Иван бунин — антоновские яблоки. Антоновские яблоки бунина

Антоновские яблоки

Детские умные часы Elari KidPhone 3G с трекингом, голосовым помощником Алисой от Яндекса, видеозвонком и кнопкой SOS Купить

Иван Бунин

Жанр: Русская классика
Серия: Список школьной литературы 10-11 класс
Серия: Список школьной литературы 7-8 класс
Из серии: Легкое дыхание
ISBN: 5-04-001797-9

Возрастная категория: 12+

Начни читать сейчас

…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, – с дождиками в самую пору, в средине месяца, около праздника св. Лаврентия. А «осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик». Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: «Много тенетника на бабье лето – осень ядреная»… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег. Это тархане, мещане-садовники, наняли мужиков и насыпают яблоки, чтобы в ночь отправлять их в город, – непременно в ночь, когда так славно лежать на возу, смотреть в звездное небо, чувствовать запах дегтя в свежем воздухе и слушать, как осторожно поскрипывает в темноте длинный обоз по большой дороге. Мужик, насыпающий яблоки, ест их с сочным треском одно за одним, но уж таково заведение – никогда мещанин не оборвет его, а еще скажет:

– Вали, ешь досыта, – делать нечего! На сливанье все мед пьют.

И прохладную тишину утра нарушает только сытое квохтанье дроздов на коралловых рябинах в чаще сада, голоса да гулкий стук ссыпаемых в меры и кадушки яблок. В поредевшем саду далеко видна дорога к большому шалашу, усыпанная соломой, и самый шалаш, около которого мещане обзавелись за лето целым хозяйством. Всюду сильно пахнет яблоками, тут – особенно. В шалаше устроены постели, стоит одноствольное ружье, позеленевший самовар, в уголке – посуда. Около шалаша валяются рогожи, ящики, всякие истрепанные пожитки, вырыта земляная печка. В полдень на ней варится великолепный кулеш с салом, вечером греется самовар, и по саду, между деревьями, расстилается длинной полосой голубоватый дым. В праздничные же дни около шалаша – целая ярмарка, и за деревьями поминутно мелькают красные уборы. Толпятся бойкие девки-однодворки в сарафанах, сильно пахнущих краской, приходят «барские» в своих красивых и грубых, дикарских костюмах, молодая старостиха, беременная, с широким сонным лицом и важная, как холмогорская корова. На голове ее «рога», – косы положены по бокам макушки и покрыты несколькими платками, так что голова кажется огромной; ноги, в полусапожках с подковками, стоят тупо и крепко; безрукавка – плисовая, занавеска длинная, а панева – черно-лиловая с полосами кирпичного цвета и обложенная на подоле широким золотым «прозументом»…

– Хозяйственная бабочка! – говорит о ней мещанин, покачивая головою. – Переводятся теперь такие…

А мальчишки в белых замашных рубашках и коротеньких порточках, с белыми раскрытыми головами, все подходят. Идут по двое, по трое, мелко перебирая босыми ножками, и косятся на лохматую овчарку, привязанную к яблоне. Покупает, конечно, один, ибо и покупки-то всего на копейку или на яйцо, но покупателей много, торговля идет бойко, и чахоточный мещанин в длинном сюртуке и рыжих сапогах – весел. Вместе с братом, картавым, шустрым полуидиотом, который живет у него «из милости», он торгует с шуточками, прибаутками и даже иногда «тронет» на тульской гармонике. И до вечера в саду толпится народ, слышится около шалаша смех и говор, а иногда и топот пляски…

К ночи в погоду становится очень холодно и росисто. Надышавшись на гумне ржаным ароматом новой соломы и мякины, бодро идешь домой к ужину мимо садового вала. Голоса на деревне или скрип ворот раздаются по студеной заре необыкновенно ясно. Темнеет. И вот еще запах: в саду – костер, и крепко тянет душистым дымом вишневых сучьев. В темноте, в глубине сада, – сказочная картина: точно в уголке ада, пылает около шалаша багровое пламя, окруженное мраком, и чьи-то черные, точно вырезанные из черного дерева силуэты двигаются вокруг костра, меж тем как гигантские тени от них ходят по яблоням. То по всему дереву ляжет черная рука в несколько аршин, то четко нарисуются две ноги – два черных столба. И вдруг все это скользнет с яблони – и тень упадет по всей аллее, от шалаша до самой калитки…

Читать еще:  Житие великомученика димитрия солунского. Димитрий Солунский: биография

Поздней ночью, когда на деревне погаснут огни, когда в небе уже высоко блещет бриллиантовое семизвездие Стожар, еще раз пробежишь в сад. Шурша по сухой листве, как слепой, доберешься до шалаша. Там на полянке немного светлее, а над головой белеет Млечный Путь.

– Это вы, барчук? – тихо окликает кто-то из темноты.

– Я. А вы не спите еще, Николай?

– Нам нельзя-с спать. А, должно, уже поздно? Вон, кажись, пассажирский поезд идет…

Долго прислушиваемся и различаем дрожь в земле. Дрожь переходит в шум, растет, и вот, как будто уже за самым садом, ускоренно выбивают шумный такт колеса: громыхая и стуча, несется поезд… ближе, ближе, все громче и сердитее… И вдруг начинает стихать, глохнуть, точно уходя в землю…

– А где у вас ружье, Николай?

– А вот возле ящика-с.

Вскинешь кверху тяжелую, как лом, одностволку и с маху выстрелишь. Багровое пламя с оглушительным треском блеснет к небу, ослепит на миг и погасит звезды, а бодрое эхо кольцом грянет и раскатится по горизонту, далеко-далеко замирая в чистом и чутком воздухе.

– Ух, здорово! – скажет мещанин. – Потращайте, потращайте, барчук, а то просто беда! Опять всю дулю на валу отрясли…

А черное небо чертят огнистыми полосками падающие звезды. Долго глядишь в его темно-синюю глубину, переполненную созвездиями, пока не поплывет земля под ногами. Тогда встрепенешься и, пряча руки в рукава, быстро побежишь по аллее к дому… Как холодно, росисто и как хорошо жить на свете!

Иван Бунин — Антоновские яблоки

Иван Бунин — Антоновские яблоки краткое содержание

Антоновские яблоки — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Бунин Иван Алексеевич

Иван Алексеевич Бунин

. Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, с дождиками в самую пору, в середине месяца, около праздника св. Лаврентия. А «осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик». Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: «Много тенетника на бабье лето — осень ядреная». Помню раннее, свежее, тихое утро. Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег. Это тархане, мещане-садовники, наняли мужиков и насыпают яблоки, чтобы в ночь отправлять их в город, — непременно в ночь, когда так славно лежать на возу, смотреть в звездное небо, чувствовать запах дегтя в свежем воздухе и слушать, как осторожно поскрипывает в темноте длинный обоз по большой дороге. Мужик, насыпающий яблоки, ест их сочным треском одно за одним, но уж таково заведение — никогда мещанин не оборвет его, а еще скажет:

— Вали, ешь досыта, — делать нечего! На сливанье все мед пьют.

И прохладную тишину утра нарушает только сытое квохтанье дроздов на коралловых рябинах в чаще сада, голоса да гулкий стук ссыпаемых в меры и кадушки яблок. В поредевшем саду далеко видна дорога к большому шалашу, усыпанная соломой, и самый шалаш, около которого мещане обзавелись за лето целым хозяйством. Всюду сильно пахнет яблоками, тут — особенно. В шалаше устроены постели, стоит одноствольное ружье, позеленевший самовар, в уголке — посуда. Около шалаша валяются рогожи, ящики, всякие истрепанные пожитки, вырыта земляная печка. В полдень на ней варится великолепный кулеш с салом, вечером греется самовар, и по саду, между деревьями, расстилается длинной полосой голубоватый дым. В праздничные же дни коло шалаша — целая ярмарка, и за деревьями поминутно мелькают красные уборы. Толпятся бойкие девки-однодворки в сарафанах, сильно пахнущих краской, приходят «барские» в своих красивых и грубых, дикарских костюмах, молодая старостиха, беременная, с широким сонным лицом и важная, как холмогорская корова. На голове ее «рога», — косы положены по бокам макушки и покрыты несколькими платками, так что голова кажется огромной; ноги, в полусапожках с подковками, стоят тупо и крепко; безрукавка — плисовая, занавеска длинная, а понева -черно-лиловая с полосами кирпичного цвета и обложенная на подоле широким золотым «прозументом».

— Хозяйственная бабочка! — говорит о ней мещанин, покачивая головою. — Переводятся теперь и такие.

А мальчишки в белых замашных рубашках и коротеньких порточках, с белыми раскрытыми головами, все подходят. Идут по двое, по трое, мелко перебирая босыми ножками, и косятся на лохматую овчарку, привязанную к яблоне. Покупает, конечно, один, ибо и покупки-то всего на копейку или на яйцо, но покупателей много, торговля идет бойко, и чахоточный мещанин в длинном сюртуке и рыжих сапогах — весел. Вместе с братом, картавым, шустрым полуидиотом, который живет у него «из милости», он торгует с шуточками, прибаутками и даже иногда «тронет» на тульской гармонике. И до вечера в саду толпится народ, слышится около шалаша смех и говор, а иногда и топот пляски.

Читать еще:  Саграда фамилия в барселоне. Испания Собор Св

К ночи в погоду становится очень холодно и росисто. Надышавшись на гумне ржаным ароматом новой соломы и мякины, бодро идешь домой к ужину мимо садового вала. Голоса на деревне или скрип ворот раздаются по студеной заре необыкновенно ясно. Темнеет. И вот еще запах: в саду — костер, и крепко тянет душистым дымом вишневых сучьев. В темноте, в глубине сада -сказочная картина: точно в уголке ада, пылает около шалаша багровое пламя, окруженное мраком, и чьи-то черные, точно вырезанные из черного дерева силуэты двигаются вокруг костра, меж тем как гигантские тени от них ходят по яблоням. То по всему дереву ляжет черная рука в несколько аршин, то четко нарисуются две ноги — два черных столба. И вдруг все это скользнет с яблони — и тень упадет по всей аллее, от шалаша до самой калитки.

Поздней ночью, когда на деревне погаснут огни, когда в небе уже высоко блещет бриллиантовое созвездие Стожар, еще раз пробежишь в сад.

Шурша по сухой листве, как слепой, доберешься до шалаша. Там на полянке немного светлее, а над головой белеет Млечный Путь.

— Это вы, барчук? — тихо окликает кто-то из темноты.

— Я. А вы не спите еще, Николай?

— Нам нельзя-с спать. А, должно, уж поздно? Вон, кажись, пассажирский поезд идет.

Долго прислушиваемся и различаем дрожь в земле, дрожь переходит в шум, растет, и вот, как будто уже за самым садом, ускоренно выбивают шумный такт колеса: громыхая и стуча, несется поезд. ближе, ближе, все громче и сердитее. И вдруг начинает стихать, глохнуть, точно уходя в землю.

— А где у вас ружье, Николай?

— А вот возле ящика-с.

Вскинешь кверху тяжелую, как лом, одностволку и с маху выстрелишь. Багровое пламя с оглушительным треском блеснет к небу, ослепит на миг и погасит звезды, а бодрое эхо кольцом грянет и раскатится по горизонту, далеко-далеко замирая в чистом и чутком воздухе.

— Ух, здорово! — скажет мещанин. — Потращайте, потращайте, барчук, а то просто беда! Опять всю дулю на валу отрясли.

А черное небо чертят огнистыми полосками падающие звезды. Долго глядишь в его темно-синюю глубину, переполненную созвездиями, пока не поплывет земля под ногами. Тогда встрепенешься и, пряча руки в рукава, быстро побежишь по аллее к дому. Как холодно, росисто и как хорошо жить на свете!

«Ядреная антоновка — к веселому году». Деревенские дела хороши, если антоновка уродилась: значит» и хлеб уродился. Вспоминается мне урожайный год.

На ранней заре, когда еще кричат петухи и по-черному дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который ярко блестит кое-где утреннее солнце, и не утерпишь — велишь поскорее заседлывать лошадь, а сам побежишь умываться .на пруд. Мелкая листва почти вся облетела с прибрежных лозин, и сучья сквозят на бирюзовом небе. Вода под лозинами стала прозрачная, ледяная и как будто тяжелая. Она мгновенно прогоняет ночную лень, и, умывшись и позавтракав в людской с работниками горячими картошками и черным хлебом с крупной сырой солью, с наслаждением чувствуешь под собой скользкую кожу седла, проезжая по Выселкам на охоту. Осень — пора престольных праздников, и народ в это время прибран, доволен, вид деревни совсем не тот, что в другую пору. Если же год урожайный и на гумнах возвышается целый золотой город, а на реке звонко и резко гогочут по утрам гуси, так в деревне и совсем не плохо. К тому же наши Выселки спокон веку, еще со времен дедушки, славились «богатством». Старики и старухи жили в Выселках очень подолгу, — первый признак богатой деревни, — и были все высокие, большие и белые, как лунь. Только и слышишь, бывало: «Да, — вот Агафья восемьдесят три годочка отмахала!» — или разговоры в таком роде:

Рассказ Ивана Алексеевича Бунина «Антоновские яблоки»: анализ

«Антоновские яблоки» – рассказ Бунина, вышедший в свет в 1900 году. Произведение построено на лирическом монологе-воспоминании. Какова основная тема «Антоновских яблок» Бунина? Что за события вдохновили писателя на создание этого произведения?

Иван Бунин

Анализ «Антоновских яблок», как и любое подобное задание, следует начинать с краткой информации об авторе. В литературу Иван Бунин вошел не как прозаик, а как поэт. Однако дебютный сборник стихов, который был опубликован в Орле, не вызвал особой реакции критиков. Признание Бунин получил после издания книги «Листопад», в которую тоже вошли исключительно стихотворения.

Иван Бунин оставил глубокий и яркий след в русской литературе. В своих лирических произведениях продолжил классические традиции А. Фета, Я. Полонского, А. Толстого. В рассказах и повестях показал, нередко с ностальгическим настроением, и оскудение дворянских усадеб, и жестокий лик деревни, и гибельное забвение нравственных основ жизни. Классиком русской литературы Бунин стал, благодаря таким прозаическим произведениям, как «Жизнь Арсеньева», «Лёгкое дыхание», «Окаянные дни», «Антоновские яблоки».

Читать еще:  Мать мария. Кем была на самом деле мать иисуса

Анализ художественного произведения не может обойтись и без краткой истории создания произведения. Как возник замысел рассказа?

История создания «Антоновских яблок»

Иван Алексеевич Бунин задумал написать это произведение ещё в начале девяностых годов XIX века. Тогда он гостил в имении своего родственника. Однажды вышел на крыльцо и почувствовал удивительный, неповторимый запах яблок. Вместе с тем он испытал ностальгию по крепостным временам.

При анализе «Антоновских яблок» следует сказать, что в этом произведении автор воспел старый помещичий быт. Основная тема рассказа – лирические воспоминания о дворянской культуре. Ностальгией по прошлому пронизаны многие произведения Бунина, в том числе и «Антоновские яблоки».

Анализ творчества писателя предполагает изложение основных фактов из его биографии. Как известно, Бунин покинул Россию. Но произошло это спустя много лет после публикации рассказа. Однако уже в начале столетия Россия была не той, что изображена в произведении «Антоновские яблоки». Герои Бунина — это образы из прошлой, более счастливой жизни.

Выселки

Лирический герой вспоминает прошлое. В его воображении возникает ранняя золотая осень, поредевший сад, ни с чем не сравнимый аромат яблок. Автор вспоминает Выселки – деревню, которая со времен его дедушки известна в округе как самая богатая. Дома здесь были крепкие, кирпичные. Имелась и небольшая усадьба с яблоневым садом.

Арсений Семёныч

Вспоминает герой и людей, которых уже давно нет на свете. А прежде всего покойного родственника Арсения Семёныча. Это был заядлый охотник. В его доме собиралось много народу. Стол ломился от яств, а после обеда хозяин вместе с гостями отправлялся на охоту. Трубил рог, взвывали собаки. Автору вспоминается езда верхом, крики охотников.

Произведение проникнуто ностальгией. Автор описывает деревенскую жизнь. Здесь и золотая осень с ее разноцветной листвой, и сладкий запах яблок, которым наполнен весь сад, и старая усадебка, и охота. А в доме тепло и хорошо.

Прошли годы

Но того, о чём вспоминает лирический герой, давно уж нет. Деревня всё так же стоит. Что она без хозяев? Арсений Семёныч застрелился. Владелица усадьбы и яблоневого сада умерла. Настало царство обедневших дворян.

Счастливые времена остались в прошлом. Теперь дворяне уже не те, они обеднели. Правда, по-прежнему собираются друг у друга по вечерам. Но жизнь никогда не станет прежней. Показана суровая деревенская действительность. И автор задается вопросом, как жить теперь. Но и это жизнь не так плоха… И снова автор предается красочному описанию сельского быта , ещё ничего не подозревая о том, что и мелкопоместному дворянству существовать осталось совсем недолго.

Анализ

Какие поднял Бунин проблемы в «Антоновских яблоках»? Автор показал, как уходит в прошлое патриархальный мир, разоряются, исчезают деревенские усадьбы. В своем произведении писатель сделал своего рода исследование исторически сложившихся устоев русской деревни, попытался уловить причины их распада, понять, что несет новая жизнь каждому отдельному человеку.

Рассказ «Антоновские яблоки» удивительно поэтичен. Однако лирический герой словно скрыт от читателя. Его история остаётся неизвестной. Читателю известно лишь то, что мужики называют его «барчуком». Акцент в произведении делается на ассоциациях, воспоминаниях о прошлом .

Когда человек ближе к природе, его быт и отношения с окружающими проще. Бунин ярко показал в этом рассказе идею гибельной и обреченной красоты. Проносится через все произведение мысль об общности судеб дворянства и крестьянства. Ведь всем в одинаковой мере грозит гибель.

Образ России

Книга «Антоновские яблоки» – это своеобразный взгляд на Россию. Для одних родной край ассоциируется с антоновскими яблоками, медом и утренней свежестью. Для других – с морозным зимним утром. Как никто другой, Бунин сумел открыть красоту России, нежность родной природы. Ведь даже читатели, которые никогда не были в деревне и с трудом могут представить запах яблок, проникаются сельскими старопомещичьими пейзажами, созданными этим писателем.

Критика

В литературном обществе рассказ вызвал неоднозначную реакцию. Максим Горький, прочитав произведение Бунина, сказал, что автору удалось «спеть красиво, задушевно, сочно». Однако Буревестнику революции не понравилась идея Бунина. Он выразил категорическое несогласие с философской концепцией произведения. С недоумением встретила «Антоновские яблоки» самая читаемая столичная газета . Известный публицист отметил: «Бунин пишет обо всём, что попадается ему под руку, а потому дочитаться до главного невозможно».

Через пять лет после публикации рассказа в журнале «Жупел» появилась пародия Куприна. В этом эссе были такие слова: «Г де ты, прекрасное время антоновских яблок, крепостных душ, выкупных платежей? «. Существует версия, что пародия стала местью Куприна на «дворянина по матушке» – именно так однажды аристократ-Бунин имел неосторожность назвать своего коллегу. К слову сказать, свое сатирическое произведение Куприн назвал вовсе не поэтично – «Пироги с груздями».

Источники:

Антоновские яблоки

http://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/9775-ivan-bunin-antonovskie-yabloki.html

http://www.syl.ru/article/359038/rasskaz-ivana-alekseevicha-bunina-antonovskie-yabloki-analiz

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector