Рассказы про деревню и ее жителей читать. Рассказы из беседки

Метка: Истории о жизни в деревне

Деревенские истории наполнены своим необычным шармом. А от некоторых просто веет ужасом. Почитаем?

Переезд в никуда: как я перебралась из деревни в город

До 22 лет прожила в деревне. Получила среднеспециальное образование в училище. Выбор работы в нашей деревне небольшой — идти на почту, в подпольный цех по производству сыра или на пилораму. Мама хотела взять меня на почту, но мест свободных не было, да и не очень хотелось там работать. Читать далее «Переезд в никуда: как я перебралась из деревни в город»

Работы на селе нет, а деньги есть — парадокс!

Поскольку я вырос в деревне, то привык слышать фразу, что в деревне работы нет, и поэтому в деревне делать нечего. Так-то оно так, особо крутой работы нет. Но если у тебя есть руки (даже наличие головы и мозгов не всегда обязательно), то деньги всегда будут. Читать далее «Работы на селе нет, а деньги есть — парадокс!»

Моё первое свидание в лесу

Привет посетителям сайта Юстори. Я являюсь завсегдатаем сайта. На работе иногда почитываю истории. Вспомнила свою — решила поделиться. Моя история про первое свидание с мужем.

Росла я в деревне. Когда пошла в первый класс, родители развелись. Папа остался жить в деревне, а мы с мамой переехали в город. Папа часто брал меня к себе на выходные и на каникулы. Мама сначала с неохотой отправляла меня в деревню, а потом вроде успокоилась. Мне в деревне нравилось. Обожаю речку, прогулки по лесу и посиделки с комарами. Есть в этом что-то непередаваемо родное и приятное. Читать далее «Моё первое свидание в лесу»

Девчонки подросли, а мальчишки. не очень

Был у меня друг детства, ещё в школе, Артём. Долгое время мы дружили компанией – девчонки из моего класса и мальчишки из его (он на год младше). Играли вместе, на велосипедах катались, росли, ссорились и мирились. И вот наступил период, когда девчонки подросли, а мальчишки… Ну, короче, не очень. Нам уже хотелось ходить на дискотеки, встречаться, влюбляться, гулять за ручки, а они продолжали шалаши в лесу строить. Читать далее «Девчонки подросли, а мальчишки. не очень»

В какую ещё деревню собралась, городская?

Хочу переехать в деревню. Сама удаленный работник, поэтому насчет работы можно не спрашивать, она всегда при мне, лишь бы интернет был. Читать далее «В какую ещё деревню собралась, городская?»

Умирающая деревня

Ездили с женой в деревню к ее матери на Новый год, на Урал. Давно не бывали там, года четыре, а то и больше. Все они к нам ездили, дети маленькие были – не возили, далеко, 1000 километров. А теперь тёща плохая, с памятью проблемы… боимся, что не доедет. Решили сами. Читать далее «Умирающая деревня»

«Приезжай в деревню, у нас люди добрые, приветливые…»

Именно с этой фразы моя двоюродная сестра начинала свои монологи, расхваливающие простую деревенскую жизнь. Мы с мужем давно хотели продать квартиру в городе и обзавестись небольшим домиком в деревне.

Я просто хотела спуститься с 8-го этажа на землю. Спустилась. Дети уже выросли, разъехались. Читать далее «»Приезжай в деревню, у нас люди добрые, приветливые…»»

Читать еще:  К чему снится запах. Приятный запах

Как я (не) стал сельским жителем

После школы передо мной встал выбор: идти учиться или идти работать. Учёба меня уже в край заколебала, поэтому было решено идти на работу. Однако после нескольких месяцев оказалось, что работа тоже имеет свойство надоедать, особенно монотонная и офисная. И вот одним скучным вечером в офисе ко мне пришла гениальная, как мне казалось тогда, идея – уехать жить в деревню! Читать далее «Как я (не) стал сельским жителем»

Рассказы про деревню и ее жителей читать. Рассказы из беседки

Я села на землю, подняла цветок, разгладила его на ладони. В деревни говорили, что если со свадебным венком что-то случается – это к большой беде. Кажется, эта беда сейчас случилась. Внутри моего горла рос огромный ком, а задуманной радости не было и в помине. Не было даже облегчения. Но почему? Я же все сделала правильно… Я отстояла свое счастье! Тогда почему мне сейчас было так больно и страшно. Разглаживая пальцами маленький бумажный цветочек, я вдруг с ужасом осознала, что не люблю Славу и никогда не любила.

Предательница (часть 2)

— Именно! К смерти одного малыша Аристарх был готов, как раз очередь подошла. Поэтому, когда повитуха предсказала близнецов, он на седьмом небе от счастья был. В конце концов, по тем временам выжившая двойня — это большая редкость была, на такое никто и не рассчитывал. Но один малыш должен был остаться жить. И все-таки умерли оба. Несчастный Аристарх еще и поэтому головой двинулся, он этого не ожидал, малышка должна была выжить, а вот не получилось…

Предательница (часть 1)

Господи, что за лето? Сплошные дожди. Одна капуста прет, ей хоть бы хны, а остальные овощи еле растут и норовят загнить. Опять матушка Агния будет говорить, что даже Господь в раздумье, стоит ли мне находиться в обители, ну совсем не получается у меня эта часть послушания. А ведь всего-то и доверили, что огород… Эх, трудница Марфа, не принимает тебя святой воздух Знаменского монастыря, отравляешь ты его своим присутствием. Но только тут у меня еще и получается жить, а выйду за порог – боюсь, и дня не протяну. Больно грех мой велик, не унести далеко…

Ведьмин дом

Если вам будут говорить, что ведьмы шарахаются от креста, боятся святой воды и кричат в божьем храме от боли, то не верьте. Ничего этого нет и в помине. Всё это мифы, а придумали их священнослужители, чтобы авторитет церкви сделать непререкаемым. В реальной жизни ведьмы и крест носят, и в церковь ходят и осеняют себя крестным знамением при каждом удобном случае. Делают они это для того, чтобы замаскировываться под обычных богобоязненных граждан. И если о какой-то женщине говорят, что она ведьма, то попробуй докажи, если она в главном ничем не отличается от других.

Утро на том свете

Панкрат проснулся оттого, что комнату озарял свет восходящего солнца. Открыв глаза, он понял, что наконец-то выспался, и, потянувшись, ощутил небывалую лёгкость в теле. Но самое главное, что совсем не было боли от физических перенапряжений последних дней.

Мутная вода

Она берет сестру за руку и тянет за собой в темную чащу. По пути Кристина последний раз оглядывается на Мутную воду.

— Скоро она высохнет, — говорит Ира.

— Потому что я больше не буду плакать.

Призрак, заставивший поседеть моего друга

Скажу сразу, данная история реальна и произошла со мной лично и моим другом, лет 8 назад.

Что бабушка оставила мне в наследство?

Я думаю, что моя бабушка была ведьмой – настоящей.

Что-то из-под могильной плиты

Я повернулся и, в мистическом свете звезд, увидел, как в одной из обвалившихся могил копошится, вылезая из земли, что-то бледное и довольно большое.

Наивность и злой козлик

История из моей жизни, которая преподала мне, ребенку, урок, что взрослая наивность иногда уступает детской.

Рассказы про деревню и ее жителей читать. Рассказы из беседки

Страшные истории. Городские и деревенские (сборник)

Читать еще:  Кто такой тьютор и чем он занимается? Тьюторы в школе.

Жила в одной деревне женщина, Варварой ее звали, которую все считали дурочкой блаженной. Нелюдимой и некрасивой она была, и никто даже не знал, сколько ей лет, — кожа вроде бы без морщин, гладкая, а вот взгляд такой, словно все на свете уже давно бабе опостылело. Впрочем, Варвара редко фокусировала его на чьем-нибудь лице — она была слишком замкнутой, чтобы общаться даже глазами. Самым странным оказалось то, что никто не помнил, как она в деревне появилась.

После войны перепуталось всё, многие уехали, чужаки, наоборот, приходили, некоторые оставались насовсем. Наверное, и эта женщина была из числа таких странников в поисках лучшей участи. Она заняла самый крайний из пустовавших домов, у леса, совсем ветхий и маленький, и за десяток-другой лет довела его до состояния полного запустения. Иногда сердобольный сосед чинил ей крышу, а потом бубнил в прокуренные усы: никакой, мол, благодарности, у нее дождевая вода с потолка в подставленный таз барабанила, я все сделал, стало сухо, а эта Варвара мало того, что «спасибо» не сказала, так даже и не глянула в лицо.

Никто не знал, на что она живет, чем питается. Она всегда ходила в одном и том же платье из дерюжки, подол которого отяжелел от засохшей грязи. В одном и том же — но пахло от нее не густым мускусом человеческих выделений, которые не смывают с кожи, а подполом и плесенью.

И вот однажды, в начале шестидесятых, один из местных парней, перебрав водки, вломился к ней в дом — то ли его подначил кто-то, то ли желание абстрактной женственности было таким сильным, что объект уже не имел значения. Майская ночь тогда стояла тихая, ясная, полнолунная, с густыми ароматами распустившихся трав и проснувшимися сверчками — а до того всем селом отмечали Победу, играл гармонист, пахло пирогами, пили-ели-гуляли. Парня звали Федором, и шел ему двадцать пятый год.

Вломился он в дом Варвары, и уже сразу, в сенях, как-то не по себе ему стало. В доме был странный запах — пустоты и тлена. Даже у деревенского алкоголика дяди Сережи в жилище пахло совсем не так, хоть и пропил он душу еще в те времена, когда Федор младенцем был. У дяди Сережи пахло теплой печью, крепким потом, немытыми ногами, скисшим молоком, сгнившей половой тряпкой — это было отвратительно, и все же в какофонии зловонных ароматов чувствовалась пусть почти деградировавшая в существование, но все-таки еще жизнь. А у Варвары пахло так, словно в дом ее не заходили десятилетиями, — сырым подвалом, пыльными занавесками и плесенью. Федору вдруг захотелось развернуться и броситься наутек, но как-то он себя уговорил, что это «не по-мужски». И двинулся вперед — на ощупь, потому что в доме мрак царил — окна были занавешены от лунного света каким-то тряпьем.

Ткнулся выставленными вперед руками в какую-то дверь — та поддалась и с тихим скрипом отворилась. Федор осторожно ступил внутрь, несильно ударившись головой о перекладину, — Варвара была ростом невелика, и двери в доме — ей под стать. Из-за темноты Федор быстро потерял ориентацию в пространстве, но вдруг кто-то осторожно зашевелился в углу, и животный ужас, какой на большинство людей наводит тьма в сочетании с незнакомым местом, вдруг разбудил в парне воина и варвара. С коротким криком Федор бросился вперед.

— Уходи, — раздался голос Варвары, тихий и глухой, и Федор мог поклясться, что слышит его впервые.

Многие вообще были уверены, что чудачка из крайнего дома онемела еще в военные годы, да так и не пришла в себя.

Она протянула руку к окну, отдернула занавесь, и Федор наконец увидел ее — в синеватом свете луны ее спокойное уродливое лицо казалось мертвым.

— Вот еще! — Он старался, чтобы голос звучал бодро, но из-за волнения, что называется, «дал петуха», и, сам на себя за это раздосадовав, излил злобу на Варвару, ткнув кулаком в ее безжизненное лицо. — Давай, давай… я быстро.

Она не сопротивлялась, и это спокойствие придало ему сил. «Наверное, сама об этом мечтает, рада до смерти и не верит счастью своему, — подумал он. — Мужика-то, поди, уже лет двадцать у нее не было, если не больше».

Читать еще:  Сколько коптится скумбрия горячего копчения. Горячее копчение скумбрии

Варвара вся была окутана каким-то тряпьем, точно саваном. Федор вроде бы расстегнул верхнюю кофту, шерстяную, но под ней оказалась какая-то хламида, а еще глубже — что-то, похоже, нейлоновое, скользкое и прохладное на ощупь. В конце концов, разозлившись, он рванул тряпки, и те треснули и едва не рассыпались в прах в его ладонях. Варвара же лежала все так же молча, вытянув руки по швам, как покойница, которую готовили к омовению. Глаза ее были открыты, и краешком сознания Федор вдруг отметил, что они не блестят. Матовые глаза, как у куклы.

Но в крови уже кипела вулканическая лава, желающая излиться, освободив его от огня, и ему было почти все равно, кто отопрет жерло — теплая ли женщина, послюнявленный ли кулак или эта серая кукла.

Грудь Варвары была похожа на пустые холщовые мешочки, в которых мать Федора хранила орехи, собранные им в лесу. Не было в ее груди ни полноты, ни молочной мягкости, а соски напоминали древесные грибы, шероховатые и темные, прикасаться к ним не хотелось.

В тот момент сознание Федора словно раздвоилось: одна часть не понимала, как можно желать это увядшее восковое тело — страшно же, противно же, а другая, как будто околдованная, лишь подчинялась слепой воле, порыву и страсти. Коленом он раздвинул Варварины бедра — такие же прохладные и сероватые, будто восковые, и одним рывком вошел в нее — и той части сознания Федора, которой было страшно и противно, показалось, что плоть его входит не в женщину, а в крынку с холодной ряженкой. Внутри у Варвары было рыхло, холодно и влажно.

И вот, излив в нее семя, Федор ушел, по пути запутавшись в штанах. Он чувствовал себя так, словно весь день пахал на вырубке леса, но списал эту слабость и головокружение на водку. Прибрел домой и, не раздеваясь, завалился спать.

Всю ночь его мучили кошмары. Снилось, что он идет по деревенскому кладбищу, между могилок, а со всех сторон к нему тянутся перепачканные землей руки. Пытаются за штанину ухватить, и пальцы у них ледяные и твердые. В ушах у него стоял гул — лишенные сока жизни голоса умоляли: «И ко мне… И ко мне… Пожалуйста… И ко мне…»

Вот на дорожке пред ним появилась девушка — она стояла, повернувшись спиной, хрупкая, невысокая, длинные пшеничные волосы раскиданы по плечам. На ней было свадебное платье. Федор устремился к ней как к богине-спасительнице, но вот она медленно обернулась, и стало ясно — тоже мертва. Бледное лицо зеленоватыми пятнами пошло, некогда пухлая верхняя губа наполовину отгнила, обнажив зубы, в глазах не было блеска.

— Ко мне… ко мне… — глухо твердила она. — Подойди… Меня нарочно хоронили в свадебном… Я тебя ждала…

Проснулся Федор от того, что мать плеснула ему в лицо ледяной воды из ковшика:

— Совсем ополоумел, пьянь! Упился до чертей и орал всю ночь, как будто у меня нервы железные!

Прошло несколько недель. Первое время Федор никак не мог отделаться от ощущения тоски, словно бы распростершей над ним тяжелые крылья, заслоняя солнечный свет. Пропали аппетит, желание смеяться, работать, дышать. Но постепенно он как-то оправился, пришел в себя, снова начал просить у матери утренние оладьи, поглядывать на самую красивую девицу деревни, Юленьку, с длинными толстыми косами и чертями в глазах.

С Варварой он старался не встречаться, впрочем, это было нетрудно — она редко покидала свои дом и палисадник, а если и выходила на деревенскую улицу, то жалась к обочине и смотрела на собственные пыльные калоши, а не на встречных людей.

Постепенно странная ночь испарилась из памяти — и Федор даже не вполне был уверен в ее реальности. Его сознание какой-то снежный ком слепило из реальных фактов и воспоследовавших ночных кошмаров, уже и не понять: что правда, а что — страшный образ, сфабрикованный внутренним мраком.

Источники:

http://y-story.ru/tag/%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5/

http://4stor.ru/tags/%E4%E5%F0%E5%E2%ED%FF

http://www.litmir.me/br/?b=185088&p=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector