Почему умирают дети? Комментарии священников. Почему страдают невинные

Почему невинные страдают.

Отвечаю сегодня на письмо одной моей читательницы. Пишу о проблеме зла, о страдании невинных людей, о том, почему Бог все это попускает. Вновь и вновь мы обращаем этот вопрос к Небесам и жаждем получить ответ.

Я хочу поделиться с вами прекрасными, но малоизвестными словами на эту тему Святейшего Патриарха Кирилла, сказанными на встрече с сотрудниками Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева.


Святейший Патриарх с маленькими пациентами Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева


Выступление перед сотрудниками Центра.

Что ответить мамам, которые спрашивают, за что их дети страдают от порока сердца?

— Бог создал человека свободным. Что это означает? Это очень опасный тезис, потому что он закладывает в саму идею религии некую составляющую, которая часто подвергается критике. В самом деле, ведь так говорят не только мамы, у которых дети с пороком сердца, — так говорят и жертвы цунами, не говоря уж о жертвах войн. Но если войну еще можно как-то понять, то как понять цунами? Смыло несколько городов с лица земли, и люди спрашивают: «что же это такое?»

Ответ может быть только таким: Бог не завел механизм космоса на добро, как мы заводим будильник. Он не заложил обязательную программу на развитие всего мира и человеческой личности исключительно на добро, и человек способен творить зло.
Кроме того, в основе бытия заложены определенные законы. Бог ведь не вмешивается в действие этих законов, но они функционируют соответствующим образом. В атмосфере возникает электрический потенциал, который разряжается молнией, громом и так далее. А если Бог будет вмешиваться в то, где молния должна сработать, а где не должна, то это будет уже другой мир. Так же Бог не вмешивается и в нашу жизнь — до тех пор, пока мы сами Его не попросим. Молитва — это просьба человека к Богу ограничить нашу свободу, войти в нашу жизнь.
Поэтому нужно ясно понимать, что стихии мира работают по своим законам. Почему одни люди подвергаются воздействию стихии, а другие нет? Почему одни подвержены болезням, в том числе пороку сердца, а другие нет? Это, конечно, вопрос не ко мне, а к Богу. Никто этого не знает. Никто этого знать не может. Но только одно нужно понимать: наша логика — это не Божественная логика. «Мои слова — не ваши слова, и Мои мысли — не ваши мысли», — говорит Господь (ср. Ис. 55, 8).
Мы просто не можем представить себе Божественной логики — потому что мы с вами ограничены физической жизнью и для нас смерть — это катастрофа, а Бог видит все. Он находится вне времени и пространства, Он видит все, он видит вечность. А ведь в контексте вечности работает другая логика. То, что для нас является страданием, для Него таковым может и не являться. И почему Господь одного проводит через страдания, а другого нет — это Его, Божий, замысел.

Святые отцы учат нас правильному восприятию страданий. Бывает страдание как результат человеческой деятельности. Допустим, человек употребляет алкоголь, а потом у него цирроз печени — это не крест. А вот когда страдание вызвано объективными причинами — это крест. Господь говорит, что нужно взять крест и нести его, потому что без креста нет человеческой жизни. Каждый из нас хочет сбросить с себя любую тяжесть, любой крест, а Бог говорит: «это необходимо для полноты человеческой жизни». Здесь, конечно, тайна Божественной логики. Достоевский пытался в эту тайну проникнуть, и он пишет о страдании как о необходимом нравственном компоненте человеческого бытия. А если нет страдания, то нет человеческого роста.
Поэтому людям простым, которые спрашивают «за что?», нужно ответить: «Предайтесь в руки Божии и этого вопроса не задавайте. На этот вопрос вам никто не ответит — ни я, ни Патриарх; на этот вопрос вам может только ответить Бог. Единственное, что вы должны сделать сейчас, — призывать помощь Божию, чтобы Господь поддержал руки хирургов, чтобы вдохнул силу, укрепил этого младенца. Но ответить на вопрос, почему Бог одного человека проводит через такое страдание, а другого нет, никто не может. Это тайна человеческой жизни. Мы с вами к этой тайне только прикасаемся, но мы ее никогда не поймем — по крайней мере, до тех пор, пока живем в этом теле. Когда мы предстанем перед Богом, мы, может быть, и улыбнемся, взирая на наш с вами отрезок жизни в условиях физического мира».
Христианская вера и Церковь призваны помогать человеку ни в коем случае не терять присутствие духа. Терпение есть величайшая христианская добродетель. Без терпения нет роста человеческой личности. Человек, теряющий терпение в преодолении трудностей, то есть в несении креста, становится слабым, разрушает самого себя.
Поэтому я и хотел бы сейчас перейти к теме присутствия Церкви в ваших стенах. Это очень важное служение. И сегодня, находясь в храме, а затем общаясь с медицинским персоналом, с мамами, с некоторыми пациентами, я почувствовал, как важно для людей духовное укрепление в тот период, когда они проходят через эти испытания. Здесь священники должны находить правильные слова утешения. Но вы знаете, что Церковь утешает не столько словами, сколько молитвой. Когда священник начинает искренне молиться вместе с пациентом или с родителями младенца, тогда наступает успокоение и Господь дает Свою благодать и поддержку. Это не психотерапия, это не внушение — это реальное действие Божественной благодати, Божественной энергии, которая дается нам в ответ на молитву и искреннюю веру. Поэтому важно, чтобы в таких местах были храмы, была духовная жизнь.
Я хотел бы еще раз, Лео Антонович, сердечно поблагодарить Вас за то, что Вы были одним из первых, кто создал храм в столь важном медицинском центре. Хочу поблагодарить владыку Пантелеимона и духовенство, которое здесь трудится, и выразить надежду, что это сотрудничество медиков и священников, которые работают с душой человека, то есть с тем самым сердцем, о котором говорит Сам Бог в слове Своем, будет успешным и на благо пациентов, и на благо нашего народа.

Можно ли быть нравственным, милосердным и вместе с тем нерелигиозным человеком?

— Нравственное начало заложено в человеческую природу Богом. Всякие попытки материалистического объяснения нравственности несостоятельны. Когда нравственность связывается с социальным, историческим, культурным контекстом, это приводит к ложным выводам. Существует колоссальное разнообразие социальных, культурных, исторических контекстов, что должно было бы привести к разнообразию нравственных систем. Но тогда бы не существовало понятия «общечеловеческие ценности». Ведь общечеловеческие ценности — это не культурные ценности и не ценности демократии и либерализма, как некоторые сейчас полагают. Общечеловеческая ценность — это то, что принадлежит человеческой природе вне зависимости от того, родились ли вы в Папуа Новой Гвинее, в Соединенных Штатах или в России. Значит, Бог заложил нравственный код в природу человека — эту способность различать добро и зло.
Конечно, культура накладывает свой отпечаток, и этот код может приобретать различные модификации, но в основе всего, как ни удивительно, те же самые десять заповедей Моисея, и все законодательство мира основывается на этих принципах.
Поэтому, если Бог вложил нравственную основу в природу человека, то она ему присуща. В этом смысле, если взять идеально стерильную ситуацию, неверующий человек может быть нравственным, потому что природа-то работает — то есть его совесть. В чем же проблема? А проблема в том, что на человека оказывается колоссальное воздействие извне. Непременно нужен интеллектуальный критерий, потому что человека очень легко запутать — как происходит сейчас, когда теряется различие между добром и злом, когда зло рядится в одежды добра. В наше время, когда на личность оказывается колоссальное информационное влияние, потерять систему ценностей очень просто.
Задача религии заключается в том, чтобы сохранять этот критерий — абсолютный критерий — в оценке добра и зла. Божественная заповедь — это абсолютный критерий. Если завтра все скажут, что разрушение целомудрия есть норма жизни, если завтра все скажут, что нет разницы между естественным браком и гомосексуальными отношениями, потому что это соответствует правам и свободам человека, Церковь скажет: это грех. Сегодня Церковь говорит так, оставаясь уже в меньшинстве; но если она перестанет это говорить — на основании абсолютного Божественного критерия — люди утратят способность различать добро и зло.
Вот поэтому в идеальной ситуации может быть человек нерелигиозный и нравственный. Но удержаться очень тяжело.
И вот еще что очень важно. Мы иногда говорим о нравственности советского человека. Действительно, в то время была высокая нравственность, но ведь коммунисты не изобрели новой нравственности — они имплантировали христианскую нравственность, только Бога отвергли. Возьмите «кодекс строителей коммунизма» (люди нашего поколения помнят) — это же христианская система нравственности. И если сегодня нравственность в обществе еще сохраняется, то это пострелигиозный рудимент. А вот что произойдет в обществе, которое полностью отвергнет абсолютный критерий, страшно и подумать.
Можно быть верующим человеком — в плане воцерковленности, регулярного посещения храма; можно быть религиозным человеком с точки зрения признания идеи Бога. А можно и не признавать идею Бога, но признавать важную роль Церкви в сохранении нравственности — личной, семейной, общественной. Я думаю, сегодня так должен мыслить каждый человек.
Да, бывают люди озлобленные, которые хулят Бога, которые устраивают страшные, кощунственные выставки, которые растлевают детей. Есть такое понятие в Слове Божием — «хула на Духа Святого», и сказано: «любой грех прощается, кроме хулы на Духа Святого» (см. Мф. 12, 31). Когда человек ненавидит, когда он разрушает святыни, — это и есть хула на Духа Святого. А поэтому из того, что Вы сейчас сказали, вытекает очень важное следствие. Я сознаю, что в нашем обществе много интеллигентных людей, которые не считают себя религиозными по своему образу жизни, но у которых эта порядочность — я называю ее «рудимент религиозной жизни» — с генами передается от родителей к детям. Так нас еще бабушки и дедушки воспитывали, и это переходит из поколения в поколение. Этих людей я называю людьми доброй воли. Для меня термин «человек доброй воли» не идеологизированный термин, а реальность — это человек, способный поддерживать нравственное начало в жизни общества. С такими людьми Церковь должна быть сегодня вместе. Вот почему я выступаю за открытый диалог, за сотрудничество Церкви и интеллигенции, Церкви и образования, Церкви и науки — потому что если мы потеряем нравственное измерение жизни, то общество перестанет быть жизнеспособным.
Я долго говорю, но думаю, что в профессорской среде это будет понято.
Благодарю вас за внимание.

Читать еще:  Научные факты обо всем. Интересные факты обо всем на свете (38 фото)

Из ответов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на встрече с сотрудниками
Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева (2 ноября 2010 года).

Почему умирают дети? Комментарии священников

После убийства Василисы Галициной горожан охватывают сильные чувства скорби, боли, страха, отчаяния и вины, желание мести преступнику, желание понять, почему все так произошло… Люди не находят ответов на свои вопросы, лишь только слезы комком подступают к горлу, мы все безутешны. Почему умирают дети? Откуда в мире столько зла? Уместно ли чувство мести в данной ситуации? Что может каждый сделать сейчас для девочки? Мы задали эти вопросы священникам г. Набережные Челны, Закамского благочиния.

Протоиерей Александр Андриевский, храм свв. бесср. Космы и Дамиана – Орловская церковь:

«О том, как существование благого и всемогущего Бога сочетается с существованием зла и страдания в мире, написано много трудов. В романах Достоевского, например, тема страдания, является одной из центральных. Если кто хочет глубже вникнуть в проблему, могу порекомендовать к прочтению философский очерк английского писателя Клайва Льюиса, который так и называется «Страдание».

Говоря кратко, зло и страдание происходят от того, что Бог ограничивает Свое Всемогущество человеческой свободой. Там, где начинается свобода человека, кончается могущество Бога. Почему Он это делает – уже другой вопрос.

Что же можем и должны делать мы в этой ситуации. Очевидно, что Бог даровал нам свободу, в надежде, что мы сами устроим свою жизнь, сами наведем в ней порядок. Как кто-то хорошо заметил, что зло овладевает миром тогда, когда хорошие люди ничего не делают, чтобы его остановить. В случае с девочкой Василисой, без преувеличения можно сказать, что раскрыто преступление было, благодаря помощи простых людей.

Что касается чувства гнева и негодования, которое охватывает нас при упоминании о подобных злодеяниях, то они вполне естественны и нормальны, но нельзя идти у них на поводу. В гневе, как сказано, человек не творит правды Божией. И нередко бывает так, что кара падает на невинных людей. Потому Господь и говорит в Писании «Мне отмщение, Аз воздам» (Рим.12, 19)».

Иерей Георгий Опарин, Свято-Вознесенский собор – Боровецкая церковь:

Известие о страшной гибели ребенка не могло не взволновать каждого доброго человека. Как это ужасно! Нужно понимать, только Господь знает, как можно нас спасти. Зло в мире происходит от наших грехов, и каждый грех увеличивает зло в нашем мире. И это зло является причиной всех преступлений. Пока мы не избавимся от грехов, будут совершаться самые страшные преступления. Часто мы не хотим спасаться добровольно. К Богу, в Церковь нас приводит не любовь к Богу, не благодарность Ему, а наши скорби и несчастья. Поэтому все бедствия направлены к нашему спасению.

Как же быть с местью? Кому мстить? Больному человеку? А каждый преступник – это больной. Больной человек в больном обществе. Хорошо, отомстим, уничтожим. И что? Дальше нужно вернуться к нашей грешной жизни. Кому мстить? Себе. Это ведь мы, так называемые православные, грешим и плодим зло и преступления в мире. По нашему безразличию и равнодушию к греху совершаются преступления. И лучшая месть за преступление – это начать путь к Богу, путь исправления нас самих, а через нас и исправления общества.

Лучшее, что мы можем сделать – помолиться за нее. И сделать для нее доброе дело: прийти на исповедь и исправить свои грехи. Научиться молитвою защищать и себя и других. А еще помочь другим детям найти Бога.

Иерей Валерий Матвеев, Боровецкая церковь:

Тема смерти – трудна. А особенно это касается смерти детей. Невозможно даже представить, каково было в эти дни родителям девочки! Жизнь плотная, чтобы пройти через стену, ее нужно пробить. Это очень трудно и даже больно. Но за ней радость, свет. Это когда человек неверующий, он вынужден переживать, у него другого способа жить духовно просто нет. Но нам дано Богом, Церковью гораздо большее. Нам дана ясность, нам дана вера. «Мир вам», – сказал Господь. В мире мы должны жить в ясности и с упованием на Господа. Господь непременно дарует ей блаженную жизнь в Царствии Небесном. Но нам нужно задуматься — от чего такое происходит? Посмотрите, сколько тысяч детей каждый год умирает от абортов, но почему-то из-за этого никто так не переживает. Конечно, понять и пережить это близким девочки нелегко. Но как писал Паисий Святогорец: «Родители должны знать, что с того момента, как у них умирает ребёнок – у них появляется молитвенник в Раю». Пусть Господь дарует близким девочки крепости сил душевных, а нам вразумления!

Иерей Евгений Ступицкий, Боровецкая церковь:

Смерть. Это слово приводит человека в смятение. Человек создан для вечной жизни, и поэтому столкновение со смертью нас приводит в страх, ужас. Тем более смерть насильственная, жестокая. Хотя смерть сопровождает человечество практически с момента его создания, (убийство Каином своего брата Авеля), сталкиваясь с проявлением насилия над человеком, убийством, мы всегда приходим в состояние скорби, негодования. А если удаётся задержать насильника, то и в состояние гнева, мести. Жестокость за жестокость, зуб за зуб, око за око! Но так было до Нашей Эры. С приходом на землю Христа, человечество получило новую заповедь – ЛЮБОВЬ! Он Сам показал нам пример любви. Его распинали, а Он молился: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк 23, 34).

Если бы мы все жили в состоянии любви к окружающим нас, то и не стало бы насилия, жестокости в нашей жизни. Но почему в наших сердцах всё чаще селится жестокость, месть, зло. А любовь, прощение считается признаком слабости и безволия. Дело в том, что по Божьему произволению, этим миром правит князь тьмы – диавол. И мы, в погоне за «радостями» и «прелестями» мира сего, попадаем под его воздействие. И, тем самым, добровольно удаляем от себя Бога. А диавол – однозначное зло, как и Бог – Сама Любовь. То есть мы намеренно принимаем зло, как норму своей жизни, отвергая при этом любовь. И наша массовая культура, находясь под воздействием тёмных сил, завалила нас триллерами, детективами, боевиками, где сюжет один: жестокое, изощрённое преступление и не менее жестокая месть. Причём, всё чаще киллерами становятся женщины, созданные Богом нести в мир любовь через материнство. И человек, духовно повреждённый такой «культурой», насмотревшись этих «зрелищ», пытается воспроизвести их в реальной жизни. Уже неоднократно мелькали сообщения в прессе, что то или иное преступление совершено по сценарию очередного блокбастера.

Наше общество уже давно больно хроническим дефицитом любви. А лекарство от этого заболевания одно – христианство, с его главной ценностью: «ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ»! И жизнь эту дарит нам только Бог, и только Он вправе её забирать. Челнинская трагедия заставляет каждого из нас вздрогнуть, очнуться от духовной спячки, вспомнить кто мы, и зачем мы здесь. Заставляет подумать о воспитании молодых людей, кто из них вырастет? И сколько ещё сможет прожить наша цивилизация с прогрессирующим дефицитом любви?

Православие ни в коем случае не призывает выпустить всех преступников и убийц на волю, для этого существует закон. Христианство призывает пересмотреть СВОЁ отношение к окружающим нас людям в сторону сострадания, милосердия и любви для того, чтобы меньше было в наших сердцах злобы, ненависти, зависти, которые и приводят человека к преступлению. Именно от недостатка любви в каждом из нас наш мир и порождает таких убийц.

Читать еще:  Оригинальные поделки к 8 марта своими

Иерей Роман Храмутичев, Покровский храм, село Коноваловка, Мензелинский район:

Во-первых, хочется выразить слова соболезнования родителям, родным и близким невинно убиенной Василисы! Так же, как и многие челнинцы, разделяем с вами горечь утраты вашего дитя.

Смерть или какая-то болезнь детей являются жертвенными, так как обусловлены они не личными грехами, а грехами ближних (Ин. 9. 2). Сами же дети этого не осознают, но будучи уже в жизни вечной им откроется то, что Бог через их смерть, страдания совершил для их близких, какое благо приобрели они сами этим актом любви.

Любовь сильнее смерти – это известно каждому. Любовь истинная – жертвенна. К такой любви способны люди чистые душой и дети, прежде всего! Эти страдания можно понять и осознать только лишь имея веру в то, что смерть здесь – это не конец жизни, но лишь окончание его серьезного подготовительного этапа к жизни вечной, и что страдание за других не останется без великого вознаграждения Божия! И каждому из нас нужно всегда задумываться о том, что Господь для нас делает и как пытается нас вразумить, порой и такими тяжелыми скорбями!

Откуда же в мире столько зла? Вся причина в нас самих. Дело в том, что наше человеческое естество склонно ко греху. Господь каждого наделил свободой и свободой выбора. Вот каждый для себя и выбирает. Кто-то легко поддается искушениям дьявола, кто-то борется с ним, борется постом и молитвой. Есть два пути: первый путь – путь истинный, когда человек пребывает с Богом и благодать Божия всегда пребывает с ним, а второй путь – путь своеволия и подчинения себя мирской суете и страстям, которые нас и вводят в самые тяжкие грехи.

Уместно ли чувство мести в данной ситуации? «Если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14-15). Слова и мысли о мести ни в коем случае не должны возникать у нас. «Не судите, да не судимы будете» – Господь рассудит, как с ним поступить!

Что мы можем сделать? Молиться за упокой души убиенной Василисы.

Виталий Сидоренко, секретарь Закамского благочиния:

В эти дни всех жителей нашего города всколыхнуло страшное известие о похищении, а затем и убийстве невинной восьмилетней девочки Василисы Галициной. Более того, эта страшная весть охватила всю страну и затронула до глубины души каждого неравнодушного человека. Многие после случившегося испытывают страшный гнев по отношению к преступнику. Это очень напоминает ветхозаветное предписание «око за око, зуб за зуб», которое предполагало кровавую месть, убийство за убийством тянулись в случае преступлений и обид людей. С приходом Христа Спасителя в мир и принесшего нам заповедь любви мы не можем допустить подобного. Ведь мы знаем, насколько ужасна кровавая месть у тех народов, у которых она сохранилась до настоящего времени. Господь наш Иисус Христос призывает всех нас к высшей мере любви, заповедуя при этом руководствоваться не только законом справедливости, но и законом всепрощения. Этот принцип может не укладываться в наших умах, но только любовь может привести нас к богоуподоблению. Вопиющий случай, произошедший в нашем городе, должен стать для каждого из нас поводом изменить себя к лучшему, чтобы тем самым привести все общество к нравственному изменению.

Всем нам известно, Господь претерпел смерть на Кресте за наши грехи и беззакония. А рядом со Христом были распяты два разбойника за тяжкие преступления. Один из них хулил Христа, а второй, признавая свою вину и праведность своего наказания, получил прощение от Спасителя. Более того, этому разбойнику было обещано: «ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Я желаю, чтобы в эти сложные дни мы сохраняли внутреннюю трезвость, и чтобы пример благоразумного разбойника открыл нам, а также многим насильникам и убийцам путь ко спасению через искреннее покаяние и молитву к Богу: «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23, 42).

Почему страдают невинные?

Почему Бог допускает страдание невинных? Есть ли в этом смысл? Как можно совместить веру во всесильного, любящего Бога и такую вопиющую несправедливость?

Размышляет епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Страдания переполняют землю

Когда встречаешься с людьми, которые пережили страшную трагедию, говорить о страданиях трудно. Если бы я сейчас смотрел в глаза матери, у которой погиб ребенок, мужу, у которого погибла жена, сыну, у которого погибла мать, я не знаю, что бы я сказал… Хотя я сам пережил подобное и понимаю, как это тяжело. У меня умерла жена, умерло трое моих внуков в младенчестве. Мир становится черно-белым вместо цветного. Еда теряет свой вкус, когда ты рядом с близким человеком переживаешь опыт умирания. Хотелось бы, чтобы страданий не было, чтобы все жили счастливо, весело, радостно, чтобы никто не болел раком, рассеянным склерозом, чтобы люди никогда не попадали в автокатастрофы, чтобы не разбивались самолеты. Но тем не менее страданий и скорби никому не миновать. Они есть в жизни. Как к ним относиться?

Недавно ко мне пришел один человек — очень хороший, очень верующий. Он рассказал, что не может больше молиться, не может заходить в храм. С ним произошла страшная история. У него была знакомая двадцати лет, которую он знал с детства. У этой бедной девушки были долгие периоды депрессий, она была психически тяжело больна. Они с мамой были некрещеные, неверующие. Однажды эта девушка пропала. Ее долго не могли найти. Но по телефону смогли определить, что она пошла в лес, туда, где были вышки, с которых летом можно прыгать вниз на резиновом канате — такой аттракцион. Когда мой друг искал ее, он очень горячо молился. Ему казалось, что Бог его слышит и что она обязательно останется жива. Но он сам ее нашел. Она была мертва. Девушка покончила собой, спрыгнув с вышки. Это было страшно. И он не смог принять то, что Бог допустил смерть этой девочки. Ясно, что мир несовершенен. Но как всесильный Бог, который сотворил этот мир, как Он мог это допустить? И как можно верить в Бога, когда такое происходит на земле?

Заслуженное страдание легче принять

Наверное, легче умирать за высокую идею, может быть, радостно умирать во имя любви, можно спокойно пойти на смерть, если ты совершил тяжелое преступление и понимаешь, что достоин наказания. Бывает, преступники сами хотят, чтобы их наказали. В житиях святых есть рассказ про одного разбойника, который убил многих людей, в том числе и детей. В те времена преступники иногда скрывались от правосудия в монастырях. Монахи жили отдельно, носили особую одежду, за которой можно было спрятаться. Этот разбойник тоже ушел в монастырь и был принят монахами. Сначала он обманывал их, но потом покаялся и получил прощение от Бога — всякий грешник получает прощение от Бога, если он искренне кается в своих грехах (среди святых есть один, убивший 400 человек). Но уже получив прощение, он все равно решил сдаться властям, и был казнен. Хотя никто его из монастыря не выгонял, никто не требовал, чтобы он сдался, — священник, которому он покаялся, не мог бы его выдать, иначе бы он нарушил тайну исповеди. Но сам этот разбойник, подходя к Чаше, видел одного из убитых им младенцев и сильно мучился. Пробудившаяся совесть не давала ему спокойно жить, он хотел понести наказание.

Если человек знает, что терпит за свои грехи, то он это страдание принимает. Благоразумный разбойник, который был распят со Христом, сказал: мы принимаем достойное по нашим грехам. Недавно я прочитал рассказ об одной женщине, которая взяла на себя грех сына. Муж сильно издевался над ней, и взрослый сын, не выдержав, убил его, а эта женщина взяла вину сына на себя и села вместо него в тюрьму. Она говорила своим сокамерницам: «Я знаю, за что сижу, и каждый день радуюсь, что отбываю срок за сына, а он живет на воле». Так бывает, если человек понимает, за что он страдает. Но если он не понимает?

Человечество — единый организм

Нужно вспомнить, дорогие друзья, что, когда был создан этот мир, в нем не было страданий. Бог страданий не сотворил. Как тогда они появились? Некоторые говорят: «Бог же знал, что Адам согрешит. Почему же Он не создал Адама таким, чтобы он не совершил греха?» Ответ простой: Бог создал нас свободными. Мы не запрограммированы, как машины, на добро. Мы сами решаем, куда пойти, что сделать, как поступить, как жить. Мы даже можем решить, верить нам в Бога или нет — такая величайшая свобода нам дана. Бог есть, а некоторые люди абсолютно убеждены, что Его нет.

Начало страданий, начало греха заключается именно в том, что человек в своей свободе может выбирать путь зла. Животные, птицы — они имеют относительную свободу, но не выбирают между добром и злом. Волка можно, конечно, застрелить за то, что он задрал овец, медведя-людоеда можно убить, но все-таки нельзя посадить его в тюрьму и дать ему срок за то, что он сделал. Он не понимает, что делает. А человек понимает.

Читать еще:  Персоны и иконы стиля. Главные иконы стиля современности

Но почему же мы-то страдаем от того, что Адам неправильно воспользовался данной ему Богом свободой? Мы ведь не ели от древа познания добра и зла? Хотя некоторые, наверное, уже ели… Ну, младенцы точно не ели. Почему же тогда рождаются детки с сердечными патологиями, с уродствами, несовместимыми с жизнью? Разве младенцы в чем-то виноваты?

Мы созданы Богом как единый организм. Грех или святость одного отражаются на всех остальных. Это только кажется, что мы отделены друг от друга пространством, у нас разный интеллект, разный внешний вид, разный цвет кожи, разные пристрастия. На самом деле человечество — это единый организм, созданный Богом по Своему образу — образу Пресвятой Троицы, единой в Любви. То есть мы все личности единой человеческой природы и связаны очень тесно. Мы все родственники, мы с вами братья и сестры. И те, которые жили, и те, которые будут жить, и те, которые сейчас живут по всей земле, — мы все одно. И поэтому то, что нарушается в одном, оказывает влияние на других. Поскольку Адам — наш общий праотец, его поступок как некая генетическая болезнь передается из рода в род, из поколения в поколение.

Почему Бог не наводит порядок?

Но тогда можно сказать: «А почему Бог, в конце концов, не наведет порядок? Ведь он знает, кто больше грешит, а кто меньше. Среди нас, возможно, находятся будущие преступники, которые совершат тяжкие преступления. Так может быть, лучше сразу их ликвидировать, чтобы они не мешали другим?» Мы этого не знаем, но Бог-то знает. Почему же Он допускает этим людям жить?

Дело в том, что мы с вами живем во времени, которое является путем в Вечность. Жизнь, которой мы сейчас живем, это не та настоящая жизнь, для которой мы созданы Богом. В этот мир, где мы с вами находимся, мы были изгнаны из рая после совершения греха. И наше пребывание здесь временно. Это не то место, где мы можем хорошо устроиться, купить себе красивую мебель, дачу, машину, найти замечательную жену или мужа, устроиться навечно и пользоваться всеми этими благами.

Жизнь — это дорога, где нам нельзя собирать много вещей, это дорога, которая однажды кончится. Бог ждет конца истории, чтобы подвести некую черту. Ведь если прямо сейчас начинать разбираться, кто прав, кто виноват, боюсь, всем нам не поздоровится. У каждого из нас есть грехи, и я далеко не святой. Если человек священник или ходит в церковь, это не значит, что он святой, как некоторые думают. Чтобы совершить суд, нужно закончить с этим миром вовсе, остановить время и разбираться с каждым, кто жил и кто еще живет. И это произойдет обязательно, но Бог ждет, когда покаются люди, которые пока еще не пришли в сознание греха.

Некоторые даже думают, что Бог как бы завел некие часы, и мы теперь тикаем здесь сами по себе, а Он сверху смотрит и не вмешивается. Но как Он терпит столько зла? Почему он не вмешивается? Какой-то жестокий получается Бог, скажете вы. Куда же Он смотрит? Где Он? И тут мы подходим к самому главному.

Бог на кресте

Один мудрый батюшка, когда его спросили, где же Бог, очень просто сказал: Бог на Кресте. Бог приходит на землю, становится человеком и проживает человеческую жизнь со всеми ее трудностями, приняв на себя даже последствия первородного греха, хотя Он чище и безгрешнее, чем новорожденный младенец. Безгрешному человеку жить среди нас, грешных, очень тяжело. Вы читали «Идиота» Достоевского? Это была попытка показать образ святого человека в нашем грешном мире. И чем кончилось? Герой просто сошел с ума.

Когда Господь был на земле, Он так уставал, что спал на корме лодки, которая буквально тонула в волнах. Перед тем как принять на Себя грехи всего мира, перед крестным страданием, Господь так горячо молился в Гефсиманском саду, что пот его был, как капли крови.

Он принял на себя страшную мучительную смерть. Пережил многие унижения. Люди, которых Он исцелял — а ни один человек не отходил от Него без помощи, — кричали: «Распни, распни Его!» Хотя эти люди могли Его освободить, но они освободили разбойника.

Смерть на кресте — страшная смерть, смерть-пытка. Когда человека прибивают гвоздями ко кресту, он вынужден опираться на раны на руках или на прибитые гвоздями ноги. Распятый человек умирает от удушья. Это страшное истязание, страшное мучение. Проводили даже такой эксперимент: люди долго стояли просто с поднятыми руками — они начинали задыхаться от того, что грудная клетка поднята вверх. А у креста стояла толпа людей, они смеялись и кричали: «Спаси себя, если ты — Бог». Как известно по современным исследованиям плащаницы, Христа секли страшными бичами со свинцовыми наконечниками, сдирающими кожу. На плащанице видно, что вся спина Его была исполосована ими.

Он был так избит, что Сам не мог нести крест, Ему помогал Симон Киринейский. Когда Он нес верхнюю перекладину, которая была привязана к Его рукам, и когда, обессиленный, спотыкался по пути на Голгофу — Он падал лицом в пыль, частички этой пыли были найдены на плащанице. На главу Его надели терновый венец с острыми шипами, они впивались в кожу, и струи крови текли по Его лицу.

Физическое страдание усугублялось еще и нравственным, духовным страданием, которое непостижимо для нас — Он произнес на кресте фразу, которая всегда приводит меня лично в состояние внутреннего содрогания, на кресте Бог-Сын обращается к Богу-Отцу: «Боже мой, Боже мой, почему Ты меня оставил?»

Что-то похожее переживает и мой друг, который думает, что Бог оставил эту девочку. Это невыносимо тяжкое страдание, и оно было пережито самим Богом. Это страдание и есть то, что сделал Бог, чтобы победить зло, чтобы уничтожить само страдание. Вот путь избавления от страдания. Страдание исцеляется страданием. Смерть убивается смертью. Умирая на кресте, претерпевая страдание, Он уничтожает его силу. Теперь каждый, кто страдает, может обратиться ко Христу, и быть с Ним, и получить от Него помощь. Такая помощь приходит. Потому что теперь страдание не имеет такой силы, которая была до Христа. Теперь страдание имеет смысл. И каждый страдающий теперь приносит себя в жертву и страдает со Христом.

Нельзя смиряться со злом

Когда мы столкнемся с несправедливостью, со старостью, со смертью, мы можем обратиться с молитвой ко Христу, вспомнить Его страдание за нас, и помощь придет, хотя, может быть, и не сразу.

Это не значит, что страдание мгновенно кончится. Оно попущено Богом, чтобы очистить нас от греха. Наша душа, оскверненная грехом, иначе очиститься не может. Как нельзя без щетки вычистить въевшуюся грязь, так и страдание очищает въевшуюся в душу грязь греха, оно имеет для нас очистительный смысл, оно делает человека совершенным. Ведь когда человек страдает, он являет свою любовь, и это еще один смысл страдания.

Я закончу рассказом об одной книге, которая раскрывает тайну страдания. Это книга Иова: в ней рассказывается о том, как жил на земле один праведник, он был богат и у него было много детей — его звали Иов. И дьявол сказал Богу: «Иов Тебя любит, потому что у него все есть, отними у него богатство, посмотрим, как он будет Тебя любить». И вот у Иова все рушится, гибнут дети. Жена говорит ему: «Похули Бога!» А Иов отвечает ей: «Бог дал, Бог взял». Потом он заболел тяжелой болезнью. Жена ему говорит: «Похули Бога и умри». А он говорит: «Надо все принимать от Бога, хорошее и плохое». Пришли к Иову его друзья и говорят: «Это тебе все за грехи, ты покайся, и все пройдет». Но Иов не знал за собой греха. Он принял свою судьбу, свое страдание, и в конце Бог явил ему Себя и открыл некую тайну. Тайна примирения с Богом открывается человеку непостижимым образом.

Нельзя смиряться со злом, нужно обязательно стараться, чтобы в мире было меньше страдания, нельзя отойти в сторону, нужно помогать людям. У нас молодые люди — добровольцы ходят помогать в областную детскую больницу. Там есть дети из детских домов, и их никто не навещает. Добровольцы ходят к ним каждый день, играют, берут на руки, заботятся о них.

Если человек не соглашается с тем, что в мире есть страдание, то он должен стараться, чтобы страдания в мире стало меньше, а любви стало больше. Нужно не просто размышлять, а самому начать над этим трудиться, молиться и состраданием, помощью другим умножать в мире любовь. В этом делании и в молитве ко Христу, распятому и воскресшему, и открывается тайна страдания.

Источники:

http://azbyka.ru/forum/xfa-blog-entry/pochemu-nevinnye-stradajut.228/

http://www.pravchelny.ru/publications/?id=7389

http://pravoslavie.ru/99758.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector