Тюрьма моабит. Казнен в плену Германии — предатель советской Родины

На главную страницу

Бессмертный барак

Казнен в плену Германии — предатель советской Родины. Муса Джалиль

Моабитские тетради — листы истлевшей бумаги, исписанные мелким почерком татарского поэта Мусы Джалиля в застенках берлинской тюрьмы Моабит, где и погиб поэт в 1944 году (казнен). Несмотря на смерть в плену, в СССР после войны Джалиля, как и многих других, считали предателем, было заведено розыскное дело. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников, хотя все прекрасно понимали, что поэт — казнен. Джалиль был одним из руководителей подпольной организации в фашистском концлагере. В апреле 1945 года, когда советские войска штурмовали Рейхстаг, в пустующей берлинской тюрьме Моабит среди разбросанных взрывом книг тюремной библиотеки бойцы нашли клочок бумаги, на котором по-русски было написано: «Я, известный поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения и, наверное, буду скоро расстрелян…»

Джалиль догадывался, как отнесется советская власть к тому, что он побывал в германском плену. В ноябре 1943 года он пишет стихотворение «Не верь!»

Бессмертный барак

Ольга Романова: Чем нынешняя российская тюрьма отличается от ГУЛАГа.

Жил-был мальчик. Плохой, надо сказать, мальчик, наследственност ь у него была плохая, а воспитывали его при военном коммунизме соответствующие коммунисты. С наследственност ью у него вот как вышло: мама была англичанка, а отец неизвестен. Англичанка вроде бы неплохо, но она была такая немного ленинская англичанка, которая всё время гадила. Зачат бы мальчик во время англо-бурской кампании, когда на свете появились первые концлагеря. Да, их придумала та самая англичанка. Потом одумалась и перевоспиталась , но это будет сильно потом.

Надо сказать, что мальчик был не один. Близнецы родились. Мальчик и еще мальчик. Мамаша о них настолько не заботилась, что имена придумать позабыла, и они были названы опекунами.

Одного немецкий опекун назвал Концем, полностью – Концлагерь.

А второго подобрали в Сибири, с ним сначала белочехи познакомились. Влияние недоросля на белочехов так понравилось советским опекунам, что его даже сначала хотели назвать Драконом, а потом передумали и дали созвучное имя – Гулаг.

Близнецы взрослели и мужали порознь, но близнецовой конгруэнтности у них было не отнять. Прорезались клыки, выросли когти, они почуяли запах крови. И каждый день требовали: еще, еще. На радость опекунам.

Потом два раньше друживших опекуна вступили в смертельную схватку, и советский победил. И придушил фашистского опекуна (к тому времени он давно уж был фашистом), и Конца. Он, зараза, успел дать потомство, но мелкие Штази со своими тюрьмами постепенно сгинули, да и с кровожадностью их всё-таки ограничили.

Читать еще:  Как сшить таксу из ткани. Игрушечная такса

А вот Гулаг остался. Трудился в поте лица еще долго, потом вышел на пенсию, но передавал свой опыт и знания новым и новым поколениям. Да и сейчас его списывать со счетов еще рано: он во все советы входит, в наблюдательные комиссии, да и по старой памяти ему часто и поработать дают. Он и сейчас на службе. Старый совсем, слепой, глухой, с мозгами не очень, когти сточились, клыки выпали, но жевательные зубы ему чинят без очереди.

Грозный дед, чего-то там сверкает из-под бровей, бурчит, клюкой трясёт. В принципе замучить может кого угодно. Кожу уже не сдерёт, на севера каналы копать не отправит, ибо пенсию экономит, но он всё тот же, Гулаг Коммунякович.
Вот, собственно, и все отличия.

Как подросток отличается от глубокого старика, так и нынешняя пенитенциарная российская система отличается от Гулага. Да, Гулаг уже не тот. Но это всё он же.

Предатель родины — татарин Муса Джалиль.

Родился 15.02.1906, попал в плен в июне 42 го, казнен 25.08.1944 в Берлине.

Сухие строчки, вместившие в себя радость, боль, ужас и смерть. Унижение и предательство.

Родился Муса в деревне Мустафино, Оренбургской губернии, закончил медресе, институт, работал редактором детских журналов, завотделом газеты «Коммунист», секретарем Союза писателей Татарской АССР. Началась Великая Отечественная Война и 13 июля 1941 г. Муса получает повестку о призыве и его направляют на курсы политработников, после окончания он попадает на Волховский фронт. И помимо заметок, статей, он пишет письма домой. Из одного из таких писем: «Милая моя Чулпаночка! Наконец поехал на фронт бить фашистов». И последнее письмо он напишет оттуда же своему другу, Гази Кашшафу: «Я продолжаю писать стихи и песни. Но редко. Некогда, и обстановка другая. У нас сейчас кругом идут жестокие бои. Крепко деремся, не на жизнь, а на смерть…»

Конец июня 1942. Муса в ходе боев получает ранение и попадает в плен. Сдался? Мог уйти в тыл? Нет, ранение было серьезным. Этот момент он опишет потом, в концлагере, в стихотворении «Прости, Родина»:

«. Не я ли писал спутнику жизни:
«Не беспокойся,— писал,— жена.
Последняя капля крови капнет —
На клятве моей не будет пятна». .

. Судьба посмеялась надо мной:
Смерть обошла — прошла стороной.
Последний миг — и выстрела нет!
Мне изменил мой пистолет… «

Будучи тяжелораненым, он пытался застрелиться, что бы не попасть в плен, но оружие дало сбой.

» . Что делать?
Отказался от слова,
От последнего слова друг-пистолет.
Враг мне сковал полумертвые руки,
Пыль занесла мой кровавый след… «

В августе 42 го выходит приказ о создании татарского легиона » Идель-Урал «, куда попадает Джалиль и начинает вести подпольную деятельность, налаживать связи с партизанами. В конце февраля немцы решают отправить в бой татарский легион, Но татары убили немецких офицеров и перешли к белорусским партизанам. После бойни, устроенной татарами, в лагерь из тысячи легионеров вернулось около 70 человек и несколько немцев. Фашисты после такого «удара в спину», зареклись отправлять на фронт «коварных русских азиатов». Но подполье уже разрослось и окрепло, в него уже входили узники нескольких лагерей. Они наметили на 14 августа восстание, так как Красная армия была уже близко, связь с ее разведкой была установлена, действия подпольщиков и разведки имели согласованный характер. Но 11 августа их арестовывают по наводке башкира Гарифа Султанова, (он обозначил себя башкиром в интервью программе Гарвардский проект) который стал впоследствии сотрудником «министерства правды» Третьего рейха, и имеет награду от него же — медаль «За выявление врагов Германии».

Читать еще:  Управление адаптацией персонала. Адаптация молодых специалистов

Муса Джалиль же после пыток и истязаний попадает в Моабитскую тюрьму, где продолжает писать и бороться. Благодаря тому, что его соседом по камере был бельгиец Андре Тиммерманс(ему приносят газеты, на обрывках полей которых и пишет Муса), которому он посвятил несколько своих стихов, его труды и увидели свет, а также благодаря Нигмату Терегулову, который вынес вторую часть Моабитской тетради. Но большая часть стихов Джалиля пропала в стенах НКВД.

25 августа 1944 года узник Тюрьмы Моабит в Берлине, татарский поэт Муса Джалиль был казнен на гильотине вместе со своими боевыми товарищами. Им отрубили головы. Перед смертью им было разрешено встретиться с муллой, и они, положив руки на Коран, попрощались с жизнью.

«Нет, врешь, палач, не встану на колени,
Хоть брось в застенки, хоть продай в рабы!
Умру я стоя, не прося прощенья,
Хоть голову мне топором руби!

Мне жаль, что я тех, кто с тобою сроден,
Не тысячу — лишь сотню истребил.
За это бы у своего народа
Прощенья на коленях я просил.»
Ноябрь 1943

После войны, в 1947 году, МГБ (НКВД) СССР объявило его в розыск как предателя Родины, особо опасного преступника, было заведено розыскное дело, его труды исчезли из СМИ, книги изымались, стиралось имя его из истории. И лишь после смерти Сталина, в 1953 году начала всплывать правда, благодаря редактору «Литературки» Константину Симонову. Но Симонов и дочь Мусы Джалиля переживали за последствия, которые могли возникнуть после этого. Стихи получили широкий отклик. И в 1956 году Мусе Джалилю присваивают звание Герой Советского Союза, он становится лауреатом Ленинской премии. Посмертно.

На главную страницу

Бессмертный барак

Казнен в плену Германии — предатель советской Родины. Муса Джалиль

Моабитские тетради — листы истлевшей бумаги, исписанные мелким почерком татарского поэта Мусы Джалиля в застенках берлинской тюрьмы Моабит, где и погиб поэт в 1944 году (казнен). Несмотря на смерть в плену, в СССР после войны Джалиля, как и многих других, считали предателем, было заведено розыскное дело. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников, хотя все прекрасно понимали, что поэт — казнен. Джалиль был одним из руководителей подпольной организации в фашистском концлагере. В апреле 1945 года, когда советские войска штурмовали Рейхстаг, в пустующей берлинской тюрьме Моабит среди разбросанных взрывом книг тюремной библиотеки бойцы нашли клочок бумаги, на котором по-русски было написано: «Я, известный поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения и, наверное, буду скоро расстрелян…»

Читать еще:  Какая судьба у нареченной именем Елена? Значение женского имени елена.

Джалиль догадывался, как отнесется советская власть к тому, что он побывал в германском плену. В ноябре 1943 года он пишет стихотворение «Не верь!»

Бессмертный барак

Ольга Романова: Чем нынешняя российская тюрьма отличается от ГУЛАГа.

Жил-был мальчик. Плохой, надо сказать, мальчик, наследственност ь у него была плохая, а воспитывали его при военном коммунизме соответствующие коммунисты. С наследственност ью у него вот как вышло: мама была англичанка, а отец неизвестен. Англичанка вроде бы неплохо, но она была такая немного ленинская англичанка, которая всё время гадила. Зачат бы мальчик во время англо-бурской кампании, когда на свете появились первые концлагеря. Да, их придумала та самая англичанка. Потом одумалась и перевоспиталась , но это будет сильно потом.

Надо сказать, что мальчик был не один. Близнецы родились. Мальчик и еще мальчик. Мамаша о них настолько не заботилась, что имена придумать позабыла, и они были названы опекунами.

Одного немецкий опекун назвал Концем, полностью – Концлагерь.

А второго подобрали в Сибири, с ним сначала белочехи познакомились. Влияние недоросля на белочехов так понравилось советским опекунам, что его даже сначала хотели назвать Драконом, а потом передумали и дали созвучное имя – Гулаг.

Близнецы взрослели и мужали порознь, но близнецовой конгруэнтности у них было не отнять. Прорезались клыки, выросли когти, они почуяли запах крови. И каждый день требовали: еще, еще. На радость опекунам.

Потом два раньше друживших опекуна вступили в смертельную схватку, и советский победил. И придушил фашистского опекуна (к тому времени он давно уж был фашистом), и Конца. Он, зараза, успел дать потомство, но мелкие Штази со своими тюрьмами постепенно сгинули, да и с кровожадностью их всё-таки ограничили.

А вот Гулаг остался. Трудился в поте лица еще долго, потом вышел на пенсию, но передавал свой опыт и знания новым и новым поколениям. Да и сейчас его списывать со счетов еще рано: он во все советы входит, в наблюдательные комиссии, да и по старой памяти ему часто и поработать дают. Он и сейчас на службе. Старый совсем, слепой, глухой, с мозгами не очень, когти сточились, клыки выпали, но жевательные зубы ему чинят без очереди.

Грозный дед, чего-то там сверкает из-под бровей, бурчит, клюкой трясёт. В принципе замучить может кого угодно. Кожу уже не сдерёт, на севера каналы копать не отправит, ибо пенсию экономит, но он всё тот же, Гулаг Коммунякович.
Вот, собственно, и все отличия.

Как подросток отличается от глубокого старика, так и нынешняя пенитенциарная российская система отличается от Гулага. Да, Гулаг уже не тот. Но это всё он же.

Источники:

http://m.facebook.com/immortalgulag/posts/2375146599385043

http://zen.yandex.ru/media/id/5cf2e1a1f456fd00af816a2f/5d00f1202eda9900ac61214b

http://m.facebook.com/immortalgulag/posts/2375146599385043

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector