Население берлина в 1945. Штурм Берлина.Как Гитлер помогал нам брать Берлин

Штурм Берлина

Берлинская операция Красной Армии (16 апреля — 8 мая 1945 года) стала завершающей битвой Великой Отечественной войны. Падение столицы Третьего рейха 2 мая 1945 года означало, что гитлеровская Германия потерпела полный крах. Вечером 8 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлсхорсте подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. В Москве было уже 9 мая.

Акт о безоговорочной капитуляции Германии

«Кто будет брать Берлин?»

В начале 1945 года вопрос о том, кто первым войдёт в Берлин, был одним из основных в отношениях между англо-американскими союзниками и СССР. Ещё в феврале войска 1-го Белорусского фронта маршала Г. К. Жукова вышли к реке Одер. До Берлина по прямой оставалось около 60 км.
В марте советскому руководству стала поступать информация, что среди союзников активно дискутируется возможность первыми захватить Берлин. Стремление западных союзников взять столицу Германии первыми было обусловлено политическими причинами — желанием принизить решающую роль Красной Армии в разгроме нацизма, получить приоритет в вопросах послевоенного устройства Европы.

Стратегическое превосходство

Для штурма Берлина Ставка ВГК сосредотачивала огромные силы. Первыми в наступление должны были перейти войска 1-го Белорусского фронта Г. К. Жукова (стоявшие напротив Берлина) и 1-го Украинского фронта И. С. Конева (юго-восточнее Берлина). Затем к атаке севернее германской столицы должны были присоединиться войска 2-го Белорусского фронта К. К. Рокоссовского.

Нашим фронтам противостояли войска групп армий «Висла» и «Центр». Берлин был буквально напичкан эсэсовскими частями, имевшими в своем составе убийц самых разных национальностей. На баррикады, создаваемые в огромном городе (900 кв. км), собирались поставить отряды фольксштурма, в которые записывали и стариков, и подростков 13 — 16 лет. Гитлер, который последний раз вылез из своего подземного бункера рейхсканцелярии 20 апреля 1945 года, фактически собирался унести с собой в могилу будущее немецкого народа.

Высокая боевая готовность

Советские войска имели многократное преимущество в артиллерии, причём для штурма берлинских кварталов собирались использовать и орудия большой мощности, способные разрушать даже самые серьёзные укрепления.

Перед наступлением было сделано всё возможное, чтобы каждый командир точно знал свою задачу, все детали операции прорабатывались в штабах на картах и макетах. Солдаты и офицеры были уверены в своих силах и готовы добить врага в его логове.

На Берлин!

Утром 16 апреля передовые позиции врага были буквально сметены с лица земли советской артиллерией и авиацией, неудержимая атака советских ударных частей быстро прорвала первую полосу вражеской обороны. Но в дальнейшем войска 1-го Белорусского фронта Г. К. Жукова встретили серьёзное сопротивление на хорошо укреплённых Зееловских высотах. На подступах к Берлину завязались тяжёлые бои.

Войскам 1-го Украинского фронта противостояли меньшие по численности вражеские части. Форсировав реку Нейсе, И. С. Конев ввёл в бой свои танковые армии и быстро продвигался к юго-восточным предместьям Берлина.

Чудеса храбрости

Советские воины проявляли в эти последние дни войны чудеса храбрости.

Старшина-связист Г. Н. Харламов, родом с Кубани, штурмовал со своим подразделением высоту на левом берегу Одера. Даже будучи раненым, он не оставил поле боя и неоднократно устранял разрывы телефонной линии. Он погиб в бою. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Командир отделения Я. П. Степченко из Брянской области под плотным огнём противника бросился в атаку и увлёк за собой остальных бойцов. Ворвавшись во вражескую траншею, Яков Степченко уничтожил гранатой вражеский пулемет и продолжал руководить боем. Но вскоре вражеская пуля настигла его. За свой подвиг он был удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.

Сержант И. С. Зайцев из Белоруссии совершил свой подвиг накануне Победы. Когда вражеский пулемётный огонь прижал к земле советское подразделение, Иван Зайцев пополз к позиции врага со связкой гранат. Несмотря на ранение, он метнул гранаты во вражеский дот, а затем закрыл его амбразуру своим телом. Ценой своей жизни он обеспечил дальнейшее наступление. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Встреча на Эльбе

И Жуков, и Конев практически одновременно отдали своим войскам приказы как можно скорее ворваться в Берлин. К 22 апреля передовые советские части достигли германской столицы. А 25 апреля произошла встреча на реке Эльба: воины роты лейтенанта Г. С. Голобородько встретились с группой военнослужащих из 69-й пехотной дивизии США, которыми командовал лейтенант Котцебу.

Теперь Германия была разрезана на две части. Но агонизирующий нацистский режим отчаянно цеплялся за существование. Гитлер приказал повернуть 12-ю армию с Западного фронта на восток и высвободить Берлин из окружения. Войскам 1-го Украинского фронта удалось достаточно быстро отразить контрудар врага. Южнее Берлина советская артиллерия и «Катюши» добивали остатки 9-й армии вермахта.

Штурм вражеской цитадели

Бои на окраинах Берлина выбили из строя основные силы германских войск.

Однако чем ближе советские ударные группы пробивались к центру города, тем ожесточённее становилось сопротивление. Бои шли за каждую улицу, за каждый дом. На улицах Берлина фашистам удалось подбить много наших танков из фаустпатронов. Советские танкисты научились уничтожать вражеские огневые точки, двигаясь по обеим сторонам улиц, прикрывая друг друга «ёлочкой», когда один танк двигался чуть впереди другого. Советские пехотинцы сами использовали трофейные фаустпатроны для создания проломов в стенах домов. Сталинградский опыт весьма помогал командующему 8-й гвардейской армией генералу В. И. Чуйкову при создании небольших штурмовых групп, куда входили наиболее отважные и умелые стрелки и пулемётчики.

Падение Рейхстага

Вскоре в зоне видимости передовых советских частей, продвигавшихся к центру Берлина, показалось массивное серое здание, считавшееся символом Третьего рейха, — Рейхстаг. Бои за него развернули 150-я и 171-я стрелковые дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. 30 апреля 1945 года советские бойцы пошли на решительный штурм. Им противостояли более тысячи эсэсовцев и солдат вермахта. Но порыв солдат и командиров РККА был неудержим. Ещё накануне в 3-й ударной армии были изготовлены девять красных знамён (штурмовых флагов) — по числу дивизий в армии — для водружения над Рейхстагом. Однако в передовых войсках трудно было найти бойца, который не мечтал бы водрузить красное полотнище в цитадели Германии. Десятки таких самодельных знамён вскоре появились на Рейхстаге — на колоннах здания, в его окнах, наконец, на крыше. Бои в горящем Рейхстаге продолжались долго. Тем не менее около 22:00 30 апреля 1945 года советские воины — сержант М. А. Егоров и младший сержант М. В. Кантария вместе с лейтенантом А. П. Берестом водрузили на крыше Рейхстага штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии. Этот стяг и стал Знаменем Победы. Позднее Знамя Победы было перевезено в Москву и хранится ныне в Центральном музее Вооружённых Сил Российской Федерации.

Читать еще:  Что значит родинка возле. Что означают родинки? Значение родинок на ногах

Советские бойцы оставляли свои подписи (мелом, краской, штыком) на стенах поверженного Рейхстага. Там были имена представителей практически всех народов Советского Союза.

«С войной покончили мы счёты. »

В ночь на 2 мая немцы сообщили по радио о том, что просят прекращения огня в Берлине. Командующий обороной города, генерал Вейдлинг, утром 2 мая сдался в плен и подписал приказ о капитуляции, который был вскоре доведён до германских частей. Началась массовая сдача в плен немецких солдат. Бои в Берлине закончились.

Потери советских войск в Берлинской операции были велики: погибли и пропали без вести 78 тыс. человек, более 350 тыс. человек были ранены. Однако вся миллионная вражеская группировка прекратила своё существование: примерно 150 тыс. вражеских солдат были убиты, остальные взяты в плен.

Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За взятие Берлина», которой наградили около 1,1 млн человек.

В поверженном Берлине

Как только отгремели бои на берлинских улицах, тысячи жителей города стали выходить из своих убежищ и подвалов в поисках еды. Вскоре на улицах были развёрнуты советские полевые походные кухни. Картиной дня стал советский солдат, наливающий из большого половника в миски берлинцев — женщин, стариков, детей — горячий суп или кашу. Кроме того, первый советский комендант поверженного города генерал-полковник Н. Э. Берзарин распорядился кормить берлинцев по специальным нормам, доставить в столицу всё возможное продовольствие из других районов, организовать расчистку улиц от битого камня и щебня.

Оборона Берлина: Французы-эсэсовцы и голландские военные

2 мая 1945 года войска Красной Армии полностью овладели столицей нацистской Германии городом Берлином

2 мая 1945 года войска Красной Армии полностью овладели столицей нацистской Германии городом Берлином

Никогда еще в мировой истории такая мощная цитадель не бралась в столь короткий срок: всего за неделю. Германское командование тщательно продумало и отлично подготовило город к обороне. Каменные бункеры в шесть этажей, доты, дзоты, вкопанные в землю танки, укреплённые дома, в которых засели «фаустники», представлявшие смертельную опасность для наших танков. Особенно сильно был укреплён изрезанный каналами центр Берлина с рекой Шпрее.

Нацисты стремились не дать Красной Армии овладеть столицей, зная, что англо-американские войска готовят наступление на берлинском направлении. Однако степень предпочтения сдачи англо-американцам, а не советским войскам, была сильно преувеличена в советское время. 4 апреля 1945 г. Й. Геббельс записал в дневнике:

Главная задача прессы и радио — разъяснить немецкому народу, что западный противник вынашивает те же гнусные замыслы уничтожения нации, что и восточный… Мы должны снова и снова указывать на то, что Черчилль, Рузвельт и Сталин безжалостно и не считаясь ни с чем осуществят свои смертоносные планы, стоит только немцам проявить слабость и подчиниться врагу…».

14 апреля фюрер обратился с воззванием к вермахту:

Солдаты Восточного фронта, если в ближайшие дни и часы каждый из вас выполнит свой долг перед Отечеством, мы остановим и разобьем азиатские орды у ворот Берлина. Мы предвидели этот удар и противопоставили ему фронт невиданной мощи… Берлин останется немецким, Вена будет немецкой…».

Другое дело, что антисоветская пропаганда у нацистов была гораздо более изощрённой, чем против англо-американцев, и местное население восточных районов Германии испытывало панический ужас при приближении Красной Армии, а солдаты и офицеры Вермахта спешили пробиться на Запад сдаться там. Поэтому, И.В Сталин торопил маршала Советского Союза Г.К. Жукова как можно скорее начать штурм Берлина. Он начался ночью 16 апреля с мощнейшей артподготовки и ослеплением противника множеством зенитных прожекторов. После долгих и упорных боев войска Жукова овладели Зееловскими высотами, главным оборонным пунктом немцев на пути к Берлину. Тем временем танковая армия генерал-полковника П.С. Рыбалко, форсировав Шпрее, наступала на Берлин с южного направления. На севере 21 апреля танкисты генерал-лейтенанта С.М. Кривошеина первыми ворвались на окраины германской столицы.

Гарнизон Берлина дрался с отчаянием обреченных. Было очевидно, что ему не устоять против смертоносного огня советских тяжелых 203 мм гаубиц, прозванных немцами «кувалдой Сталина», залпов «Катюш» и постоянных бомбардировок авиации. Советские войска действовали на улицах города в высшей степени профессионально: штурмовые группы при помощи танков выбивали противника из укрепленных пунктов. Это позволяло Красной Армии нести сравнительно небольшие потери. Шаг за шагом советские войска подбирались к правительственному центру Третьего рейха. Танковый корпус Кривошеина успешно переправился через Шпрее и соединился с наступающими с юга частями 1-го Украинского фронта, замкнув Берлин в кольцо.

Пленные защитники Берлина — члены фольксшурма (отряда народного ополчения). Фото: www.globallookpress.com

Кто же защищал Берлин от советских войск в мае 1945 года? Штаб обороны Берлина призвал население готовиться к уличным боям на земле и под землей, используя линии метро, канализационную сеть и подземные коммуникации. На возведение фортификационных сооружений были мобилизованы 400 тысяч берлинцев. Геббельс приступил к формированию двухсот батальонов фольксштурма и женских бригад. 900 квадратных километров городских кварталов превращались в «неприступную крепость Берлин».

Наиболее боеспособные дивизии Ваффен-СС сражались на южном и западном направлениях. Под Берлином действовала вновь сформированная XI танковая армия под командованием СС-оберстгруппенфюрера Ф. Штайнера, в состав которой вошли все уцелевшие эсэсовские части городского гарнизона, резервисты, преподаватели и курсанты «Юнкерских школ СС», персонал берлинских штабов и многочисленных управлений СС.

Однако в ходе яростных боев с советскими войсками 1-го Белорусского фронта дивизия Штайнера понесла настолько тяжелые потери, что он, по его собственным словам, «остался генералом без армии». Таким образом, основную часть берлинского гарнизона составляли всевозможные импровизированные боевые группы, а не регулярные соединения Вермахта. Крупнейшим подразделением войск СС, с которым пришлось сражаться советским войскам, стала дивизия СС «Нордланд», её полное наименование – XI добровольческая танково-гренадерская дивизия СС «Нордланд». Она комплектовалась в основном из добровольцев Дании, Нидерландов, Норвегии. В 1945 году в состав дивизии входили гренадерские полки «Данмарк» и «Норге», добровольцы-голландцы были направлены в формирующуюся дивизию СС «Недерланд».

Также Берлин защищали французская дивизия СС «Шарлемань» («Карл Великий»), бельгийские дивизии СС «Лангемарк» и «Валлония». 29 апреля 1945 г. за уничтожение нескольких советских танков молодой уроженец Парижа из дивизии СС «Шарлемань» унтершарфюрер Эжен Вало был награжден орденом Рыцарского Креста, став одним из последних его кавалеров. 2 мая, за месяц до 22-летия, Важо погиб на улицах Берлина. Командир LVII батальона из дивизии «Шарлемань» гаупштурмфюрер Анри Фене писал в своих воспоминаниях:

В Берлине есть Французская улица и Французская церковь. Они названы так в честь гугенотов, которые бежали от религиозных притеснений и осели в Пруссии в начале XVII века, помогая строить столицу. В середине ХХ века другие французы пришли защищать столицу, которую помогали строить их предки».

Читать еще:  Цветочный гороскоп по дате и месяцу рождения. Цветочный гороскоп

1 мая французы продолжали сражаться на Лейпцигерштрассе, вокруг Министерства авиации и на Потсдамерплатц. Французские эсэсовцы «Шарлеманя» стали последними защитниками Рейхстага и Рейхсканцелярии. За день боев 28 апреля из общего числа подбитых 108 советских танков, французы «Шарлеманя» уничтожили 62. Утром 2 мая, вслед за объявлением о капитуляции столицы III Рейха, последние 30 бойцов «Шарлеманя» из 300 прибывших в Берлин покинули бункер Рейхсканцелярии, где, кроме них, уже не оставалось никого живого. Наряду с французами Рейхстаг обороняли эстонские СС. Кроме того, в обороне Берлина приняли участие литовцы, латыши, испанцы и венгры.

Члены французской дивизии СС «Шарлемань» перед отправкой на фронт. Фото: www.globallookpress.com

Латыши в составе 54-й эскадрильи истребителей обороняли от советской авиации берлинское небо. Латышские легионеры продолжали сражаться за Третий рейх и уже мертвого Гитлера даже тогда, когда немецкие нацисты прекратили борьбу. 1 мая батальон XV дивизии СС под командованием оберштурмфюрера Нейландса продолжал защищать Рейхсканцелярию. Известный российский историк В.М. Фалин отмечал:

Берлин пал 2 мая, а «местные бои» закончились в нем десятью днями спустя… В Берлине сопротивление советским войскам оказывали эсэсовские части из 15 государств. Там действовали, наряду с немцами, норвежские, датские, бельгийские, голландские, люксембургские нацисты».

По словам французского эсэсовца А. Фенье: «Здесь на последнюю встречу собралась вся Европа», и, как всегда, против России.

Свою роль в обороне Берлина сыграли и украинские националисты. 25 сентября 1944 г. С. Бандера, Я. Стецько, А. Мельник и ещё 300 украинских националистов были освобождены нацистами из концлагеря Заксенхаузен вблизи Берлина, куда их в свое время поместили нацисты за слишком рьяную агитацию за создание «Незалежной Украиньской державы». В 1945 г. Бандера и Мельник получили от нацистского руководства указание собрать всех украинских националистов в районе Берлина и защищать город от наступающих частей Красной Армии. Бандера создал украинские подразделения в составе фольксштурма, а сам скрылся в Веймаре. Кроме того, в районе Берлина действовало несколько украинских групп ПВО (2,5 тыс. человек). Половину III роты 87-го гренадерского полка СС «Курмарк» составляли украинцы, резервисты XIV гренадерской дивизии войск СС «Галичина».

Однако не только европейцы приняли участие в берлинском сражении на стороне Гитлера. Исследователь М. Демиденков пишет:

Когда в мае 1945 года наши войска вели бои на подступах к Рейхсканцелярии, их удивило то, что они наталкивались на трупы азиатов – тибетцев. Об этом писалось в 50-х годах, правда, мельком, и упоминалось как курьез. Тибетцы бились до последнего патрона, своих раненых пристреливали, в плен не сдавались. Ни одного живого тибетца в форме СС не осталось».

В воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной войны встречаются сведения, что после падения Берлина в Рейхсканцелярии были обнаружены трупы в довольно странной форме: покрой был повседневным войск СС (не полевой), но цвет был тёмно-коричневый, а в петлицах не было рун. Убитые явно были азиатами и резко выраженными монголоидами с довольно тёмной кожей. Погибли они, судя по всему, в бою.

Следует отметить, что нацисты провели несколько экспедиций в Тибет по линии Анэнербе и установили крепкие, дружеские отношения и военный союз с руководством одного из крупнейших религиозных течений Тибета. Между Тибетом и Берлином были установлены постоянная радиосвязь и воздушный мост, в Тибете осталась небольшая немецкая миссия и рота охраны из войск СС.

В мае 1945 года наш народ сокрушил не просто военного противника, не просто нацистскую Германию. Была побеждена нацистская Европа, очередной Евросоюз, до этого создаваемый Карлом Шведским и Наполеоном. Как здесь не вспомнить вечные строки А.С. Пушкина?

Бедой России угрожая;

Не вся ль Европа тут была?

А чья звезда ее вела.

Но стали ж мы пятою твердой

И грудью приняли напор

Племен, послушных воле гордой,

И равен был неравный спор.

Но не менее актуальными становится сегодня следующая строфа из того же стихотворения:

Свой бедственный побег,

Кичась, они забыли ныне;

Забыли русский штык и снег,

Погребший славу их в пустыне.

Знакомый пир их манит вновь

— Хмельна для них славянов кровь;

Но тяжко будет им похмелье;

Но долог будет сон гостей

На тесном, хладном новоселье,

Под злаком северных полей!

Подписывайтесь на канал
«Царьград» в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Чтобы помнили. Была ли альтернатива штурму Берлина?

Штурм Берлина стал знаковым событием, одной из самых главных битв Великой Отечественной войны наряду с обороной Москвы, битвой на Волге и «Огненной дугой». Некоторые авторы в современной России ставят под сомнение нужность штурма столицы Германии, аргументируя своё мнение – мощью укреплений, силой и отчаянием гарнизона, величиной потерь. Говорят, что надо было начать осаду, возможно, подождать союзные англо-американо-французские войска, чтобы они приняли участие в штурме, отвлекли часть сил вермахта на себя.

Но эти люди не понимают очень важных вещей: советский солдат шёл до Берлина долгие кровавые годы, он не хотел делить Победу с кем-либо. Берлин должны были штурмовать части Красной Армии, только польские части могли разделить с нами радость Победы. Дав немцам время на дополнительную подготовку города к обороне, мы только бы увеличили потери. Дали бы Гитлеру и его приближённым дополнительное время на тайные переговоры с «союзниками», к тому же при общем с союзниками штурме, вермахт мог поступить, как на западном фронте – отступать без серьёзного сопротивления, а против нас вести ожесточённое сопротивление. В итоге Победа бы досталась, как и знамя над Рейхстагом, не нам – весь мир бы увидел, что победил Запад, а не Советский Союз. Это был бы огромный психологический удар по Союзу.

Первые бои на окраинах Берлина начались 21 апреля – к Берлину прорвались части 1-го Белорусского фронта. Потом шла подготовка к штурму, сама операция по захвату столицы Рейха шла с 25 апреля по 2 мая 1945 года. 25-го части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов замкнули кольцо окружения вокруг Берлина.

Немцы были большие мастера в ведении войны, во второй половине войны они разработали целую систему переоборудования городов в «крепости», города-«крепости» должны были держаться и в полной изоляции, с воздушной поддержкой. Оборону облегчал тот факт, что Берлин — это огромный город, с большим количеством каменных, бетонных сооружений. Дороги перекрывали массивными баррикадами 2-2,5 метра в высоту и 2-2,2 метра в ширину, строили из камня, бетонных плит, рельс, деревьев.

Они держали выстрел танковой пушки и орудий 76-122 мм. Некоторые улицы вообще полностью перекрыли, в других баррикадах оставили 3-метровые проезды, в случае появления врага его перекрывал вагон, набитый песком, землёй, камнями. Подходы искусно минировались. В домах и админзданиях создавались узлы сопротивления. Всего в столице подготовили до 400 мощных оборонительных «бастионов», вооруженных орудиями и пулемётами. Входы и выходы к мостам также закрывали баррикадами.

Была создана танковая рота «Берлин» (10 танков «Пантера» и 12 танков Pz.IV), танки, которые были неспособны к самостоятельному движению, вкопали в землю, как огневые точки, на западе и востоке города. Было три мощных объекта ПВО, массивные бетонные башни высотой около 40 м (флактурмы), они были вооружены 128-, 88- и 20-мм зенитными орудиями (это Flakturm I в районе Тиргартена, Flakturm II во Фридрихсхайне на востоке города и Flakturm III в Гумбольтхайне на севере). Объекты ПВО могли сражаться не только с авиацией врага, но и сухопутными силами. В столице создали 9 секторов обороны: восемь по окружности и один в центре, чем ближе к центру, тем сильнее была оборона. Важную роль играли подземные коммуникации, включая метро, по ним передвигались резервы, отходили, наносили удары уже в «тылу» советских войск.

Читать еще:  Происхождение (изнесение) Честных Древ Животворящего Креста Господня.

Главной слабостью обороны была численность гарнизона, командование вермахта, понадеявшись на мощные укрепления Одерского фронта, держалась за них до последнего. В итоге восточнее Берлина окружили 200-тысячную 9-ю армию генерала Т. Буссе (франкфуртско-губенская группировка), она пыталась прорваться в Берлин, но не смогла, её добили только 2-го мая. Она могла бы, при своевременном отходе, удвоить (а возможно почти утроить) гарнизон Берлина.

По нашим оценкам город обороняли не менее 200 тыс. бойцов вермахта, 3 тыс. орудий, примерно 250 танков, а также 200 батальонов немецкого народного ополчения. Но последний комендант Берлина генерал Вейдлинг приводит цифру в 100-120 тыс. человек гарнизона и примерно 50-60 танков на начало штурма города. Для такого гигантского города это было немного, именно поэтому немцы обороняли не каждый дом, как в ряде других городов, а отдельные здания и объекты, кварталы.

Наши силы, штурмующие Берлин, на 26 апреля 1945 года насчитывали 464 тыс. человек и примерно 1500 танков. Сам город штурмовали: 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 3-я и 5-я ударные армии, 8-я гвардейская армия (из 1-го Белорусского фронта), 3-я гвардейская танковая армия и часть подразделений 28-й армии (1-го Украинского фронта). В последние дни штурма столицы Германии в боях участвовали подразделения 1-й Польской армии.

Красная Армия использовала проверенный ещё в Сталинграде опыт штурмовых групп: пехотные подразделения численностью взвод-рота-батальон усиливались танками, САУ, сапёрами, «химиками» с дымовыми шашками, огнемётами, артиллерией. К 27-му апреля советские воины вышли к центральной части города, все подразделения пробивались к Рейхстагу. К вечеру 28-го подразделения 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага.

В настоящее время есть миф, что немецкие бойцы, вооружённые фаустпатронами, «сожгли русские танковые армады» в Берлине. Но это миф, советские танковые армии в городе потеряли меньше танков, чем до штурма, преодолевая противотанковые оборонительные рубежи вермахта, прорывая мощнейшую оборону Одерско-нейсенского рубежа, оборону Зееловских высот. Так, 2-я гвардейская танковая армия С. И. Богданова в битве за Берлин потеряла от фаустпатронов противника примерно 70 танков. Хотя 2-я танковая действовала в отрыве от стрелковых дивизий, имея только свою мотопехоту, в других танковых армиях потери были ещё меньше.

Всего за время с 22 апреля по 2 мая 2-я армия понесла безвозвратные потери в 104 танка и САУ — это 16% от численности парка бронемашин к началу операции. 1-я гвардейская танковая армия М. Е. Катукова за этот же период потеряла 104 танка и самоходных артустановок – это 15% бронемашин. 3-я гвардейская танковая армия П. С. Рыбалко в самом городе с 23 апреля по 2 мая потеряла 99 танков и 15 САУ (23% парка машин). Всего от фаустпатронов было подбито примерно 200-250 машин, из почти 1800 потерянных за всю Берлинскую наступательную операцию, то есть от огня вражеских танков и артиллерии погибло намного больше.

Большую помощь в штурме оказала ствольная и реактивная артиллерия, орудия ставили на прямую наводку, они оказались эффективнее танков и были почти не уязвимы для «фаустников». Так, в бою за баррикаду на Сарланд-штрассе потеряли два танка ИС-2, артиллеристы 44-й артбригады поставили в 180 метрах от баррикады 152-мм гаубицы МЛ-20, 12-тью выстрелами артиллеристы пробили проход и уничтожили гарнизон узла сопротивления. Если штурмовая группа не могла взять опорный пункт врага, его громила артиллерия.

Даже «Катюши» умудрились использовать на прямую наводку: рамы снарядов устанавливали в домах на подоконниках и стреляли по домам напротив, лучшей дистанцией считалась на 100-150 метров, снаряды пробивали стены и взрывались внутри, круша все вокруг. В штурме использовали и 203-мм гаубицы Б-4 образца 1931 года, так, на перекрестке Лиден-штрассе и Риттер-штрассе 6 снарядов прямой наводкой хватило, чтобы уничтожить подготовленный к обороне дом. Стволы 280-мм мортир Бр-5 и 305-мм гаубиц Бр-18 образца 1939 года били с 7-10 км.

В ночь на 29-е захватили мост Мольтке через Шпрее, утром 30-го после жестокого боя взяли министерство внутренних дел, дорога на Рейхстаг была открыта. С ходу его взять не удалось, его защищали элитные подразделения Рейха (как и Рейхсканцелярию) — части дивизии СС «Нордланд», эсэсовский французский батальон из дивизии «Шарлемань», латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС, эсэсовцы охранных подразделений А. Гитлера. 30-го покончил собой А. Гитлер. Вечером 30-го через пролом в стене, взорванной сапёрами, штурмовая группа ворвалась в здание, к 9.45 овладели первым этажом. Утром 1-го мая над Рейхстагом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, но бой продолжался ещё целый день, немцы засели в подвале и капитулировали только в ночь на 2-е мая.

Вечером 30-го в штаб 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова прибыл генерал Кребс, он сообщил о самоубийстве Гитлера и предложил прекратить огонь, заключить перемирие. Сообщение было передано Жукову, тот сообщил Сталину, Сталин подтвердил установку на безоговорочную капитуляцию. Битва продолжилась. 1-го мая у вермахта остался лишь район Тиргартена, правительственный квартал, в этот день капитулировали бетонная башня ПВО Flakturm I («Зообункер») и цитадель Шпандау.

Ночью 2-го немецкое командование попросило прекратить огонь, в 6 часов утра генерал Вейдлинг и ещё три генерала сдались в плен, через час он подписал приказ о капитуляции, который через громкоговорители был доведён до обороняющихся. По мере сообщения, немцы начали сдаваться в плен, к концу дня 8-я мая армия «зачистила» центр города. Некоторые подразделения, которые не пожелали сдаться, стали пробиваться на запад, но были рассеяны и уничтожены, через Эльбу смогли перебраться немногие. Так, подразделения СС, оборонявшие Рейхсканцелярию, во главе с бригадефюрером СС В. Монке попытались прорваться на север ночью 2-го мая, но были уничтожены и пленены.

Потери двух фронтов в штурме столицы Германии (1-го Белорусского и 1-го Украинского) примерно 50-60 тыс. убитыми, пропавшими без вести, ранеными. Оправданы ли они? Для нынешних правозащитников — нет, но уверен, что, если бы их рассуждения послушали наши воины, штурмовавшие логово зверя, они бы домой ползли в кровавых соплях.

Штурм Берлина – это зенит нашей победоносной армии, она принесла столько жертв, но выполнила свою миссию. Именно поэтому враги Руси в настоящее время льют грязь на Победу Красной Армии, стараясь её очернить, чтобы выбить из наших сердец самый святой наш праздник – День Победы…

Источники:

http://www.may9.ru/history/articles/shturm-berlina/

http://tsargrad.tv/articles/oborona-berlina-francuzy-jesesovcy-i-gollandskie-voennye_129320

http://pikabu.ru/story/chtobyi_pomnili_byila_li_alternativa_shturmu_berlina_4433310

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector