«он был, о море, твой певец». «Певец моря» (тексты для изложения)

А. С. Пушкин и море. «Певец моря» (тексты для изложения)

Пушкинское «Море» литературоведы называют элегией. Стихотворение появилось в ноябре 1824 года. В нем Пушкин размышляет о свободе творческого духа, человеческой личности, сравнивая ее со свободной, всесильной морской стихией. Читать текст стиха Пушкина «К морю» можно на сайте.

Безвестный романтический герой, стоя на недвижном берегу, вслушивается в ропот морских волн, взирает на мощную, порывистую необузданную водную стихию. Море не подчиняется никаким законам, от прихоти его зависит судьба и стаи больших кораблей, и рыбацкого суденышка. Море зовет, покоряет, притягивает героя торжественной красотой, погружая в таинственную бездну необъяснимой свободы. Эта свобода дана свыше, она не скована ни властью, ни просвещеньем, ни тираном. Но подобно гордому романтическому герою Байрона, лирический пушкинский герой остается одиноким на пустынном берегу. Ему не разорвать оков человеческих жизненных законов. Однако никто не вправе лишить поэта высшего дара — погружаться в стихию чувств, сродни морской стихии и рождать удивительные по силе экспрессии лирические строки.

Стихотворение «К морю» Пушкина Александра Сергеевича явилось своеобразным итогом южного периода творчества поэта. Скачать произведение можно на сайте.

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.

Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз.

Моей души предел желанный!
Как часто по брегам твоим
Бродил я тихий и туманный,
Заветным умыслом томим!

Как я любил твои отзывы,
Глухие звуки, бездны глас,
И тишину в вечерний час,
И своенравные порывы!

Смиренный парус рыбарей,
Твоею прихотью хранимый,
Скользит отважно средь зыбей:
Но ты взыграл, неодолимый,-
И стая тонет кораблей.

Не удалось навек оставить
Мне скучный, неподвижный брег,
Тебя восторгами поздравить
И по хребтам твоим направить
Мой поэтической побег.

Ты ждал, ты звал… я был окован;
Вотще рвалась душа моя:
Могучей страстью очарован,
У берегов остался я.

О чем жалеть? Куда бы ныне
Я путь беспечный устремил?
Один предмет в твоей пустыне
Мою бы душу поразил.

Одна скала, гробница славы…
Там погружались в хладный сон
Воспоминанья величавы:
Там угасал Наполеон.

Там он почил среди мучений.
И вслед за ним, как бури шум,
Другой от нас умчался гений,
Другой властитель наших дум.

Исчез, оплаканный свободой,
Оставя миру свой венец.
Шуми, взволнуйся непогодой:
Он был, о море, твой певец.

Твой образ был на нем означен,
Он духом создан был твоим:
Как ты, могущ, глубок и мрачен,
Как ты, ничем неукротим.

Мир опустел… Теперь куда же
Меня б ты вынес, океан?
Судьба людей повсюду та же:
Где капля блага, там на страже
Уж просвещенье иль тиран.

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.

В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.

Изложения об И.К. Айвазовском

Изложение: Он был, о море, твой певец!** — Экзаменационные изложения и пересказы для 9 класса по русскому языку

В мировой живописи нет более прославленного певца моря, чем Иван Константинович Айвазовский. Айвазовский никогда не изменял теме — он писал только море.

День художника был пунктуально размерен: он вставал на рассвете и вскоре после завтрака садился за работу, писал до обеда, потом совершал неболь­шую прогулку и снова писал до вечера. Обыкновен­но, начиная писать, он доставал папку со сделанны­ми ранее рисунками, выбирал из них наиболее по­нравившийся и на его основе создавал живописную композицию. На самом берегу построил он мастерс­кую; во время бури соленые брызги обдавали терра­су, где обычно сидел художник, любуясь разбушевав­шейся стихией. Жадно смотрел он в черную даль, откуда свирепо неслись седые валы.

Его кистью двигало горячее, неуемное желание подарить миру новые поэмы о величественной борьбе человека со стихией, о неизведанной красоте луче­зарного царства моря, о родных просторах и дале­ких побережьях. Им руководило великое чувство ху­дожника-патриота. (151)

Он всегда начинал встречать рассвет на берегу моря. Так началось и это утро. Айвазовский сидел на берегу. Художник думал о картине, которая стояла неоконченная в мастерской. Он побудет тут еще немного и вернется к полотну. Начнется обычный день, полный радостного труда. А пока что он насладится этим дивным утром. Солнце только что взошло. Как празднично вокруг! Много лет он видит все это, но каждый раз восхищается и удивляется синему с прозеленью морю, прозрачно-голубому воздуху над холмами за Феодосией.
Айвазовский подавляет в себе невольный вздох, так хочется побыть еще здесь, но не менее властно и другое желание — скорее вернуться к краскам, кистям. Это второе желание побеждает, и Иван Константинович медленно направляется к дому.
Но вдруг поднялся ветер, на спокойное море набежала рябь, и волны со стоном устремились к берегу. Айвазовский вернулся к морю. Набежавшие волны с тревожным шумом легли у его ног. Потом опять все стихло.
Айвазовский взволнован. Ему кажется, что море не отпускает его, что оно хочет поведать ему еще одну тайну. Художник снова садится на большой камень у самой воды и задумывается.
Море. Здесь он родился, сюда он вернулся после окончания Академии художеств и пребывания в чужих краях. Здесь он будет жить до конца дней своих, потому что любит родной город и море у его берегов.
Айвазовский не только художник моря, но и его летописец. Каждый день оно открывает ему свои тайны. Когда тучи заволакивают небо и приближается буря, воображение художника уносится в открытое море.

Читать еще:  К чему снится улыбаться. Сонник мужчина улыбается

Ему рисуются отважные корабли среди волн. В такие минуты все его думы с ними — неведомыми моряками. Не раз бывало, что он вслух ободрял их. Вот и теперь ему кажется, что море неспроста заставило его вернуться, чтобы предупредить о приближающейся буре. Айвазовский долго еще так грезил, но вдруг услышал — кто-то громко окликает его. Айвазовский оборачивается. Перед ним стоит феодосийский почтмейстер.
— Иван Константинович, — говорит тот, — извините, что помешал вашим размышлениям. Но я знаю, с каким нетерпением вы дожидаетесь писем из Италии. Вчера поздно вечером на ваше имя пришло письмо из Рима. Вот я и поспешил обрадовать вас посланием от друзей.
Айвазовский сидит у себя в мастерской и перечитывает долгожданное письмо из Рима. Ему писали, что Векки, товарищ его юности, сражается за свободу Италии, что он присоединился к Джузеппе Гарибальди и стал его адъютантом. Айвазовский горячо сочувствовал делу, которому посвятили себя Векки и его друзья, он тревожился за их участь. Еще в молодые годы познакомился Айвазовский с неаполитанцем
Веккн. Он был из числа восторженных поклонником таланта художника. Им доводилось достаточно часто встречаться, пока Айвазовский жил и работал в Италии. Прошло время, а дружба не померкла, опасение за судьбу Бекки не покидало знаменитого художника. Оно стало еще острее после возвращения художника из чужих краев на родину, в Россию.
И вот теперь пришла весть о том, что Веккн встал рядом с Гарибальди и борется за свободу Италии на баррикадах. (463)
По И. Григорович

Море всегда притягивало художников с неведомой силой. У одних море становилось темой этюдов, но среди живописцев русской школы, пожалуй, только Иван Айвазовский целиком посвятил свой талант морской стихии. Родившийся на черноморском побережье, он был пленен морем навсегда и сохранил эту любовь до конца жизни.

Восточный Крым, Феодосия. С этим городом связана история великого множества народов: греков и турок, татар и итальянцев, армян и русских; там перемешались народы, культуры и традиции, но все их объединила удивительная природа и бескрайнее море.

В 1817 году в семье небогатого армянского торговца Гайвазяна, происходившего из старого дворянского рода, родился сын Иван (Ованес Гайвазян). Еще только перебравшись в Феодосию, отец сменил фамилию на Гайвазовский, а в 1841 году сам Иван изменил ее на более звучную – Айвазовский. С детства он мечтал о подвигах народных героев. В своих воспоминаниях Иван Константинович писал: «Первые картины, виденные мною, когда во мне разгоралась искра пламенной любви к живописи, были литографии, изображающие подвиги героев на исходе двадцатых годов, сражающихся с турками за освобождение Греции. Впоследствии я узнал, что сочувствие грекам, свергающим турецкое иго, высказывали тогда все поэты Европы: Байрон , Пушкин , Гюго , Ламартин . Мысль об этой великой стране часто посещала меня в виде битв на суше и на море».

Однажды отец восьмилетнего Ивана рассказал ему, что есть такие места, где одна только земля, а моря нет. Мальчик страшно удивился: «А как же тогда корабли? Ведь они только по воде могут плавать». Мир не может быть без моря, считал он, как мир не может быть без старинных крепостей, древних развалин, без церквей и мечетей, без генуэзских крепостей.

Ивану было восемь лет, когда он начал рисовать углем на белых стенах домов. Отец подарил ему несколько листов пожелтевшей плотной бумаги, и с того дня судьба мальчика была решена. Когда закончилась бумага, он начал рисовать на книгах. Случился грандиозный скандал — шторм и бушующее море перекочевали с рисунков в дом: отец очень дорожил библиотекой.

Талант мальчика довольно рано заметил градоначальник Александр Иванович Казначеев. Вместе с рисунками Ивана он отправил в Петербург прошение о приеме молодого художника в Академию художеств пенсионером его величества, и его приняли. Практически сразу он был зачислен в мастерскую профессора Максима Воробьева , благодаря которому Айвазовский из юного провинциала вырос в просвещенного художника. Очень скоро в петербургских салонах заговорили о талантливом академисте, о его удивительных способностях и об уникальной художественной памяти. По окончании Академии Айвазовский был удостоен золотой медали и направлен в Крым для самостоятельных работ. Высочайшее распоряжение удивительным образом совпало со стремлениями самого художника. В одном из писем Айвазовский писал: «Зиму я охотно провожу в Петербурге, но чуть повеет весной, и на меня нападает тоска по родине. Меня тянет в Феодосию, к Черному морю».

Российский император увидел в художнике певца морских сражений, стихии боя во славу русского флота. Айвазовский и в самом деле стал общепризнанным летописцем побед и поражений российского флота. Его глазами современники видели историю главных морских сражений. Вернувшись в Крым, он, наконец, снова был среди кораблей, парусов и морской стихии, которой ему так не хватало в душном Петербурге. Художник вернулся в родные места в то время, когда предстояла нелегкая оборона Севастополя. Именно в Севастополе он и открыл выставку своих картин. Адмирал Нахимов , посетивший экспозицию, обратился к автору: «Иван Константинович, удивляюсь Вашему гению. Столько лет знаю Вас, но не могу постичь, как можно, не будучи на месте, так верно все изобразить». Стоит отметить, что Айвазовский никогда не писал с натуры. Все его картины рождались по памяти. «Движение живых стихий неуловимо для кисти. Писать молнию, порыв ветра, всплеск волны немыслимо с натуры», — утверждал он.

Читать еще:  Правдивое гадание на ситуацию. Гадание на ситуацию

В 1840 году художник отправился в Италию уже сложившимся мастером-маринистом. «Поверхность моря, на которую легкий ветерок нагоняет трепетную зыбь, кажется полем искр или множеством металлических блесток на мантии великого царя. Прости мне, великий художник, если я ошибся, приняв картину за действительность, но работа твоя очаровала меня. Восторг овладел мной. Искусство твое высоко и могущественно, потому что тебя вдохновляет гений» — так приветствовал Айвазовского известнейший английский художник Джозеф Тернер. Успех сопутствовал Айвазовскому во всем, однако он вернулся в Россию в 1844 году – на два года раньше намеченного срока. Море, пространство, небо, воздух, небесные светила, пронизывающий мрак и свет огня. – эти мотивы вновь влекли его в Феодосию. Свой дом на берегу Черного моря художник придумал, нарисовал и построил сам. Лучшие его картины были написаны там. Первыми их видели земляки – жители Феодосии, и только потом их путь лежал в Третьяковскую галерею, в Эрмитаж, в Париж, Лондон, Рим, Константинополь, Нью-Йорк.

Айвазовский прожил долгую жизнь, пережив два поколения художников, создав около шести тысяч полотен. Начав с произведений, насыщенных яркими романтическими образами, к концу жизни художник пришел к проникновенному, глубоко реалистическому и героическому образу морской стихии. До последнего дня он сохранил не только внимательный взгляд, но и глубокую веру в свое искусство. Он был избран членом пяти Академий художеств, а его адмиралтейский мундир был усыпан почетными орденами многих стран. Многие факты из жизни Айвазовского дошли до нас в причудливом смешении реальности с мифами и легендами. Рассказывают даже, что великий Глинка с удовольствием слушал игру на скрипке молодого академиста Айвазовского и даже использовал несколько исполненных им мелодий в «Руслане и Людмиле». Друзья Айвазовского утверждали, что если бы он не был живописцем, он стал бы выдающимся музыкантом. Но ему суждено было посвятить жизнь поэзии морской стихии. На надгробии художника написано по-армянски: «Рожденный смертным, он оставил о себе бессмертную память».

«он был, о море, твой певец». «Певец моря» (тексты для изложения)

Где Феодосия, родина великого русского художника Айвазовского, а где Кронштадт. Но именно здесь, за тысячи километров от солнечного Черноморского побережья
190-летие Айвазовского было отмечено событиями столь же яркими и значительными, что и его бессмертные многочисленные творения. Именно здесь, на берегу сурового Финского залива — по инициативе Главы Кронштадтской районной администрации А.М. Горошко и председателя Кронштадтского морского собрания контр-адмирала А.В. Спешилова при поддержке губернатора Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко и командира ЛенВМБ было задумано открытие памятника И.К. Айвазовскому. А накануне проведена конференция, на которой о жизни и творчестве великого мариниста имели возможность рассказать ученые-искусствоведы, историки, музейные работники. Открыл конференцию и высказал приветственные слова в адрес ее участников А.М. Горошко.

Имя Айвазовского мы все знаем с детства. И с детства любим море благодаря его величественным картинам. Но на этих картинах запечатлены не только красота морской стихии и ее многообразие, но и — летопись русского флота. Об этом рассказал в своем выступлении начальник Центрального военно-морского музея капитан 1 ранга Н.И. Шидаков. Первый живописец Главного Морского штаба с правом ношения адмиралтейского мундира — такая честь художнику была оказана впервые в истории отечественного искусства. Уважение и любовь моряков Айвазовский пронес через всю свою жизнь, и это имело под собой веские основания. Морю, флоту, морякам он посвятил около 6 тысяч картин.
Айвазовский был лично знаком с выдающимися флотоводцами Лазаревым, Нахимовым, Истоминым и как мог — с помощью своей гениальной палитры – передал восхищение мощью и подвигами русского флота людям.
Большой гордостью ЦВММ наряду с картинами Боголюбова и Брюллова являются 25 картин и 5 литографий Айвазовского, в основном, исторического и батального жанров и в том числе — «Кронштадтский рейд» и «Кронштадтский форт Александр I».
О многогранной личности своего соотечественника, о Феодосии в судьбе Ивана Айвазовского рассказал на конференции управляющий делами исполкома г. Феодосии В. Д. Болотский. В частности, картины на темы: Крымская война, оборона Севастополя, многие другие, написанные на батальные темы, — были завещаны автором Феодосии.
О романтическом направлении творчества художника, о его пейзажах и портретах, о его глубоком проникновении во внутренний мир природы и человека говорила ученый секретарь Академии художеств Санкт-Петербурга доцент кафедры русского искусства института им. Репина Н.Н. Попова. О его феноменальной способности писать картины по памяти, о его стажировке в Италии и настоящей славе, которая пришла к художнику в Европе. И красота лунных ночей Венеции с их призрачным светом, и родной Крым, и бесконечно дорогое ему Черное море — все это ставшее частью его собственной души позволило ему однажды сказать: «Вся живопись — это слабое подражание природе». И тем самым выразить необычайно глубокое чувство любви, особенно — перед морем.
Горячий привет от всех потомков Айвазовского из Австралии и других стран участникам конференции передала кандидат исторических наук, прапраправнучка художника И.Ф. Касацкая. Очень интересным оказалось ее выступление о внуке Айвазовского, художнике-маринисте Алексее Ганзене — достойном продолжателе творческой, благотворительной и меценатской деятельности Ивана Константиновича.
На конференции прозвучали также доклады «Загадка картины Айвазовского «Церковь в Ореанде», подготовленный научным сотрудником 1-го ЦНИИ МО Н.В. Антоновой и посвященный дружбе художника с Великим князем Константином Николаевичем, «Водное пространство Санкт-Петербурга в творчестве Айвазовского» (автор — старший научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Н.Р. Славнитский). А затем был показан документальный фильм В.Б. Учителя, посвященный жизни и творчеству человека, отдавшего всего себя своему Божеству — морю.

Читать еще:  К чему снится Выпал Передний Зуб? Выпал коренной зуб без крови.

Бронзовый бюст — работа заслуженного художника, лауреата Государственной премии В. Э. Горевого — изящен, красив, выразителен. Лицо художника с палитрой в руках всматривается в морскую даль. Это первый памятник Айвазовскому в нашей стране, инициаторами которого стали моряки во главе с Кронштадтским морским собранием и Главы районной администрации А.М. Горошко.
В торжественной церемонии, посвященной открытию памятника, приняли участие общественность, моряки ЛенВМБ и кадеты, жители города. Церемонию открыл вице-губернатор Санкт-Петербурга С.Б. Тарасов, поздравивший всех кронштадтцев с настоящим праздником. Его поддержали также выступившие депутат Законодательного Собрания Е.В. Бабич, прапраправнучка художника И.Ф. Касацкая, председатель Кронштадтского морского собрания контр-адмирал А.В. Спешилов, гость Кронштадта — управляющий делами исполкома г. Феодосии В.Д. Болотский. В честь открытия памятника прогремел салют и были возложены к подножию памятника цветы. И певец моря остался наедине с ним.
Валерия ЛЕБЕДЕВА.

«он был, о море, твой певец». «Певец моря» (тексты для изложения)

Где Феодосия, родина великого русского художника Айвазовского, а где Кронштадт. Но именно здесь, за тысячи километров от солнечного Черноморского побережья
190-летие Айвазовского было отмечено событиями столь же яркими и значительными, что и его бессмертные многочисленные творения. Именно здесь, на берегу сурового Финского залива — по инициативе Главы Кронштадтской районной администрации А.М. Горошко и председателя Кронштадтского морского собрания контр-адмирала А.В. Спешилова при поддержке губернатора Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко и командира ЛенВМБ было задумано открытие памятника И.К. Айвазовскому. А накануне проведена конференция, на которой о жизни и творчестве великого мариниста имели возможность рассказать ученые-искусствоведы, историки, музейные работники. Открыл конференцию и высказал приветственные слова в адрес ее участников А.М. Горошко.

Имя Айвазовского мы все знаем с детства. И с детства любим море благодаря его величественным картинам. Но на этих картинах запечатлены не только красота морской стихии и ее многообразие, но и — летопись русского флота. Об этом рассказал в своем выступлении начальник Центрального военно-морского музея капитан 1 ранга Н.И. Шидаков. Первый живописец Главного Морского штаба с правом ношения адмиралтейского мундира — такая честь художнику была оказана впервые в истории отечественного искусства. Уважение и любовь моряков Айвазовский пронес через всю свою жизнь, и это имело под собой веские основания. Морю, флоту, морякам он посвятил около 6 тысяч картин.
Айвазовский был лично знаком с выдающимися флотоводцами Лазаревым, Нахимовым, Истоминым и как мог — с помощью своей гениальной палитры – передал восхищение мощью и подвигами русского флота людям.
Большой гордостью ЦВММ наряду с картинами Боголюбова и Брюллова являются 25 картин и 5 литографий Айвазовского, в основном, исторического и батального жанров и в том числе — «Кронштадтский рейд» и «Кронштадтский форт Александр I».
О многогранной личности своего соотечественника, о Феодосии в судьбе Ивана Айвазовского рассказал на конференции управляющий делами исполкома г. Феодосии В. Д. Болотский. В частности, картины на темы: Крымская война, оборона Севастополя, многие другие, написанные на батальные темы, — были завещаны автором Феодосии.
О романтическом направлении творчества художника, о его пейзажах и портретах, о его глубоком проникновении во внутренний мир природы и человека говорила ученый секретарь Академии художеств Санкт-Петербурга доцент кафедры русского искусства института им. Репина Н.Н. Попова. О его феноменальной способности писать картины по памяти, о его стажировке в Италии и настоящей славе, которая пришла к художнику в Европе. И красота лунных ночей Венеции с их призрачным светом, и родной Крым, и бесконечно дорогое ему Черное море — все это ставшее частью его собственной души позволило ему однажды сказать: «Вся живопись — это слабое подражание природе». И тем самым выразить необычайно глубокое чувство любви, особенно — перед морем.
Горячий привет от всех потомков Айвазовского из Австралии и других стран участникам конференции передала кандидат исторических наук, прапраправнучка художника И.Ф. Касацкая. Очень интересным оказалось ее выступление о внуке Айвазовского, художнике-маринисте Алексее Ганзене — достойном продолжателе творческой, благотворительной и меценатской деятельности Ивана Константиновича.
На конференции прозвучали также доклады «Загадка картины Айвазовского «Церковь в Ореанде», подготовленный научным сотрудником 1-го ЦНИИ МО Н.В. Антоновой и посвященный дружбе художника с Великим князем Константином Николаевичем, «Водное пространство Санкт-Петербурга в творчестве Айвазовского» (автор — старший научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Н.Р. Славнитский). А затем был показан документальный фильм В.Б. Учителя, посвященный жизни и творчеству человека, отдавшего всего себя своему Божеству — морю.

Бронзовый бюст — работа заслуженного художника, лауреата Государственной премии В. Э. Горевого — изящен, красив, выразителен. Лицо художника с палитрой в руках всматривается в морскую даль. Это первый памятник Айвазовскому в нашей стране, инициаторами которого стали моряки во главе с Кронштадтским морским собранием и Главы районной администрации А.М. Горошко.
В торжественной церемонии, посвященной открытию памятника, приняли участие общественность, моряки ЛенВМБ и кадеты, жители города. Церемонию открыл вице-губернатор Санкт-Петербурга С.Б. Тарасов, поздравивший всех кронштадтцев с настоящим праздником. Его поддержали также выступившие депутат Законодательного Собрания Е.В. Бабич, прапраправнучка художника И.Ф. Касацкая, председатель Кронштадтского морского собрания контр-адмирал А.В. Спешилов, гость Кронштадта — управляющий делами исполкома г. Феодосии В.Д. Болотский. В честь открытия памятника прогремел салют и были возложены к подножию памятника цветы. И певец моря остался наедине с ним.
Валерия ЛЕБЕДЕВА.

Источники:

http://raybud.ru/children-and-adolescents/a-s-pushkin-i-more-pevec-morya-teksty-dlya-izlozheniya/

http://gazetam.ru/19-sentyabrya/on-byil-o-more-tvoy-pevets.htm

http://gazetam.ru/19-sentyabrya/on-byil-o-more-tvoy-pevets.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector