Почему бог дает много детей. Многодетность и бездетность — дары божьи

РУСКАТОЛИК.РФ

СПЕЦПРОЕКТЫ

НАС МОЖНО СЛУШАТЬ

ИЩЕТЕ БОЛЬШЕГО?

ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ

Почему Бог хочет, чтобы в семьях было много детей? Часть 3

Завершение цикла материалов Вероники Бикбулатовой, посвященных многодетности как дару и проблемам, которые поднимают противники многодетности сегодня. Во второй части мы уже начали говорить об идоле комфортабельности, порожденном обществом потребления. Сегодня речь пойдёт о том, почему нам так страшно расстаться с этим идолом, и что предлагает нам Бог взамен.

О страданиях и трудностях как об осознанном выборе

Завладевшая миром привязанность к комфорту, увы, полностью завладела и внутренним состоянием людей. Уже давно идеалом душевной жизни провозглашен гедонизм, беспощадный ко всему тому, что нарушает наше сытое существование среди удобных, ярких и постоянно обновляющихся вещей – реальных и виртуальных. Мы настолько привыкли к удовольствиям, что всякое явление, ведущее к дискомфорту, воспринимаем как покушение на наше «счастье», понимаемое скорее как удобство. Много детей воспринимается нашим изнеженным телом и утомленным сознанием как источник «лишних», «ненужных» тревог, забот и лишений. Мы забываем о том, что счастье – это полноценное, подлинное бытие в мире. А можно ли жить полноценно, подлинно, если из жизни намеренно изъято страдание?

Подобно тому, как устранение из супружеского акта открытости к деторождению путем использования контрацепции искажает его суть, так же и избегание трудностей, связанных с большой семьей, лишает человеческое существование полноты и истинности. Аналогия эта не опосредованная, а прямая. Вспомним, Павел VI писал о «нерасторжимой связи, установленной Богом, между знаменованием [супружеского] единства и знаменованием продолжения рода, которые оба присущи супружескому акту, и эту связь человеку расторгать по своей воле не дозволено»[1]. И далее: «Если и тот и другой сущностный признак, а именно, единство [супругов] и [открытость к] деторождению сохраняется, то брачное соитие сохраняет смысл истинной взаимной любви и упорядоченности сходящего свыше дара родительства, к чему и призван человек [в браке]»[2].

Продолжая мысль, можно сказать, что нерасторжимыми сущностными признаками жизни в целом являются и удовольствие, и страдание. Избегание страдания делает и радость неполной, ненастоящей: «Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше [3]». Нежелание брать на себя «нагрузку» в виде бОльшего, чем принято, количества детей, лишает семью одновременно очень многих благословений. Безусловно, нагрузка эта очень велика, особенно в контексте жизни большого города, с огромным количеством требований, предъявляемых современным воспитанием и образованием, с огромным количеством вызовов – от экологического до морально-нравственного. Но надо помнить и о том, что Небесный Отец не может не сдерживать своих обещаний – семьи, щедро принимающие Его дар передачи жизни, Он одаривает многими благами. Не всегда эти дары носят материальный характер (хотя бывает так, что с каждым принятым ребенком благосостояние семьи улучшается). Но совершенно точно всегда открытость к деторождению и готовность к связанным с этим трудностям помогает семье сплотиться, возрасти в любви и согласии, в терпении и щедрости – это ли не есть самые главные плоды земной жизни?

На этом месте стоит остановиться, чтобы предвосхитить вопрос – а как же быть с теми многодетными семьями, которые создаются бездумно и стихийно, в которых присутствуют различные пороки и которые принято называть «социально неблагополучными»? Представляется, следует провести четкую границу между верующими семьями, которые стремятся воплотить в своей повседневной жизни Божью волю, и неверующими семьями, где ребенок не воспринимается как дар, но, скорее, как результат случайности или досадная помеха. В этих двух группах, как правило, по-разному проявляется отношение к страданию и трудностям. Там, где равнодушно или даже негативно относятся к приходу в мир ребенка, пытаются вычеркнуть связанные с его воспитанием сложные моменты (так же как, впрочем, и радостные), а то и вовсе забыться в алкогольном или наркотическом сне, там трудно вести речь о благословении Господнем (хотя объятия Милосердного Отца, безусловно, всегда для всех открыты). Но существует совсем другая многодетность – та, где детей рожают сознательно и с пониманием всей ответственности этого шага, отвечая тем самым на Божью любовь. Соответственно, и трудности воспринимаются иначе – как способ приблизиться к Богу, как необходимая часть духовного роста, наконец – как своего рода крест, результатом которого становится радость Воскресенья. Это и есть христианская многодетность, она несет в себе много надежды и света.

Если речь зашла о кресте, то нельзя не сказать о том, что кресты бывают разные – например, одиночество, бездетность и малодетность по воле Бога, а не по малодушию и нежеланию брать на себя трудности, связанные с воспитанием детей. Каждый крест по-своему тяжел и становится благодатным только через смирение с ним, через отдавание и посвящение его Иисусу Христу согласно Его заповеди: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною»[4]. Каждый крест одновременно таит в себе призвание. Так, одиночество может нести в себе призыв к священству или монашеству, либо какое-либо служение в миру. Бездетные супруги могут не подозревать, какая благодать ждет их через усыновление детей из детского дома или через самоотверженное служение другим семьям, детям-инвалидам и т.д. Так же и с многодетностью – если Бог дает супругам способность к зачатию новой жизни и стабильное здоровье, то, значит, Он вручает им ключ от их семейного призвания. Что же до остального, то оно просто не может не приложиться. Уповающему и просящему придет от Небесного Отца все необходимое для жизни вечной и жизни земной.

Трудностей, связанных с многодетностью не нужно избегать, к ним следует стремиться. «Отвергнись себя» означает – оставь свой эгоизм, свои страхи, свою привязанность к комфорту и удовольствиям, «возьми крест твой» – прими Божью волю о творении жизни, «следуй за Мной» – отдай Богу все, что у тебя есть, все свои надежды и чаяния, страдания и лишения. И тогда на вопрос любопытствующих (очень популярный в нашей стране) – бедные, вам, наверное, очень трудно? – вы сможете улыбнуться: бывает трудно, но это благословенные трудности, они от Бога, они нужны, они ведут к благу, без них жизнь – не Жизнь.

Многодетность и бездетность — дары Божьи

Что касается многодетности, малодетности или даже бездетности (бесплодия) — это во власти Божьей. Он дает каждому в соответствии с возможностями его (Мф. 9, 15), много или мало детей, или ни одного.

Деторождение — это тоже талант, т. е. дар Божий. Но Создатель дал не всем людям одинаковое число талантов. Одним дал пять, другим два, а кому-то один. Аврааму Бог дал одно чадо. Исааку — двоих. Иакову же — двенадцать. Лии, например, Он дал десять детей, а Рахили двоих. А кому-то ни одного. Сколько талантов — детей — даст Бог супругам, решает Он Сам. Но если родители решат не принимать своего ребенка или вовсе избегать детей, или увеличивать их число в отсутствии скромной и честной супружеской жизни, в таком случае Бог их не вознаградит, а накажет.

Иные супруги могут иметь одно дитя за другим. Но не проявляя усердия в воспитании их, в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4) они не заслужат похвалы.

Супруги должны исполнять свой долг перед деторождением честно. А Господь даст сколько Ему будет угодно и заберет, сколько захочет. В этом вопросе недопустимо никакое вмешательство супругов в дело Божье. Никакого планирования количества детей с помощью календаря, противозачаточных средств или других методов!

Сейчас Господь многим дает мало детей, Сам использует контроль рождаемости. «Почему же мы, делая то же самое, виноваты?» — спросят некоторые. Но спорщики не задумываются о следующем. Нелогично и совершенно немыслимо, если кто-то мудрее нас, отрегулировал какой-либо механизм, а мы, малоопытные, зачем-то исправляем эту регулировку по-своему. Всякое человеческое регулирование — от лукавого. Оно говорит о самомнении и наглом вмешательстве в права Господа. Этим нарушается связь и общение с Творцом и имеет губительные последствия. Ведь Бог поругаем не бывает. Страшно впасть в руки Бога живаго (Евр. 10, 31).

Читать еще:  Сон дерево качается. К чему снится дерево

Осуществление христианской семьи — вторая идея брака. Без семьи в браке нет всей полноты жизни, хотя бы супруги и были исполнены единодушия и взаимной любви. Для полноты смыслаисчастья брака необходимы дети, на которых супруги могли бы сосредоточить свою любовь и свои заботы. И не напрасно некоторые отцы Церкви в словах Иисуса Христа: Где двое илиmpoeсобраны во имя Мое, там Я посреди их (Мф. 18, 20) видят благословение семьи. Христианам не должно избегать иметь детей. В рождении детей нельзя видеть лишь физиологическую и житейскую тяготу. Ребенок — дар Божий, великая тайна Божия, начало новой жизни, великая радость, почему и сказано в Евангелии: Жена, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, ибо родился человек в мир (Ин. 16, 21). Нет более отвратительного, более гнусного преступления, как убийство собственного младенца до его рождения. За такое убийство церковь определяет 20-летнее отлучение от св. Причастия. В наше время подобные преступления стали обычным явлением и оправдываются трудностями существования, но в этих словах заключается клевета на бедняков: не бедняки преимущественно совершают эти преступления, а люди обеспеченные.

Бедняки обычно безропотно несут тяготы многочадия, но вместе с тем переживают и его радости. Богачи же, избегая трудностей многочадия, не видят и радостей семейных. Чадорождение есть воля Божия, закон природы, ясно установленный и в Ветхом, и в Новом Завете. Еще до грехопадения первых людей Бог благословил деторождение. Книга Бытия говорит: И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею (Быт. 1, 27—28).

Ошибочно думают некоторые, что грех первых людей состоял в их физическом сближении. В этом греха не могло быть, ибо так они были созданы. Грех заключается не в физическом сближении, а в его извращенных проявлениях. Но первые люди не этим согрешили, а согрешили изменою Богу. Если бы люди и не согрешили, они имели бы потомство, только имели бы потомство, свободное от греха.

В действительности дети стали рождаться у людей только уже после их грехопадения, и потому рождались, зараженные грехом (Быт. 4, 1). Несмотря на это, Бог после всемирного потопа снова благословил деторождение, через которое должно было прийти и спасение: И благословил Бог Ноя и сынов его, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю (Быт. 9, 1). И это же благословение Бог повторил и Аврааму, и Исааку, и Иакову, и другим ветхозаветным праведникам. Давид в псалме 127 так говорит о благословенности деторождения: Благословен боящийся Господа, ходящий путем Его. Блажен ecu, и добро тебе будет. Жена твоя яко лоза плодовита, во странах дому твоего; сыново твои, яко новосаждения маслична, окрест трапезы твоея. Се тако благословится человек, бояйся Господа.

В Новом Завете Господь Иисус Христос гневался на учеников, запрещавших приносить к нему младенцев, и благословлял детей (Лк. 18, 15). An. Павел убеждает молодых жен любить мужей, любить детей. быть попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям (Тит. 2, 45). Вином месте он же пишет: Я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом (1 Тим. 5, 14). Говоря о том, что жена, прельстившись, первая впала в преступление, an. Павел продолжает: Впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви, и в святости с целомудрием (1 Тим. 2, 15).

— Как понимать слова, что женщина спасается чадородием?

— Женщина спасается не просто чадородием, а чадолюбием, жертвенной любовью, когда она не своего ищет в любви, а растит чадо для Бога, с Богом и в Боге. Чадолюбие всегда начинается с Боголюбия. Поэтому не надо понимать эти апостольские слова только как спасение количеством рожденных детей. Можно ведь иметь много детей, но не заботиться о них.

Православная семья спасается через чадородие, так как чем больше детей, тем больше возможности проявить любовь и заботу.

— Почему не во всех семьях есть дети? И часто нет именно в тех семьях, где бы их хотели иметь и могли хорошо воспитать?

— Иногда супруги сами не хотят иметь детей, а иногда Бог их не дает. Нежелание иметь детей — это искажение смысла супружества, который заключен в чадородии. Семья образуется для того, чтобы появилась на свет новая жизнь. А почему Господь не дает детей? Может быть, предыдущая жизнь была не очень благочестивой или, случается, что Господь давал детей, а родители в свое время сами отказались.

— Из Священного Писания мы знаем примеры бесплодных супружеских союзов. Бездетность воспринималась в прежние времена как наказание за грехи родителей, и родители очень переживали и молились всю жизнь о даровании детей. Иоаким и Анна, Елизавета и Захария. И мы видим, что в конце жизни, когда уже по всем физиологическим законам они не могли иметь детей, Господь даровал им чадо после того, как они дали обет посвятить дитя Богу. Рождение детей есть момент таинственных отношений человека с Богом, момент смиренный. Если Господь дает детей, нужно радоваться, если не дает — нужно молить Бога, смиряться, терпеть.

— Можно ли бездетный брак расторгнуть, считая его безблагодатным?

— Священное Писание говорит, что по этой причине браки не расторгались; супруги смирялись, терпели, несли свой крест.

— Выше мы перечислили причины расторжения брака, среди них бездетность не указана.

— А лечиться от бесплодия можно?

Господь помогает через людей и обстоятельства. Врачи – это специалисты, которые могут исполнить волю Божию по исцелению людей. Запрета на обращение к врачам нет, но искусственное оплодотворение не благословляется.

Из наставлений старца Паисия Афонского

Многочадие и Промысл Божий

Старец не раз говорил, что иные родители ставят целью иметь юного детей и Бог, конечно, попускает им, — потому что уважает самовластную волю человека, а также и потому, что иной раз «не выдерживает» нашего брюзжания и оставляет быть по нашей воле. Но потом многодетные родители сталкиваются с массой проблем: переоценивая свои силы, они дали жизнь, например, восьмерым, а в результате не могут справиться со множеством хлопот, связанных с воспитанием такого количества детей.

Старец говорил, что Бог Сам определяет число детей в семье: едва-де Он увидит, что родителям не поднять еще одного ребенка, тут же прекратит рождение детей.

А тем, кто стремится с принуждением приобрести детей, старец советовал предоставить сие Богу, ибо Он Сам знает нужное время. Некоторые, даже будучи духовно неустроенны, «давят» на Бога, дабы дал им ребенка в тот момент, когда они этого желают. Бог по любви Своей даст им дитя, однако они скоро увидят, что ребенок, вырастая, становится нервным, ибо унаследовал страсти своих родителей, и они сами входят в новую, еще большую тревогу, т. к. приобрели ребенка — без его вины — наследника их страстей, от которых не позаботились очиститься, прежде чем с усилием просить ребенка у Бога.

Итак, старец считал, что супруги должны полностью предаться в руки Божьи и не препятствовать Его изволению. Пусть супруги предоставят Богу действовать согласно Своей воле, ибо так вселится в души их и будет покрывать семью их благодать Его, благословение Его.

Духовный смысл бездетности

Многим людям Бог не дал детей специально, чтобы вследствие этого они полюбили детей всего мира как своих. Бог лишил их малой семьи, но даровал право, которое дает только немногим, — принадлежать великой семье Христа.

Старец напоминал также и о праведных Иоакиме и Анне, до глубокой старости остававшихся бездетными, что в то время считалось большим злом, и народ их оскорблял. Бог, однако, знал, что от них родится Богородица, Которая, в Свою очередь, родит Спасителя всех человеков, Господа нашего Иисуса Христа!

«Планировать » семью имеет право только Господь Бог

Старец всегда подчеркивал, что нужно иметь абсолютное доверие к Промыслу Божию и, так сказать, не планировать детей, ибо детей дает Бог. И Он один знает, сколько детей дать, — Он один, и никто иной. Некоторые, правда, решаются, поскольку жизнь стала трудной, иметь только одного ребенка, поэтому они и предохраняются. Однако, это великий грех, поскольку эти христиане показывают, что сами устраивают свои дела лучше, чем Бог.

Читать еще:  Влияние новолуний и полнолуний на события в жизни.

Будучи гордыми, они недооценивают Промысл Божий. А ведь Бог видит и душевное состояние, и экономическое положение таких христиан, видит и многое другое, чего мы не видим и не знаем. И если семья бедная, и у нее едва хватает средств на содержание одного ребенка, то Тот, Кто знает все, может позаботится и об экономическом укреплении семьи. Тем, кто старается приобрести детей или искусственным оплодотворением, или усыновлением чужих детей, старец объяснял, что Бог лишил их детей, конечно, для их же блага. И им не следует добиваться желаемого своими человеческими способами, ибо впоследствии они убедятся, что Бог не давал им ребенка, заботясь об их благе. И надо хорошо помнить, что добрым бывает только то дело, которое согласуется с волей Божьей, а не с нашим упрямством и с нашими человеческими поползновениями.

Не должно быть эгоизма

Многие миряне не создают семьи, а если создают то не имеют детей. Таким образом, они сами разоряют свой род. Монах должен пренебрегать собой — и вообще жизнью своей — и всего себя отдавать другим. Но хозяин семьи не может так поступать, потому что имеет супругу и детей и прежде всего обязан, по Закону Божию, заботиться о них, и только избыток может «экономить» для других.

Когда молитвы бывают услышаны

Некие супруги жили в большом горе: прошло много лет со дня свадьбы, но у них все не было детей. Врачи признались, что не могут им помочь. Тогда супруги решились обратиться к старцу.

Старец утешил их:

Не расстраивайтесь! Пойдите на исповедь (а они не исповедовались годами), причаститесь, когда скажет вам духовник, и Бог даст вам детей. Молитесь и вы, помолюсь и я.

— Добрые супруги сделали то, что старец им посоветовал, и Бог сразу же даровал им детей, согласно обещанию старца.

Сегодня это очень хорошая семья, радостная и счастливая, и супруги благодарят старца вдвойне: за то, что он помог им прийти через церковные Таинства ко Христу, и за то, что им довелось вкусить щедрых даров Его.

Бездетность: Наказание или промысл?

27 марта празднуется икона Божьей Матери Феодоровская. Именно перед этой иконой принято молитья о даровании детей.

Одна из наиболее злободневных сегодня тем — сколько в семье должно быть детей. При этом нельзя сказать, что отношение общества к многодетным за последние годы принципиально улучшилось (хотя некоторый прогресс тут есть). Но вот о бездетности не то чтобы не принято говорить — скорее, принято молчать. А между тем сторонники «свободных отношений» считают бездетность нормой, в то время как во многих семьях она воспринимается как наказание Божие, доводящее людей до отчаяния. О том, как пережить бездетность, мы говорим с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем московского храма Святой Троицы в Хохлах.

Есть ли надежда на спасение?

— Жена спасается чадородием. Сегодня это устойчивое словосочетание, весьма расхожее в православных кругах. Но как быть тем, у кого в силу обстоятельств детей нет? Что, никакой надежды?

Протоиерей Алексий Уминский

— Мне кажется, достаточно странно было бы воспринимать слово «чадородие», сказанное в известном послании апостола Павла (1 Тим 2:15), как просто «репродуктивность». Ведь тогда получается, что любая языческая репродуктивность, в основе которой лежит лишь архетип продолжения рода, — спасительная.

Мы знаем, что семья праведных Иоакима и Анны не была многодетной, как и семья святых Захарии и Елисаветы. Наоборот, долгое время им приходилось нести поношения за бесчадие. Но ведь утробная религиозная идея о том, что продолжение рода и есть как бы твое продолжение в вечности, для нас, христиан, неактуальна — мы ведь знаем, что спасение — это обретение Царства Небесного, как об этом говорит Новый Завет. Так что, по-моему, в данном случае апостол Павел имеет в виду не просто многодетность.

И хотя, разумеется, многодетность — благо, воспринимать ее как некое единственно возможное для женщины духовное делание, необходимое ей для спасения, — это не просто неверно, но даже опасно. Ведь все люди разные, а человеческий ресурс очень ограничен: кому-то многодетность действительно посильна, а кому-то непосильна совершенно.

Многодетность хороша, когда она осмысленна, когда она наполнена родительской любовью и одновременно духовными и физическими силами. Но, увы, бывает, что в семьях, где много детей, эти дети оказываются лишенными полной меры необходимой родительской любви, заботы и внимания. И не потому, что родители плохие. Просто у них сил не хватает.

— Что же тогда, на Ваш взгляд, имел в виду апостол Павел?

— На мой взгляд, он говорил о том, что женщина, как христианка и мать, должна как можно больше вложить в воспитание своих детей. Одного или многих — неважно, главное, стольких, сколько будет Богу угодно. В любом случае она несет за них ответственность перед Богом и должна даровать им полноту материнской любви, организовать окружающее их пространство как храм Божий в своей семье.

— Но как в таком случае спасаться женщине бесплодной?

— Она спасется следованием за Христом, исполнением Христовых заповедей, и прежде всего — заповедей любви. Так же, как спасется и мужчина. А вот из логики странно трактующих высказывание апостола Павла выходит, что мужчина спасется сам по себе, он и так хорош, а женщине надо еще и детей родить. Но это, конечно, неправильно. Ведь это совершенно убогое понимание фразсемы, вырванной из контекста Священного Писания. Она просто не может толковаться и читаться в том смысле, что женщине надо быть исключительно репродуктивной машиной и в том якобы состоит главная ее заслуга перед Богом.

Ведь в противном случае для нас идеалом христианской семьи должна стать мусульманская семья или люди племени мумба-юмба. Именно они живут установкой: чем больше детей, тем вероятнее, что хотя бы часть из них не умрет, останется в живых и, как следствие, род будет продолжаться. Только что в этом от христианства?

— Но бездетные супруги часто ощущают, что в их жизни не хватает чего-то очень важного…

— Да, когда в семье нет детей — это связано с очень большим человеческим страданием. Потому что в христианских семьях очень хотят иметь детей, исходя из самой природы христианского брака. Он осмысляется как брак, в котором любовь — это прежде всего любовь жертвенная, приносящая себя кому-то. И дети — тот плод брачной любви, которому родители могут себя отдать. Когда этого не случается, супруги действительно чувствуют свою неполноту и неполноценность. Может ли быть это наказанием Божьим? Далеко не всегда. Могут ли эти семьи толковать бесчадие как поношение в ветхозаветном смысле? Думаю, что ни в коем случае.

Наказание или Промысл?

— Однако мнение, что детей нет за какие-то грехи или проступки, можно услышать как от верующих людей, так и от тех, «кто ни во что не верит»…

— Это происходит потому, что хотя Христос и пришел на Землю 2000 лет назад, и нам было даровано Евангелие, но до сих пор по своему внутреннему содержанию человечество смотрит на мир вполне ветхозаветно. Даже язычески. Что по сути примерно одно и то же. Ведь и в языческой семье, и в ветхозаветной — бесчадие, то есть прерывание рода, воспринималось как следствие какого-то личного духовного несовершенства. В христианстве этого быть не может. Но у нас есть такое понятие, как Промысл Божий, который нам неведом, который мы постигаем, только оглядываясь назад, понимая, что нечто, казавшееся нам горем, лишением и катастрофой, на самом деле имело иную цель. Таким вот странным, удивительным образом Промысл Божий провел нас между страшными, тяжелыми и невыносимыми испытаниями — и вдруг явил через это познание Божьей любви, Его заботу о нас. Датский философ, христианин Сёрен Кьеркегор написал однажды: «Если Бог не есть абсолютная любовь везде, во всем, то никакого Бога нет. Но если Бог есть любовь, то совершенно не страшно Его не понимать. Ты можешь доверять Ему, не понимая». И мы порой не можем вместить Промысл Божий о нас, не можем его понять. Но если человек определил главное в своем отношении к Богу, если понял, что Он для него есть Любовь, тогда этот человек сможет принять всякую скорбь из Его руки, в том числе и бездетность. Как некий крест, как некое осуществление себя иным способом, иным путем, нахождение излияния своей супружеской любви на что-то иное или на кого-то другого. Например, можно взять на воспитание ребенка.

Читать еще:  Факты из жизни юлия цезаря. Гай Юлий Цезарь: биография, интересные факты

— Многих останавливает то, что они не сумеют полюбить чужого ребенка…

— Возможностей и способов любить много. Другое дело, когда человек хочет любить, обладая, то есть владеть ребенком, как некой собственностью. Так происходит порой и с кровными детьми. Родители думают: «Это наш ребенок, а значит — он должен быть нашим трафаретом, объектом наших амбиций. Мы хотим, чтобы он соответствовал нашим чаяниям: учился в определенной школе, вузе и так далее». И они не видят и не слышат, чего же хочет сам ребенок; не замечают, что ребенок смотрит на мир собственными глазами; что у него восторженно бьется сердечко и его восхищают те вещи, которые родителям недоступны. И так родители проходят в жизни мимо своего ребенка, при этом, конечно же, по-своему любя его.

Потому-то люди и боятся взять в семью чужого ребенка. Прежде всего они боятся, что ребенок не будет их собственностью, их тенью. А нужно любого ребенка — кровного ли, приемного ли — видеть как не своего, а Божьего, уйти от чувства собственности по отношению к нему. Только тогда можно по-настоящему полюбить. И тогда не будет боязни в вопросах усыновления.

Если женщина не может родить сама, она может спасти того, у кого нет родителей, и забыть о своей бесплодности. Забыть, прижимая этого ребенка к своей груди, даря ему тепло и ласку, но не присваивая его себе. Усыновление — это не просто выход для бездетной семьи, это ее счастье и христианская обязанность. Детей, нуждающихся в заботе, можно любить, даже если их не дали тебе в руки. Их можно посещать в детских домах, в сиротских приютах и дарить свою нежность, внимание, время. Наверное, Господь стремится сделать так, чтобы родители, у которых нет детей, и дети, у которых нет родителей, нашли друг друга.

О нашем доверии Богу

— Желание иметь дитя, продолжение себя — это больше, чем желание, это инстинкт, с которым трудно бороться…

— Конечно, мы все — люди плотские, и в нас, кроме духовной, есть и инстинктивная, животная жизнь. И женщине в этом смысле гораздо сложнее, потому что вся ее природа предрасположена к деторождению. Но если она будет постоянно заниматься самокопанием, надавливать на болевую точку своего природного инстинкта, вновь пробуждать в себе желание самой родить, выкормить грудью, тогда она неизбежно дойдет до отчаяния. Нужно пытаться перебороть отчаяние, осознавая, что Господь нас понимает, участвует в каждом мгновении нашей жизни. Каким образом — я не знаю, но я верю в это.

Мы не знаем, почему одним что-то дано, другим нет; почему одни рождаются богатыми, другие нищими, одни здоровыми, другие больными. Во всех ситуациях — это вопрос нашего доверия Богу, нашего следования за Ним и возможности поиска того, чего ты действительно хочешь. Если любить, а не приобретать эту любовь, тогда выход есть. Если же ты хочешь присвоить любовь себе, то ситуация оказывается одинаково безвыходной и у тех людей, которые могут родить, и у тех, которым это не удается.

— Да, но многие женщины зациклились на своей боли и желании родить. Они глухи к любой аргументации.

— Понятно: «Мы хотим просто родить, использовать себя как матку, дающую потомство». Но это, простите, чисто животное стремление, а в человеке должно быть нечто иное, более высокое. Если тебе не дано — что ты сделаешь?! Надо перед Промыслом Божьим проявить смирение и учиться жить таким, каким тебе Бог дал — и тогда ты будешь жить.

— Но общество диктует стереотип: семья предполагает наличие детей. Без них — уже не семья.

— Вот это совершенная неправда. Семья существует и тогда, когда нет детей, но есть любовь двух людей, есть несение общего креста и тягот друг друга. Я знаю священнические бесплодные семьи. И люди несут свой крест. Тем более что вокруг них столько людей, нуждающихся в человеческом тепле и заботе.

Согласитесь, что не все люди имеют семью. Многие остаются вообще одинокими, не имея ни детей, ни мужа или жены. При этом у них есть шанс не чувствовать себя обделенными. В русских семьях существовала традиция, по которой не вышедшая замуж девушка жила в семье замужней сестры или женатого брата, помогала нянчить детей, воспитывать их и была для них лучшей и любимейшей тетушкой. Так что неполнота ее жизни растворялась в полноте жизни семьи близких.

— Тем не менее, в целом общество смотрит косо и на многодетных, и на бездетных…

— Мне так не кажется. Общество проблема бездетности не волнует. В основном волнуются родственники — теща, свекровь. Волнуются из чисто эгоистических соображений: им хочется внучков понянчить. А вопрос многодетных будоражит общество потому, что людям кажется, будто их объедают те, у кого большие семьи.

— По статистике бездетность — частая причина разводов.

— Причина разводов — это нелюбовь, это нежелание той любви, о которой говорит нам Христос, это стремление к присваивающему чувству. А если в конечном итоге присвоить нечего, то для таких людей нет дальше перспективы. Так что речь вовсе не об отсутствии детей. Разве мало браков, которые распадаются, несмотря на наличие детей?

— То есть семья — это муж, жена и их чувства. А детей Господь дает им в дар?

— Да, кому-то дает. А у кого-то потом забирает. И эти родители остаются осиротевшими без своих детей, и это труднее бездетности.

У кого-то рано забирает родителей. Мир, он же очень сложен, скорбен, и его совершенно невозможно по полочкам разложить. Да, было бы хорошо, когда счастливые родители любили бы своих детей, а они бы слушались своих родителей, и все бы жили долго и счастливо. Но мы живем в реальности, в которой бессмысленно мечтать о благополучной жизни, ставить себе цель достичь ее. Бог не обещает нам благополучия, о нем нет ни слова в Евангелии.

О чудесах

— Значит, супругам, если у них не получается с деторождением, стоит оставить мечты родить ребенка?

— Но в нашей жизни всегда есть место чуду. Тем более, если речь о молодой семье, жизнь которой еще не определилась окончательно. У таких людей должна быть надежда на чудо, на милость Божию.

В моем приходе были случаи, когда родители со всеми минусами здоровья, с медицинскими заключениями о бесплодии, все же рожали. Рожали по обету, по молитве, и очень часто рожали, потому что обращались в монашескую республику Афон. В монастырь Хиландар, где из гроба святого Симеона Мироточивого, отца святого Саввы Сербского, уже много-много столетий растет виноградная лоза.

В принципе, мне не свойственны разговоры о чудесах: смущает некая экзальтация в этих вопросах. Но тут уже ничего поделать не могу. Сам, несколько раз лично бывая на Афоне, привозил из Хиландара засушенные ягодки винограда. И с иконой святого Симеона, с молитвой давал их некоторым нашим прихожанам, которые, исполнив сорокадневное правило поста и молитвы, потом вкушали эту ягодку, причащались и… зачинали детей. У меня в приходе таких случаев несколько.

Но чудо дается, если действительно есть плод молитвы и великое упование на Бога. Не вырывание у Бога: «Дай во что бы то ни стало!», а готовность принять Его любое решение: «Да будет воля Твоя!» Главное — бездетная семья не должна чувствовать себя неполноценной. Супруги всегда должны помнить, что если Бог есть любовь во всем, то можно Его и не понимать, но нужно жить, спокойно Ему доверяя.

Источники:

Почему Бог хочет, чтобы в семьях было много детей? Часть 3

http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Semya/mnogodetnost_i_bezdetnost_dary_Bozhi.html

Бездетность: Наказание или промысл?

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector