531 стрелковый полк белов андрей борисович. Кавалерийская атака «Зейдлица»

Читать онлайн «История русской армии. Том первый» автора Елчанинов Андрей Георгиевич — RuLit — Страница 61

Таким образом, маневры короля не дали благоприятных результатов, и Фридрих вынужден был вести простой фронтальный бой, сбивать шаг за шагом русские войска, прибывавшие все в больших и больших силах с Жидовской горы.

При этих условиях весьма понятно, что атака конницы Зейдлица во фланг русской пехоты, столпившейся на Большом Шпице, была единственным средством в руках короля для одержания победы. Но теперь, когда укрепления Большого Шпица были удержаны, атака эта для Салтыкова не была опасна, и он вправе был сказать, что теперь «можно уже было баталию почитать одержанною».

Зейдлиц отлично понимал создавшееся положение дел и долго не решался атаковать; лишь уступая настойчивым требованиям короля, он двинул свою конницу.

Поле для атаки прусской конницы западнее прудов у Куннерсдорфа было вполне удобно: переход через пруды, развертывание и разбег хотя и были под артиллерийским огнем, но при тогдашней действенности последнего это была относительно легко разрешимая задача для образцовой кавалерии. Ей оставалось только довершить сильный удар на окопы, занятые нерасстроенной пехотой, под личным начальством Румянцева. Что и являлось труднейшей задачей.

Зейдлиц перевел всю свою конницу через пруды восточнее Куннерсдорфа, развернул ее на глазах у русских и затем бросился на окопы Большого Шпица. Атака Зейдлица «под сильным пушечным огнем с наших батарей» была моментально отбита с большим уроном.

В трех местах, выйдя с неудобной для ее действия позиции, союзная конница устремилась за расстроенной прусской кавалерией. Регулярная кавалерия отыскала себе выход со стороны Лаудонова оврага, а бывшая на правом фланге — около Франкфуртского леса. Уже после того, как Зейдлиц успел укрыться за прудами, почти вся конница союзников выстроилась в следующем порядке: австрийские гусары — впереди и левее батареи на Большом Шпице; под прямым же к ним углом — русская регулярная конница в две линии. Общее начальство над этими частями принял Лаудон, позади него сосредоточилась конница графа Тотлебена.

Воспользовавшись тем, что атака Зейдлица была отбита, четыре русских полка, под начальством бригадира Берга, стремительно перешли в наступление против пруссаков, успевших утвердиться на восточной оконечности Большого Шпица. Поддержанный еще четырьмя полками, бригадир Берг заставил противника отступить за Кунгрунд и навел панический ужас на толпы пруссаков, которые занимали Мюльберг и к тому же несли громадные потери от губительного огня русской артиллерии, в особенности шуваловских гаубиц, удачно поставленных Бороздиным.

При таких условиях прусская пехота, конечно, не могла оказать никакого сопротивления наступавшим русским войскам, в самое непродолжительное время штыками очистившим Мюльберг и прочно утвердившимся на прежней позиции.

Фридрих, видя паническое бегство своей пехоты, решил сделать последнее отчаянное усилие и пустить в дело конницу Зейдлица и несколько эскадронов лейб-кирасир.

Русская конница с тремя австрийскими полками отошла к Франкфуртскому лесу. Зейдлиц вторично перевел свою конницу через пруды и снова бросился на окопы. Но атака была доведена только на половину пушечного выстрела от ретраншемента: огнем артиллерии и атакой союзной конницы слева Зейдлиц вторично был отброшен назад. Желая хотя бы немного задержать наступление русских, Фридрих приказывает двум эскадронам лейб-кирасир атаковать головные полки контратаки русских, но «слабость в неприятеле уже так велика была, что одних чугуевских казаков довольно было сии два эскадрона истребить. Посему неприятельская армия в совершенное бегство обратилась». К семи часам вечера поражение прусской армии было полное, однако и победители, ведшие бой в необычных для них условиях в течение целого дня, пришли в сильное расстройство. Это и было причиной того, что победа не была завершена энергичным преследованием.

Только австрийская конница и главным образом не бывшая в деле легкая конница графа Тотлебена была в готовности для преследования. Генерал Лаудон двинулся за разбитой им конницей Зейдлица на юг, а граф Тотлебен — на Бишофзее к Герицу, т. е. в самом важном направлении.

Преследование союзной кавалерии прекратилось на крайних границах поля сражения, и энергичного преследования вне поля сражения не было ведено совсем ни Тотлебеном, ни Лаудоном.

Вся союзная армия заночевала на поле сражения, разбросанная от Мюльберга до Жидовской горы на пространстве до 5 верст.

В первой, наскоро составленной реляции главнокомандующий засвидетельствовал, что «если найдется где победа ее славнее и совершеннее, то, однако, ревность и искусство генералов и офицеров и мужество, храбрость, послушание и единодушие солдатства должны навсегда примером остаться».

Но эта блестящая победа стоила нам громадных жертв. Союзники потеряли 15 тысяч (13 тысяч русских и 2 тысячи австрийцев), т. е. 25 %, а пруссаки — 17 тысяч, т. е. 34 %.

Трофеями Куннерсдорфской победы были: 26 знамен, два штандарта, 172 орудия и большое количество огнестрельных запасов, из которых одних патронов более 93 тысяч.

Отсутствие преследования со стороны Салтыкова после Куннерсдорфской победы привело к тому, что прусская армия к 3 августа сосредоточилась у Фюрстевальде, непосредственно прикрывая Берлин. Но впечатление от поражения было настолько сильно у пруссаков, что в Берлине, как и в прусской армии, царила паника, а немедленное наступление Салтыкова к Берлину могло бы без особого труда закончиться взятием столицы. Однако наступления к Берлину не последовало, виновником чего является австрийский главнокомандующий.

Тем не менее Куннерсдорфское сражение является одним из славных подвигов русской армии и служит показателем высокого уровня военного искусства России в одну из тех эпох, когда у нас не было военного гения, деятельность которого придает блеск военным операциям и скрашивает до некоторой степени недостаток искусства у его современников.

Под напором Дауна, с которым русский главнокомандующий должен был считаться, согласно указаниям Конференции, 19 августа Салтыков очистил Франкфурт.

Дальнейшие настояния Дауна и его отказ действовать совместно с Салтыковым заставили последнего в конце октября двинуться на зимние квартиры к Нижней Висле, куда русская армия и прибыла в декабре.

Действия русской армии в 1760 и 1761 гг.После кампании 1759 г. русская армия еще два года вела борьбу с Пруссией и, несмотря на то что предыдущие кампании явно доказали невыгоды совместных действий с австрийцами, тем не менее и в 1760, и в 1761 г. Конференция составляла для наших армий такие планы действий, по которым русские главнокомандующие должны были, соображая свои действия с австрийскими армиями, исполнять желания венской дипломатии.

В 1760 г. Салтыков передовым корпусом Чернышева 28 сентября занял Берлин. Главные силы в это время находились у Франкфурта. Получив сведения, что Фридрих лично спешит с 7 тысячами воинов на выручку своей столицы и что Даун не может оказать существенной поддержки русским, Салтыков бросил Берлин и отвел войска к Ландсбергу.

Читать еще:  Расчет компенсации по ст 236 тк рф. Теория всего

В ноябре русская армия стала на зимние квартиры на Нижней Висле, но еще в октябре, в связи с болезнью Салтыкова, главнокомандующим был назначен граф Александр Борисович Бутурлин. Отдельный корпус Румянцева (20-тысячный) действовал в Померании и 5 декабря 1761 г. взял крепость Кольберг.

25 декабря 1761 г. скончалась императрица Елизавета.

На престол вступил Петр III, поклонник Фридриха II. 8 февраля 1762 г. Россия особой декларацией отказалась от союза с Австрией. 5 марта было заключено формальное перемирие с Пруссией, а 24 апреля Петр III заключил трактат с Фридрихом, по которому был восстановлен с Пруссией вечный мир, а все завоевания русского оружия были возвращены без всякого вознаграждения. Напротив, часть русской армии (20-тысячный корпус Чернышева) отдавалась в распоряжение Фридриха II.

Таким образом, несмотря на блестящие победы русской армии, России не удалось сократить силы «скоропостижнаго прусскаго короля». Однако победы эти не были совершенно бесплодными: силы Пруссии были крайне надорваны ими, и это сказалось в царствование Екатерины, когда великая государыня, решая мировые политические вопросы в интересах России, находила возможным не особенно считаться с мнениями и желаниями Фридриха.

531 стрелковый полк белов андрей борисович. Кавалерийская атака «Зейдлица»

История русской армии

От зарождения Руси до войны 1812 г.

В начале второго десятилетия прошлого века издатели этого труда указывали, что знание своей родины, знание славной боевой деятельности ее вооруженных сил, создавших из маленького удельного княжества, окруженного со всех сторон мощными врагами, могучую Российскую державу, которая стала занимать площадь, равную 1 /6 всей суши земного шара, столь же необходимо каждому образованному гражданину России, как и знакомство его с другими сторонами государственной жизни: промышленностью, политикой, торговлей, техникой, искусством и т. п.

«Только совокупность всех этих знаний, — подчеркивалось во вступлении, — явится правильной основой для здорового народного мировоззрения, для выработки таких понятий и взглядов, которые сознательно и инстинктивно всегда укажут верные пути к развитию и укреплению прирожденного чувства любви к родине и к воспитанию в каждом из нас веры в силы своего народа, своих армии и флота, являющихся ныне родными детьми нации, плотью от плоти и кровью от крови своего народа, со всеми его достоинствами и недостатками».

И сегодня не устарели эти слова тех, кто задумал в то время издание обширного труда по истории русской армии, равному которому не появилось в течение прошлого столетия. В связи с тем, что еще не найдено верного средства устранить вооруженные столкновения народов, государству необходимо обеспечить себя надежной и верной охраной, что достигается лишь неустанным и часто напряженным развитием его вооруженных сил, под мощной защитой которых только и могут нации мирно развиваться.

В настоящее время народ тесно связан со своей армией и флотом. Конституция нашей страны определяет: «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации», что объединяет почти все население страны, и каждый из нас должен близко воспринимать интересы своих вооруженных сил, жить с ними единой жизнью. Вот почему необходимо знать историю своей армии.

Мы с гордостью можем оглянуться на тысячелетний почти беспрерывный путь борьбы, пройденный российскими вооруженными силами. В борьбе за могущество, целостность и даже существование Отечества нашим вооруженным силам приходилось встречаться и с величайшими полководцами, и с наиболее сильным врагом, перед которым трепетали и склонялись народы Европы: Густав-Адольф, шведский король, Фридрих Великий, прусский король, Наполеон I, великий император Франции — бросали свои мощные армии, покорившие Европу, на русские войска, которые не только с честью выдерживали сильнейшие натиски противника, но иногда долгой, настойчивой борьбой приводили на край гибели крупнейших полководцев. Так было с Фридрихом Великим при Кунерсдорфе (1759) и Наполеоном I — в 1812 г. Так случилось в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. с войсками фашистской Германии, до этого покорившими всю Европу.

Многие войны России были в то же время и историческим подвигом, великой службой во благо человечеству, культуре и цивилизации. Своими войнами Россия отклоняла многие удары от западных государств, принимая на себя натиск свирепых кочевников, помогала слабому и угнетенному, возрождала целые народы из рабства для самостоятельной жизни.

Не один только успех сопровождал русские вооруженные силы в их длинном пути борьбы. Были и крупные неудачи — особенно Крымская война 1853–1856 гг., Русско-японская война 1904–1905 гг. Но следует иметь в виду, что неудачи являются естественным ходом всякой борьбы, в которой взаимное положение борющихся зачастую меняется от всевозможных причин; их не могло избежать ни одно значительное государство. Достаточно вспомнить, что Пруссия пережила после блестящей боевой эпохи Фридриха Великого невиданный разгром при Йене и Ауэрштедте, что Франция после гениальных кампаний Наполеона I испытала Седан и что великой северной державе Швеции под Полтавой был нанесен Петром I окончательный удар в ее стремлении к господству в Северной Европе.

Однако эти неудачи не останавливали развития военных сил государства. Они лишь заставили обращать особенно серьезное внимание всей страны на состояние своих вооруженных сил и давали возможность при дружной работе исправить обнаруженные недочеты, создать вновь могучую армию, которая обычно в последующий период вознаграждала государство за все тяготы пережитых неудач.

Это многократно подтверждается в минувшей истории российских вооруженных сил, так будет и в дальнейшем.

История военного искусства в России до воцарения Петра Великого

Андрей Георгиевич Елчанинов, проф. Императорской Николаевской Военной академии, генерал-майор

От зарождения Русского государства до середины XI в.

Византийские походы ♦ Походы Святослава ♦ Походы Владимира Святославовича и Ярослава Мудрого.

Началом нашей истории и первым толчком к основанию наших ратных сил, по мнению профессора В. О. Ключевского, послужило образование в VI в. н. э. наступательного военного союза против Восточной Римской империи племен восточных славян.

Племена эти до II в. обитали по Среднему и Нижнему Дунаю, в царстве даков, а затем, после разорения римлянами этого царства, были вытеснены к отрогам Карпат.

Отсюда, по течению Днепра, Западного и Южного Буга и притоков Припяти и Верхней Вислы, молодые, полные сил и предприимчивости племена восточных славян двинулись в VII–VIII вв. в более доступную их натиску так называемую Русскую равнину, где, естественно, они и осели — прежде всего на богатом водном пути «из варяг в греки», т. е. от реки Волхов к Днепру.

Но в одно время с расселением восточных славян по западной лесистой части Русской равнины в восточной степной ее части распространилась новая азиатская орда, хазары, которые в VIII в. покорили зашедших ближе к востоку славян — полян, северян и вятичей.

Однако в начале IX в. сквозь хазар прорвались, с востока на запад, за Дон, новые орды: печенегов и за ними узов-торков. Хазарская власть оказалась не в состоянии оберегать наших купцов на востоке. Пришлось об этом заботиться купцам самим (торговые города — вооруженные убежища).

Почти тогда же в городах по Днепру стали появляться пришельцы из Скандинавии. Преимущественно вооруженные купцы, стремящиеся пробраться в богатую Византию, они задерживались в больших торговых городах и входили в состав местного вооруженного купечества. Таким образом, в городах образовалась из туземцев и пришельцев военно-промышленная сила, которая не только сделалась сама независимой от хазар, но и подчинила себе несколько соседних племен.

В части городов варяги забрали власть, а их вожди стали военачальниками, называя себя князьями и витязями (княжество Рюрика в Новгороде, Синеуса — на Белом озере, Трувора — в Изборске, Аскольда — в Киеве).

Читать еще:  С молнией который можно снимать. Как фотографировать молнию

Из всех городов восточных славян наибольшее значение имел Киев («стольный град», «мать городов русских») как центр русской торговли и обороны всей страны. Именно поэтому все варяжские князья и стремились завладеть Киевом, и поэтому же Киев неминуемо должен был стать узлом объединения русских славян.

Первые же русские князья в Киеве, поняв это, стремились подчинить соседние племена и расширить свои владения, причем править в завоеванных землях сажали наместников, «посадников» — своих сыновей или родственников, или особых выбранных лиц.

Наместники эти, по существу, были такие же князья, как и князь Киевский, но он считался старшим, «великим князем» русским, а все подвластные ему племена и земли входили в Великое княжество Киевское, или Русское государство, в середине XI в. довольно обширное и весьма с пестрым населением.

За право быть облеченными властью князья обязывались охранять торговые пути к заморским рынкам, оборонять подвластные земли и расширять все дальше зону торговли. Это в итоге привело нас к желанию покорить Византию и овладеть выходом из Черного моря в Средиземное.

Отважный генерал Зейдлиц

Фридрих Великий, полагаясь в сражениях на свою великолепную кавалерию, не прогадал с выбором командиров. Одним из них был генерал Зейдлиц – творец побед короля.

Генерал Зейдлиц-Курцбах был, пожалуй, лучшим из полководцев Фридриха Великого, ведь именно благодаря ему король одержал свои самые громкие победы. Отличился генерал и в качестве реформатора и организаторам. В начале его карьеры в Пруссии, в отличие её врагов, не существовало регулярной лёгкой кавалерии, однако к середине XVIII века, прежде всего стараниями выдающихся кавалерийских начальников Цитена и Зейдлица, Пруссия имела лучшую кавалерию в Европе, в том числе несколько прекрасно обученных и боеспособных гусарских полков. Но это было только начало.

Получив в 1755 году чин полковника Зейдлиц оказался одним из самых востребованных и ценных офицеров прусской армии. Если линейная пехота со времён отца Фридриха Великого короля Фридриха-Вильгельма почти не изменилась, то кавалерия преобразилась до неузнаваемости. В этом не было ничего удивительного: главной задачей пехоты было механическое выполнение команд и приказаний, что относилось не только к солдатам, но и к офицерам — по большей части формалистам и солдафонам. В кавалерии ситуация обстояла с точностью до наоборот.

Насколько в пехоте были важны буквальность в исполнении приказаний и строгое следование инструкциям, настолько в кавалерии ценились порыв, решительность и отвага. Пока линии батальонов удерживали позиции, задачей кавалерии был разгром флангов противника и его глубокий охват — залог победы в эпоху господства линейной тактики. При выполнении таких манёвров незаменимой оказывалась лёгкая конница, способная совершать рейды по тылам противника. Зейдлиц оказался на своём месте, когда началась Семилетняя война.

Силезские войны-3. Семилетняя война

Летом 1756 года Фридрих Великий начал очередную войну против Австрии, вторгшись на территорию союзной австрийцам Саксонии. Война, которая по замыслу короля должна была стать Третьей Силезской, пошла совсем по иному сценарию. Вопреки надеждам Фридриха, к коалиции, направленной против него (Франция, Австрия, Саксония, Швеция), в конце года присоединилась Россия, обладавшая многочисленной и боеспособной армией ещё со времён Петра Великого. И хотя после смерти императора наблюдался спад в развитии вооружённых сил, не считаться с русской угрозой Фридрих не мог.

Королю оставалось надеяться на то, что союзники не смогут скоординировать свои действия и ему удастся воспользоваться своим центральным положением для последовательного поражения армий неприятеля. Главной задачей монарха было удержание захваченных в ходе войны за Австрийское наследство территорий, по возможности выгадав для себя новые земли и привилегии. Прусский король не стремился к уничтожению живой силы противника и занятию его столиц, действуя, в отличие от, например, Наполеона, с ограниченными целями.

Впрочем, прусский король и не имел таких возможностей и ресурсов как французский император, оставаясь приверженцем стратегии измора. При планировании операций на два фронта всё большее значение приобретали скорость движения войск и точные сведения о расположении и численности противника, а значит возрастала не только тактическая, но и стратегическая ценность кавалерии. Близился звёздный час гусар.

Прусские гусары — гроза Европы и опора трона

Европейские монархи считали Фридриха II счастливчиком — иначе объяснить череду его побед над австрийской, а после и французской армиями, казалось, было невозможно. Однако, как говорили древние, «фортуна любит отважных»: секрет успехов прусского короля был вполне объясним, стоило лишь познакомиться поближе с его военной машиной, главным элементом которой была реформированная кавалерия.

Всадники Фридриха Великого были организованы на принципиально иных началах, чем кавалерии прочих государств. Фридрих был одним из тех монархов, кто взял за правило использовать кавалерию в бою для удара холодным оружием. Может показаться странным, но в середине XVIII века всадники предпочитали вести бой на дистанции, используя ружья и карабины, а холодным оружием атаковать без порыва, разомкнутым строем. Это лишало кавалерию главного козыря — энергии и стремительности удара.

И всё-таки Фридрих оставался полководцем своего времени — его кавалерия не обладала автономностью и не могла решать стратегические задачи самостоятельно, в отрыве от главных сил. Это во многом стало залогом неудач Фридриха в борьбе с русскими — в малой войне прусская конница была беспомощна, в то время как казаки и калмыки постоянно тревожили прусские тылы и вели разведку.

Мария-Терезия — Фридрих Великий. Бой третий

Но вернёмся на поля сражений Семилетней войны. Получив чин полковника Зейдлиц продолжил совершенствовать выучку и боевую подготовку своих «белых гусар» (один из двух старейших гусарских полков прусской армии) и очень скоро ему представился случай в очередной раз обратить на себя внимание короля.

После вторжения в Саксонию и захвата края прусский король не только не остановился на достигнутом, но решил развить успех, перенеся войну в Богемию. Время было дорого — вступление в войну России серьёзно осложнило стратегическое положение Пруссии. Намереваясь устрашить Австрию Фридрих приступил к Праге, на помощь которой подошла австрийская армия под командованием Карла Лотарингского.

В сражении с австрийцами (май 1757) король одержал решительную победу, заставив врага бежать, оставив четверть своей армии на поле боя. Уцелевшие были вынуждены укрыться в городе, который сразу же осадил король. Победа при Праге, одержанная благодаря действиям кавалерии, обрушившейся на правый фланг неприятельской конницы, казалось, обеспечила положение Пруссии на первом этапе войны, создав ореол непобедимости вокруг фигуры короля. Но всё было не так просто.

В июне 1757 года в Богемию вошла армия фельдмаршала Дауна, целями которой были деблокада Прагу и спасение остатков австрийской армии Карла Лотарингского. Фридрих, окрылённый прошлыми успехами, сам атаковал австрийцев, несмотря на полуторное превосходство противника в силе. Битва произошла у местечка Колин.

Фридрих использовал свой коронный причём: косую атаку по всему фронту, с нанесением главного удара на правом фланге и… потерпел поражение, в один момент лишившись 40% своей армии и всех плодов побед в кампании 1757 года. Интересно, что полковник Зейдлиц, командовавший 15 эскадронами, за блестящие действия и личную отвагу в сражении при Колине, несмотря на разгром прусской армии, был пожалован чином генерал-майора. В этом звании полководец участвовал в отражении австрийского рейда на Берлин в октябре 1757 года и Росбахском сражении.

Читать еще:  Водолей в дружбе. Совместимость водолея и рыб

Мадам Помпадур — Фридрих Великий. Фаворитка против Гогенцоллерна

Росбах стал своеобразным водоразделом в карьере Зейдлица. После того, как он с двумя тысячами всадников сумел разгромить три колонны французской армии, отправленных для удара во фланг прусской армии, а после преследовал неприятеля, генерал стал одним из крупнейших командиров Фридриха и настоящей легендой в армии. Примечательно, что гусары Зейдлица сражались в рукопашной с французскими жандармами (тяжёлой кавалерией, чьей стихией была лобовая атака) и одержали над ними верх, рассеяв лучшие полки французской армии. После разгрома кавалерии пришла пора французских батальонов, которые, находясь в узком дефиле, не могли развернуться и использовать свое превосходство в силах. Атакованные с трёх сторон французы были совершенно разгромлены. Участь армии принца Субиза была решена.

Прусский король не остался в долгу: сразу после сражения, спустя всего полгода после предыдущего повышения, Зейдлицу был пожалован чин генерал-лейтенанта и орден Черного орла — высшая награда Пруссии. Королевская милость была заслуженной. Так комментирует победу при Росбахе один из исследователей фридриховской эпохи: «На полях Рейхардсвербена (местечко к востоку от Росбаха, где пруссаки настигли колонны французов — В. Ш.) ярко проявился гений прусской конницы. Если конница на поле сражения стоит наготове, как задержанный поток, и по данному знаку разливается по полю, сметая все преграды, то она достигает идеала кавалерии, как и поступил Зейдлиц. В этот день Субиз и Хильдбурхаузен (командующие объединённой франко-имперской армией — В. Ш.) были стерты с лица земли».

Росбахское сражение. Источник: wikipedia.org

После разгрома французов ратные труды короля и его верных генералов не закончились. Австрийцы воспользовались отсутствием Фридриха и вторглись в Силезию — новоприобретённую и исключительно важную область Пруссии. Форсированным маршем прусские войска за две недели прошли почти 300 километров и оказались в окрестностях Бреслау (совр. Вроцлав), у местечка Лейтен, где их уже поджидала превосходящая числом армия Карла Лотарингского (того самого, что был разгромлен при Праге). Под Лейтеном король одержал одну из самых выдающихся своих побед, однако, новоиспечённый генерал-лейтенант участия в битве не принимал — при Росбахе Зейдлиц был легко ранен, но из-за отсутствия должного ухода дело усугубилось и он вернулся в строй только весной следующего года. И весьма своевременно.

Елизавета Петровна — Фридрих Великий. Не бой, а побоище

Кампания весны-лета 1758 года в Богемии была проиграна пруссаками, и перехватившие инициативу противники Фридриха готовились раздавить его армию. Пока австрийцы собирались с силами, к Берлину направилась русская армия Виллима Фермора. Знакомство прусской армии с восточным соседом в 1757 году при Гросс-Егерсдорфе закончилось поражением немецкого фельдмаршала Левальда, так что Фридриху Великому нужно было отнестись к новой угрозе со всей серьёзностью. И снова незаменимым помощником короля оказался генерал Зейдлиц.

Решающее сражение кампании против русских состоялось в августе 1758 года у местечка Цорндорф, приблизительно в 100 километрах от Берлина. Страшная бойня, которой обернулось сражение, едва не стала братской могилой для прусской пехоты и её короля. Главную роль в битве сыграла кавалерия под командованием великолепного Зейдлица. Его продуманные и решительные действия против правого фланга русских (даже вопреки прямым приказаниям короля) выправили ситуацию на поле боя после поражения прусских батальонов, оказавшихся бессильными в бою с регулярной русской пехотой. Несложно представить каким мог быть исход сражения, окажись во главе конницы менее искусный начальник, но король не ошибся с выбором.

Кровавый день 25 августа завершился с неопределённым результатом, однако последующее отступление русской армии позволяет говорить о стратегической победе Фридриха, который сумел достичь своей цели и не допустил дальнейшего продвижения армии Фермора по собственно прусским землям. С другой стороны потери прусской армии были просто чудовищны — король лишился половины своей пехоты, серьёзно потрёпана оказалась и кавалерия, что сковывало возможности Фридриха по дальнейшему преследованию русских. Впрочем, король понимал, что никто из его генералов, кроме Зейдлица, не был достаточно талантлив, чтобы привести его задумку в исполнение. На фоне прочих командиров гений этого «прусского Мюрата» сиял особенно ярко.

Помимо участия в походах короля в качестве командира конницы, Зейдлиц нередко становился во главе отдельного корпуса, выполняя задачи по прикрытию стратегических направлений и объектов. Справедливости ради нужно сказать, что в 1760 году русские оказались проворнее генерала и даже сумели занять Берлин, пока Зейдлиц спешил на помощь столице. После битвы при Хохкирхе (1759 год) Зейдлиц прикрывал отступление разбитой прусской пехоты. Поражение стоило пруссакам сотни орудий и трёх десятков знамён, но армия была спасена. Спасена, чтобы погибнуть под Кунерсдорфом.

Елизавета Петровна — Фридрих Великий. Нокаут прусской армии

Фридрих Великий не зря считал русских более опасным противником чем австрийцы или французы. Спустя год после Цорндорфского побоища, под Кунерсдорфом, в Силезии состоялось генеральное сражение кампании 1759 года, в котором Фридрих Великий потерпел сокрушительное поражение. Только пассивность союзников позволила королю избежать полного уничтожения. После сражения из более чем 50 тысячной армии у него осталось лишь 11 тысяч человек (считая 7 тысячный отряд прикрытия, не принимавший участия в сражении). Спустя несколько дней король сумел собрать 30 000 человек, разбежавшихся кто-куда — остальные выбыли из строя в ходе битвы.

Кунецдорфское сражение картина А. Коцебу. Источник: hermitagemuseum.org

Одержать победу над русско-австрийской армией не помогла даже кавалерия Зейдлица — русский командующий генерал-аншеф Салтыков учёл опыт прошлых сражений и занял прекрасно укреплённую позицию на холмах, при штурме которой Фридрих не мог использовать порыв и энергию своей конницы. В решающий момент боя король всё-таки отправил кавалерию в лобовую атаку на русские батареи, несмотря на возражения её командира. Итог был предсказуем: Зейдлиц и его всадники были отбиты с тяжёлыми потерями, в сражении выбыла из строя четверть кавалерии, остальные были по большей части рассеяны, а сам командир получил тяжёлое ранение ядром — русские артиллеристы постарались на славу. Прусской кавалерии крепко досталось, в бою, но и здесь Зейдлиц оказался на высоте — из 3 000 человек, сумевших отступить в порядке, были кирасиры Зейдлица, готовые умереть, но спасти короля от посягательств неприятеля.

После войны: покой только снится

Во время Семилетней войны Зейдлиц постоянно растёт над собой: из командира лёгкой кавалерии он превращается в кавалерийского генерала, умело возглавляя как гусар, так и драгун с кирасирами. Со временем и этого ему стало мало: под его командой всё чаще оказываются пехотные батальоны, подкрепляющие атаку эскадронов. В битве при Фрайберге (последнем крупном сражении Семилетней войны — 29 октября 1762) Зейдлиц командует целым корпусом, в состав которого входят все три рода войск, и одерживает с его помощью верх над австрийцами, что позволило Фридриху Великому открыть переговоры о мире на выгодных для себя условиях.

После заключения мира Зейдлицу было не до покоя — король назначил его главным инспектором кавалерии в Силезии, где были расквартированы наиболее боеспособные и опытные полки. В 1767 году, отмечая заслуги полководца, Фридрих дарует ему чин генерала от кавалерии. Впрочем, заслуженного отдыха генерал так и не получил. Всю жизнь боровшись с врагами своего короля, Зейдлиц так и не сумел одолеть своего главного врага — тяжёлую болезнь, мучившую генерала на протяжении дюжины лет. Продолжение следует.

Источники:

http://www.rulit.me/books/istoriya-russkoj-armii-tom-pervyj-read-310816-61.html

http://www.litmir.me/br/?b=176681&p=60

http://diletant.media/articles/45276051/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector