дальнейшее показало, что царь был прекрасным воеводой, возглавляя поход против шведов. Он попал в русскую армию, будучи душевно здоровым, а не юродивым. Разгром шведов в Ливонской войне – великое деяние Федора Ивановича.

Соправители

Годунов стоял за троном, но кроме него, худородного, были аристократы, с которыми Федор Иванович должен был считаться. А кто мог удержать в узде Шуйских, Мстиславских, Одоевских, Воротынских, Захарьиных-Юрьевых-Романовых? Только царь, который был превыше всех. Да, он мог себе позволить в собрании Думских бояр, сойдя с трона, гладить котика, но взор его ясен и полон мудрости.

Отказ от развода

Таинство брака царь почитал. И хотя бог дал ему одного ребенка, умершего в младенчестве, несмотря на требования бояр развестись с женой и жениться вновь и завести законных наследников, государь решительно отказался. В этом положении требовалось проявить мужество, волю и стойкость, так велико было давление аристократов. То, что у царя не было детей, отчасти объясняет долгие часы, проведенные в молитве, и частые поездки на богомолье, которые чета совершала пешком, конечно, в сопровождении охраны и свиты. Их вела вера и надежда.

Патриаршество

После того, как Византия пала, русское государство оказалось самым крупным из всех православных. Но глава церкви носил сан только митрополита, чего было явно недостаточно. Но мог ли царь, неспособный к долгим переговорам, интригам, вести столь сложную и тонкую политическую игру? Он всегда сторонился забот подобного рода, так как был тих и обладал складом ума монаха-инока, пребывающего вдали от житейских дел. Хронисты пишут, что государь, посоветовавшись с царицей Ириной, вынес на совет бояр идею об утверждении патриаршества. Им требовалось выполнить государево решение. И чьей бы в первоначальном варианте эта мысль ни была, но озвучил ее царь, и дело медленно, но стало развиваться.

Книгопечатание в Москве

По прямому требованию Федора Ивановича, как говорят источники, была восстановлена в Москве типография. Она предназначалась для размножения богослужебных книг, но начало книгопечатанию было положено. Дальше оно будет развиваться, неся просвещение, сначала церковное, а потом и светское. Мог ли глупый, умственно отсталый человек выдвинуть такую мысль? Ответ напрашивается сам собой. Конечно, нет. А книги стране были нужны. При Федоре Ивановиче строились города, храмы, монастыри, и все требовало обретения учености и, следовательно, книг.

Смерть царя Федора Ивановича

Царь, который пробыл на престоле 13 лет и семь месяцев, долго болел, а умер быстро. Он не успел перед смертью стать иноком, как желал. В его жизни было три великих деяния: учреждение патриаршества, освобождение русских земель от шведской оккупации и строительство Донского монастыря. В них он принимал активное действие. Осталось неясным до нынешних дней, кому он передал престол. Возможно, никому, решив, что «Бог рассудит». Он принял разоренную страну, а оставил ее окрепшей, раздвинувшей свои пределы. При нем отлили «царь-пушку». Тихий, глубоко верующий в Божий промысел царь видел, что господь управлял его страной и сохранял его царство. Таков был последний Рюрикович, Федор Иванович — царь, биография и деяния которого оставили благой след в истории страны.

Источники:

http://www.syl.ru/article/303394/tsar-fedor-ioannovich-biografiya-godyi-pravleniya-smert

ЦАРЬ ФЕДОР ИОАННОВИЧ

http://fb.ru/article/238691/f-dor-ivanovich-tsar-biografiya-godyi-pravleniya

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector