Павел скачко. Геройская планка генерала скачко

Скачко, Павел Григорьевич

Connected to:

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Павел Григорьевич Скачко (24 января 1924, село Киевка, Новоузенский район, Саратовская область, РСФСР — 24 декабря 2016, Москва, Российская Федерация) — советский ученый в области военныйх наук, старший преподаватель Военной академии Генерального штаба (1979—1989), заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор военных наук, профессор генерал-майор в отставке.

Биография

Окончил три курса индустриального техникума, перешел и в мае 1941 года с отличием закончил Харьковское пехотное училище.

Участник Великой Отечественной войны. В составе 132-й стрелковой дивизией лейтенант Скачко 7 июля 1941 года прибыл под Могилёв, 8 июля в составе 498-го стрелкового полка вступил в бой и был ранен.

После выписки из госпиталя в октябре 1941 года направлен в 798-й стрелковый полк, воевавший под Курском (во время боев вместе с другим бойцом пробрались в подбитый немецкий танк на нейтральной полосе, и корректировали огонь артиллерии) [1] , был назначен командиром взвода, а в ноябре 1941 года командиром роты. В конце декабря 1941 года — ранение и контузия. В мае 1942 года, после госпиталя, направлен в 1-й запасный парашютно-десантный полк под Энгельсом.

Закончил командирские курсы в Нахабино и в августе 1942 года направлен заместителем командира батальона в воздушно-десантную бригаду. В 1943 году был назначен начальником разведки 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, в этой должности воевал до мая 1945 года. С этой дивизией освобождал Белгород, Харьков, Кременчуг, форсировала Днепр, Днестр, Вислу, Одер. После тяжелого ранения он догнал свою дивизию под Дрезденом.

Закончил войну 8 мая 1945 года в звании капитана.

После войны окончил Академию бронетанковых войск, был начальником кафедры.

Работал в ЦНИИ-27, заместителем начальника Академии МВД СССР, с 1979 по 1989 годы работал в звании профессора на кафедре оперативного искусства академии Генштаба России.

Операция “Скачок”

История танкового рейда, который напугал Гитлера

В октябре этого года исполнится 75 лет с момента освобождения Запорожья от немецких захватчиков. Как известно многим запорожцам, 4 октября 1943 года первым в наш город ворвался , танковый экипаж Николая Яценко. Но, к сожалению, далеко не все наши земляки знают, что свое освобождение Запорожье имело шансы отпраздновать еще восемью месяцами ранее, а на площади Университетской мог бы стоять памятник совсем другому экипажу. Ведь всего лишь через пару с небольшим недель после победы в Сталинградской битве на околице Запорожья появились советские танки…

Овладеть Запорожьем!

«Нанести главный удар своим левым крылом в направлении Новомосковска и Запорожья; правым крылом в направлении Краснограда и в дальнейшем на Полтаву и к исходу 23.3 овладеть рубежом: Полтава, Мал. Перещепино, Нехвороща, Шевченково, Подгороднее, Запорожье, Калушевка; передовыми частями овладеть плацдармом на правом берегу р. Днепр в районе Хортица, Канцеровка, Бабурка».

Такая задача, согласно данным Центрального архива министерства обороны Российской Федерации, уже в январе 1943 года была поставлена перед 6-й армией генерала Харитонова. Выходить к Днепру было поручено двум прибывшим из резерва фронта танковым корпусам. Освободить Запорожье уже к весне должен был 25-й корпус, ведомый генералом Павловым. Дерзость задачи, которая была поставлена перед танкистами, прекрасно иллюстрирует название порученной им операции — «Скачок». От линии фронта до Запорожья к началу февраля было около 300 километров! Самому же 25-му корпусу для выполнения задания предстояло совершить 500-километровый марш.

Беспрецедентный рейд

«В этой операции 25-й танковый корпус в течение 13 суток действовал в отрыве от главных сил армии, ведя тяжелые бои с превосходящими силами противника», — напишут уже после войны военные историографы.

А уже в наше время станет известно — рейд подразделения генерала Павлова вполне можно назвать легендарным. Так далеко в тыл врага не заходила за весь период осенне-зимней кампании 1942–43 годов ни одно подразделение Красной Армии. Получив приказ о выдвижении к Запорожью 11 февраля, бойцы 25-го корпуса уже менее чем через десять дней вышли на подступы к нашему городу. За это время подразделения корпуса (три танковые бригады, одна мотострелковая и зенитно-артиллерийский полк) прошли по территории Харьковской, Днепропетровской и Запорожской областей. Представьте себе, что среди прочих на своем пути бойцы Петра Павлова еще за восемь месяцев до освобождения Запорожья освободили десятки населенных пунктов нашей области. Например, только на территории Вольнянском районе 25-й танковый корпус выбил немцев из 49 сел! Наверняка не преувеличим, если предположим, что такой поворот событий для местных жителей был просто ошеломляющим — появления советских танков глубоко в тылу врага (в сотнях километров от линии фронта!) не ожидал никто.

Читать еще:  Мечеть шейха зайда история. Мечеть Шейха Зайда: как добраться: описание

“Фюрер был перепуган до смерти”

Неожиданной эта дерзость оказалась и для противника. 18 февраля командование немецкой группы «Юг» получает шокирующее донесение — передовые советские танки находятся всего лишь в сотне километров от Запорожья, где штаб этой самой группы армий тогда и базировался. Да что там штаб — в этот момент в городе за днепровским порогами находился сам Адольф Гитлер! Более того — уже через день (по другим данным, 20 февраля) авангард 25 танкового корпуса от немецкого фюрера отделял всего лишь один ударный бросок — считанные километры!

Об этом эпизоде Великой Отечественной позже на допросе вспоминал пленный генерал-лейтенант Вермахта Рейнер Штахель. В протоколе, который ныне находится в архивах ФСБ, зафиксирован такой его рассказ:

«Фюрер был перепуган до смерти, ибо накануне, как мне рассказал Цейтцлер, Гитлер чуть было не попал в качестве трофея в руки советских танкистов. Дело в том, что 20 февраля 1943-го одной танковой колонне русских удалось прорваться в район Запорожья, куда накануне приехал Гитлер для встречи с Манштейном. Русские танкисты были в пяти километрах от аэродрома, где находился самолет Гитлера, когда им преградил путь немецкий бронепоезд с зенитными установками. Одновременно с аэродрома были подняты самолеты прикрытия. Русские танки удалось задержать, и поздно вечером Гитлер на своем самолете с эскортом истребителей вылетел в Винницу. Гитлер был охвачен паникой. Достаточно сказать, что за всю последующую кампанию он ни разу не выезжал за пределы Германии, если не считать прилета на два часа в Запорожье месяц спустя».

В окружении

Подобная дерзость танкистов 25-го корпуса была жестоко наказана. Поставить на место подразделение, напугавшее Гитлера,призваны были самые отборные немецкие части. В район прорыва были брошены 20 танковых бригад и две мощные танковые дивизии: «Лейбштандарт Адольф Гитлер» — элитное подразделение СС, созданное на базе личной охраны фюрера, а также «эсэсовская» «Мертвая голова» («Тотенкопф»). Дополняла общую картину нацистских «гвардейцев» мотопехотная дивизия «Великая Германия», усиленная «тиграми».

Увы, силы оказались неравны. По иронии судьбы, 23 февраля — в день Красной Армии — корпус генерала Павлова начал отступать назад. Отступать без непополнявшихся с начала рейда боеприпасов и горючего — ближайшие базы снабжения находились в полутора сотнях километров.

А тем временем врагу далось соединить линии фронта на участке Лозовая–Барвинково — 25-й танковый корпус оказался отрезанным от своего тыла. Выполнить приказ командования «Пробиваться на север!» удалось лишь малой части бойцов Павлова — из окружения вышло всего три боевых машины и порядка четырех десятков воинов.

Финал «Скачка»

В ходе кровопролитных сражений на территории нынешнего Вольнянского района и части Днепропетровской области подразделение Павлова потеряло 300 танков. Последний громкий бой танкисты дают 3 марта под селом Терны — против врага, который имеет семикратное превосходство в бронетехнике. Лебединой песней танкистов становится массовый подвиг — из-за отсутствия снарядов «павловцы» идут на таран фашистских танков… Возможно, кого-то это удивит, но в сражении принимает участие и сам командир корпуса. Под Тернами генерал Петр Павлов получает два ранения.

Настоящий генерал

Командира разгромленного подразделения бойцы прячут в ближайшем селе. И снова удивительный факт — генерал Павлов дважды отказывается покинуть тыл врага на высланном за ним самолете: приказывает вывозить вместо него тяжелораненых подчиненных. К моменту, когда летчики вернулись в село, такой мужественный шаг обошелся комкору дорого.

«Когда летчик прилетел в третий раз, сельская учительница, в доме которой спрятали генерала Павлова, сообщила ему печальную весть — фашисты схватили командира корпуса и увезли в Павлоград…” — повествует история 25-го танкового корпуса под названием “Танки уходят в прорыв”.

Ворвавшимся в дом немцам Павлов назвался доктором Генераловым. Допросы и очные ставки генерала с другими пленными, которые длились 28 дней, не помогли гитлеровцам «расколоть» Павлова. За отказ даже после пыток служить в РОА Власова комкора отправляют в Нюрнбергскую тюрьму, а позже- в концлагерь Флоссенбург. И даже здесь Петр Петрович не сдается — совершает побег и попадает к французским патриотам.

Читать еще:  Высказывания. логические операции (связки)

В мае 1945 года генерал Павлов возвращается на Родину и проходит спецпроверку СМЕРШа на Лубянке. Ничего порочащего честное имя генерала выявлено не было — Петр Петрович был восстановлен в кадрах Советской армии. Впрочем, служить Родине генералу пришлось еще недолго. В 1950 году Петр Павлов был уволен в отставку по болезни.

Эпилог

Подвиг танкистов не забыт — как минимум в Вольнянске. Об их легендарном рейде напоминает танк, который застыл на постаменте при въезде в райцентр. К сожалению, здесь нельзя увидеть фамилии героев-танкистов. Даже спустя семьдесят лет многие из них остаются загадкой — 670 павших под Запорожьем бойцов 25-го танкового корпуса так и продолжают оставаться неизвестными солдатами.

Павел скачко. Геройская планка генерала скачко

Штыков Николай Григорьевич

Полк принимает бой

Штыков Николай Григорьевич

Полк принимает бой

<1>Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: В годы войны Николая Григорьевич Штыков командовал поочередно тремя полками — горнострелковым, стрелковым и воздушно-десантным. Он участвовал в боях на Керченском полуострове, на Северском Донце, в Германии и Чехословакии. В своей книге, рассчитанной на массового читателя, генерал-майор Н. Г. Штыков очень тепло и доходчиво пишет о людях, вместе с которыми прошел по тяжелым дорогам войны, показывает их беспримерное мужество и героизм, проявленные в боях за свободу и независимость нашей Родины.

Глава первая. На Крымский фронт

Глава вторая. В 25-ю гвардейскую

Глава третья. В районе Горшечного

Глава четвертая. На земле Украины

Глава пятая. Летом 1943-го.

Глава шестая. В 26-м гвардейском воздушно-десантном

Глава седьмая. Полк идет по Саксонии

Глава восьмая. Последний огненный рубеж

На Крымский фронт

По-разному довелось встретить советским людям первый день войны. Меня, например, то грозовое воскресное утро застало в летних лагерях Тамбовского пехотного училища. Мы как раз готовились к военно-спортивному празднику. И вдруг — важное правительственное сообщение. Выступает нарком иностранных дел В. М. Молотов. Он говорит о вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину, о том, что советские пограничники и передовые части Красной Армии уже ведут неравный бой с вторгшимся врагом.

Итак, война! Вместо спортивного праздника тут же был организован митинг. Взволнованно звучал на нем голос начальника училища полковника И. Л. Старикова. Запомнились полные гнева и уверенности в грядущей нашей победе речи курсантов и командиров. А после митинга многие из нас сели писать рапорты с просьбой отправить на фронт. Но полковник Стариков быстро охладил пыл наиболее нетерпеливых.

— А кто будет учить курсантов? — сразил он их прямой постановкой вопроса. И, помолчав, закончил убежденно: — Готовить командирские кадры сейчас не менее важно, чем ходить в атаки.

Что-либо возразить ему было трудно.

. Поздней осенью 1941 года наше училище, как и многие другие военно-учебные заведения, было переведено в глубокий тыл страны. Мы, например, перебазировались в Семипалатинск. Забот хватало — боевая учеба шла днем и ночью. И все-таки я не оставлял надежды рано или поздно вырваться на фронт.

Где-то на пятом или шестом рапорте мне наконец повезло. Вначале меня послали в городок, где в то время размещались курсы усовершенствования командного состава «Выстрел». А по окончании их я получил назначение в действующую армию.

Перед отправкой на фронт удалось съездить к матери. Она, переехав из родного Карабанова, что на Владимирщине, жила теперь у моей сестры Ольги в Новосибирске. Хотя встреча была короткой, мы успели поговорить о многом.

Глядя на постаревшую, но старавшуюся держаться бодро мать, я воссоздавал в своей памяти прожитую ею жизнь.

. Овдовела рано. На руках — шестеро детей. А тут еще каждодневная работа у ткацкого станка, Но мать никогда не жаловалась на трудности. Больше того, воспитывая детей, успевала принимать активное участие и в становлении новой жизни. Она избиралась делегатом I губернского съезда Советов, в период ленинского призыва стала членом партии, была одной из первых ударниц труда. И это все она, маленькая, хрупкая женщина. Спасибо тебе, мать, за силу.

А мать, не ведая о моих мыслях, все рассказывала, рассказывала.

— Ты, Коля, наверное, слышал про Серафима? Он у нас уже полковник. Сам-то редко пишет, зато в газетах о нем печатают.

Она достала уже потертую на сгибах газетную вырезку. Это одна из сводок Совинформбюро. Читаю: «На северо-западном направлении продолжаются упорные бои. В ходе их. соединение полковника Штыкова уничтожило свыше 10 тысяч немецких солдат и офицеров, около 200 вражеских танков, сотни автомашин, свыше 100 орудий. «

Читать еще:  Алфавит с порядковым. Русский алфавит

Что ж, неплохо воюет мой старший брат. А теперь вот настал и мой черед.

. Уже несколько дней мы в пути. Мы — это группа бывших «выстреловцев», получивших направление на Крымский фронт. Остались позади Сталинград и Сальск. Здесь уже чувствуется приближение весны. В Тихорецке оттепель. На перроне — женщины и дети. Они, видимо, выходят встречать все воинские эшелоны в надежде увидеть своих мужей и отцов. У многих в руках маленькие букетики подснежников. Попадут ли эти цветы к тем, кому предназначались?

В Новороссийск прибыли рано утром. Отсюда нам плыть пароходом. Конечный пункт — Керчь.

К середине дня становится известно: отправляемся на пароходе «Мичурин», который ночным рейсом повезет в Крым очередную партию людей и грузы.

От причала отшвартовались поздно вечером. Разместились прямо в трюме. Часок-другой поговорили, но потом, сморенные довольно ощутимой качкой, заснули. Сколько проспали, неизвестно. Разбудили нас орудийные выстрелы и топот ног по верхней палубе. Услышали команду: «Все наверх!» Поспешно выбрались из трюма. Оказывается, уже утро. Стреляют установленные на пароходе зенитки. Но их стволы почему-то выискивают цели не в небе, а на море. Странно. Все объяснил оказавшийся рядом матрос. Указав рукой вперед, он взволнованно проговорил:

— Видите вон те точки? Это фашистские катера. Подкрадывались, гады, хотели нашу посудину торпедировать. Да не вышло.

Оказывается, «Мичурин» сопровождали наши торпедные катера. Гитлеровцы, охотившиеся за советским транспортом, вначале не заметили их. И вот сейчас, напоровшись на охрану, поспешно отходили.

Уже совсем рассвело, когда мы прибыли наконец в Керчь. Здесь размещались некоторые из управлений штаба Крымского фронта, в том числе и управление кадров, куда нам, собственно говоря, и надлежало явиться. Добирались туда через весь город, то и дело подвергавшийся налетам вражеской авиации.

С трудом, но все-таки нашли то, что искали. Пошли представляться. И вот в начальнике одного из отделов управления кадров фронта неожиданно узнаю своего давнишнего товарища — С. И. Мороза. В середине тридцатых годов мы вместе служили в 10-м стрелковом полку 4-й стрелковой дивизии имени Германского пролетариата, части которой дислоцировались в белорусском городе Слуцк. Оба несказанно обрадовались встрече. Разговорились. С. И. Мороз, напомнив о том, что когда-то я довольно неплохо командовал разведвзводом, вдруг предложил мне должность начальника разведки дивизии. Я запротестовал. Ведь одно дело командовать разведывательным взводом, совершенно другое возглавить разведку целого соединения!

В конце концов сошлись на том, что с меня вполне достаточно и должности начальника штаба полка. Так я оказался в 11-м горнострелковом полку 77-й горнострелковой дивизии. Туда же на должность помощника начальника оперативного отделения был направлен и мой товарищ по курсам «Выстрел» капитан И. А. Чередниченко.

У начальника штаба дивизии майора П. Т. Онуфриенко мы пробыли всего лишь несколько минут. В момент нашего прихода он как раз довольно строго отчитывал кого-то по телефону. Дело касалось, как я понял из его реплик, того самого полка, куда мне предстояло отправиться. И не просто полка, а именно работы его штаба. Это же подтвердил и сам Онуфриенко, когда, закончив телефонный разговор, прочитал мое предписание.

— Вот какие дела, товарищ старший лейтенант. Это ведь я вашею предшественника только что вразумлял. Мечется человек из угла в угол, никак своего места не найдет. Чуть что — за телефон, совета просит. Хоть няньку приставляй, честное слово! Теперь вот вы вместо него прибыли. Сразу учтите, что штаб полка должен работать четко, экономить время как свое, так и вышестоящего начальства. Мы на войне, а не на собрании. Поэтому с первых же минут, Штыков, берите штаб в крепкие руки, сделайте так, чтобы он действительно стал надежной опорой командира. Это и вас касается, товарищ Чередниченко, — повернулся майор к моему спутнику. — У вас, как у помначопера, тоже работы непочатый край. Наши войска готовятся к наступлению. А снабжение войск затруднено. Вы ведь морем прибыли, сами все видели. Погода не баалует: почти все время штормит. Да и фашисты за каждым транспортом охотятся. Так что. Ну да ладно об этом. Идите сейчас к комдиву, представляйтесь. И — за работу.

Источники:

http://www.wikiwand.com/ru/%D0%A1%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%BA%D0%BE,_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

http://medium.com/retrozp/%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%BE%D0%BA-2cd71c24417

http://www.litmir.me/br/?b=40137&p=25

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector