Генералы евреи. Евреи-офицеры в Cоветской армии

Генералы евреи. Евреи-офицеры в Cоветской армии

В годы войны «Рабиновичей» назначали генералами со скрежетом зубовным. Начать с того, что в годы Второй мировой войны евреев в советской армии было непропорционально много – 228 генералов и адмиралов.

И занимали они ключевые посты в Генштабе, в командовании фронтов, армий, корпусов, дивизий, бригад и т.д. Из них непосредственное участие в боевых действиях принимали 175 человек. Ничего подобного не наблюдалось ни в одной армии союзников.

К примеру, в США воевали 23 еврея в званиях генерала и адмирала, в том числе один командир корпуса и один командир дивизии. В Великобритании – 9 генералов-евреев, у француза де Голля – 6. Притом, что в советской армии непосредственно перед войной генералов-евреев было всего 23. И здесь возникает вопрос – почему ? Ведь Сталин просто так ничего не делал.

Цифры – упрямая вещь

. В своих воспоминаниях командир 1-го механизированного корпуса генерал-лейтенант Семен Кривошеин описывает весьма символический эпизод: «. Через пару часов после взятия Бернау, на передовой НП моего корпуса в окрестностях Берлина, ко мне подбежал командующий артиллерией нашей 2-й танковой армии генерал-лейтенант Григорий Давидович Пласков и, не поздоровавшись даже, закричал:

— Смотри Семен, смотри Кривошеин, как мои артиллеристы, первые во всем фронте, первые на этой войне, открывают огонь по проклятому Берлину!

Пласков взял тангенту у своего радиста и закричал в микрофон: Я – Пятый, я – Пятый!И скомандовал открытым текстом: — По цели номер Один, по проклятому Берлину, всеми батареями, дивизионами и полками, 20 снарядов беглым — огонь!

Через несколько секунд нас оглушил мощный грохот и первые снаряды из сотен стволов разорвались в Берлине. А Пласков плакал и кричал, перекрывая гром своих орудий: — Смотри, Сёма, ты только погляди! Еврей Григорий Пласков бьет Гитлера, бьет эту суку прямо по башке! Бейте, бейте его, хлопцы! Бейте, за Бабий Яр, за муки народа нашего! Огонь, еще огонь, больше огня. »

Эпизод этот вполне символичен. Да, евреи генералы и адмиралы были вовсе не диковиной для армии и флота. Их было неожиданно много. И занимали они ключевые позиции во всех звеньях управления войсками.

К примеру, в вышеописанном эпизоде: командир корпуса и командующий артиллерии армии. И это не исключение: ведь во Второй мировой войне в советской армии корпусами — стрелковыми и кавалерийскими, механизированными и танковыми — командовали 12 евреев.

Феноменально и общее число – почти 230! Именно столько насчитывалось в боевых соединениях генералов-евреев в День Победы. Еще десять погибли в боях. Как считать — много это или мало? Думается, наиболее показательным будет сравнение с другими этносами СССР. Выясняется удивительный факт: большее число генералов насчитывали только этнические русские и украинцы.

Прошу, не посчитайте это шовинизмом, расизмом или еще каким-нибудь «измом». Это цифры, подтверждаемые энциклопедиями и книгами по истории. Но каких-либо объяснений мне не попадалось. Как это получилось? Ведь в войну вступили раз в десять меньше генералов-евреев, которые каким-то чудом уцелели в годы репрессий 30-х годов.

Крейзер и другие герои

Непосредственно на поле боя бригадами, дивизиями, корпусами и армиями командовали 107 генералов и один адмирал. Около ста генералов и адмиралов руководили штабами, танковыми, артиллерийскими, инженерными войсками, авиацией и разведкой армий и фронтов. Наконец, 20 генералов и два адмирала служили в органах высшего стратегического руководства: в Ставке Верховного главнокомандования, Генштабе, Главных штабах ВВС и ВМФ.

В «Воспоминаниях и размышлениях» Г.К. Жуков пишет: « . 30 июня 1941 года, совершив изнурительный 700–километровый марш, к Борисову подошла 1-я Московская мотострелковая дивизия под командованием полковника Я.Г. Крейзера. В пору всеобщего отступления он совершил невозможное: остановил отборную гудериановскую дивизию, зажал ее передовой полк своими стальными тисками, а остальные полки принудил остановиться по ту сторону Березины.

Дивизия Крейзера 14 дней не давала гитлеровским полчищам развивать наступление вдоль автострады Минск – Москва. Это потом благотворно сказалось на общефронтовой обстановке, позволило выиграть время для организации обороны Москвы. »

За мужество и доблесть в боях на Березине 22 июля полковнику Якову Крейзеру было присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым из старших офицеров Красной Армии Героем в Великой Отечественной войне. Ему сразу же присвоили звание генерал-майора, а через месяц назначили командующим 3-й армией.

Как стратегическая боевая единица, армия была основным оперативным объединением во время войны и насчитывала до 100 тыс. человек. Так вот армиями командовали генералы-евреи: Юдель Городинский, Владимир Колпакчи, Яков Дашевский, Яков Броуд, Илья Прусс. В 1944 году командармом стал и генерал Сквирский.

Полковник Лев Соломонович Сквирский в начале войны был назначен начальником штаба Карельского фронта. Этот фронт имел самую большую протяжённость среди всех фронтов — до 1600 км. Тем не менее в августе 1941 года войска фронта остановили немецко-финские дивизии и вынудили их перейти к обороне. Именно здесь, на правом крыле войны врагу так и не удалось перейти границу СССР. И большая заслуга в этом принадлежит Сквирскому, ставшему генералом в ноябре 1941 года.

Начальниками штабов фронтов в разное время были генералы: Анатолий Кацнельсон – Калининского фронта; Григорий Стельмах – Волховского, Ленинградского и Юго-Западного; Владимир Колпакчи — Брянского.Начальники штабов флотов — адмиралы Александр Александров –Балтийского флота, Илья Беляев (Вайсман) – Тихоокеанского флота.

Дефицит талантов

Евреи работали и в высших органах управления войсками.Наиболее выдающимся из них был генерал-лейтенант Арон Гершович Карпоносов, почти всю войну занимавший одну из ключевых должностей: заместителя начальника Генерального штаба. Он руководил Главным организационно-мобилизационным управлением, которое отвечало за формирование частей и соединений и их укомплектование личным составом. В свете колоссальных потерь первых лет войны и срочной необходимости их восполнения его роль представляется поистине выдающейся.

Генерал Штеменко так писал об А.Г.Карпоносове в своей книге «Генеральный штаб в годы войны»: «Это был настоящий генштабист — умный, очень трудолюбивый и исполнительный, вежливый, но твердый.Порученный ему участок работы он знал отлично, вел дело умело и тщательно и всегда говорил правду. Но вот Верховный его очень не любил.

Мы не раз с А.И.Антоновым слышали от Сталина нелестные отзывы о Карпоносове, хотя ему было известно, что дело свое тот ведет безукоризнено. И не раз А.И.Антонов защищал его, когда Сталин предлагал поставить на эту работу другого генерала. Вскоре после окончания войны на Дальнем Востоке Сталин приказал назначить его на второстепенную должность в Приволжском военном округе».

Нужно сказать без обиняков, что неслыханное число военачальников еврейского происхождения в годы страшной кровопролитной войны появилось потому, что в ее начале ощущалась колоссальная нехватка достойных командиров всех уровней, вырубленных сталинскими репрессиями.Войсками командовали немногие уцелевшие в годы Большого Террора или так называемые «выдвиженцы».

Эти скороспелые, плохо подготовленные военачальники не могли сколько-нибудь полноценно противостоять германским генералам, прошедшим отличную школу и боевую подготовку. А евреи, проявившие, как всегда в критические моменты истории, свои вековые генетические качества: мужество, стойкость и решительность в сочетании с умением мгновенно анализировать обстановку и принимать единственно верное решение – такие военачальники были позарез нужны.

Кремлевскому руководству было не до выбора по национальному признаку, и на командные посты они вынуждены были ставить тех, кто был их реально достоин. И боевые качества евреев – офицеров и генералов заставляли высшее руководство назначать именно их.

Антисемитизм из массового сознания никуда не исчезал, он уходил во временную тень ради выживания страны и строя, и назначения эти делались часто со скрежетом зубовным, только тогда, когда иначе поступить было решительно невозможно. И Сталин не убирал столь немилого ему Карпоносова, хотя мог решить его судьбу одним лишь словом, потому что нутром понимал – именно такие выдающиеся командиры-стратеги помогают побеждать в небывалой войне.

Читать еще:  Игра кукла из майнкрафта 1. Игры Mutilate a doll

Антисемитизм как тормоз

В ходе войны главную массу военачальников-евреев составляли люди зрелые, от 35 до 50 лет, полные сил и с немалой военной практикой. Эти люди имели уже достаточный боевой опыт именно этой войны, тем более ценный. Но большинство из них воевали и раньше: 107 человек были участниками Гражданской войны. И что еще более удивительно, в круговерти чисток и террора уцелели еще семеро бывших царских офицеров, прапорщиков Первой мировой войны.

Кроме того, следует подчеркнуть, что почти все эти военачальники имели боевой опыт вооруженных конфликтов: в Испании, на Дальнем Востоке, в Монголии, в Финляндии и восточных областях Польши. И если в пору Гражданской войны командиры-евреи, — бывшие студенты, разночинцы, разная голь перекатная, не были еще профессионалами, то теперь все они являлись кадровыми военными, зрелыми по возрасту, образованными и опытными командирами.

Ценою страшных потерь, в немалой мере — усилиями военачальников-евреев, было выиграно время, новые командиры получили боевой опыт, и нужда в новых кадрах, всегдашняя из-за огромных потерь в боях, все же утратила исключительную остроту. И в заключительный период войны евреи уже не выдвигаются на должности начальников штабов фронтов, они больше не становятся и командармами и комкорами, все меньше евреев-комдивов, гибнут и выходят из строя командиры бригад и полков.

Так что во второй, победной части войны на ключевых постах в основном остаются только те, кто занимал их прежде. К примеру, уж на что умело и доблестно воевал генерал Кривошеин, а как был в начале войны командиром корпуса, так и закончил ее на том же посту. И здесь возобладал привычный стереотип государственного антисемитизма, его армейская разновидность.

70 лет отстучало со дня Победы. Стереотипы, увы, живучи, и продолжают злобно брызгать ядом лжи антисемиты всех мастей. Мол, знаем, говорят они, как пройдошливы евреи, «герои Пятого Украинского фронта», «воевавшие в Ташкенте», как ловко устраивались «Абрамы» на хлебные должности в тылах. Немало россиян и сегодня убеждены, что евреев на командирских постах в боевых частях армии и флота было, в лучшем случае, несколько десятков и занимали они должности только второстепенные.

Следует напоминать и о том, что в ходе войны погибли 197 тысяч бойцов еврейской национальности, а Героями Советского Союза стали 133 еврея, из них 45 воинов награждены посмертно.

Не в оправдание клеветы и искажений, а для объяснения массовой неосведомленности о выдающейся роли евреев-генералов в Победе скажу, что статистика этнического состава советской армии долгое время была закрыта от общественности, носила гриф секретности. Думаю, и сегодня изложенное в этой статье известно далеко не всем.

Евреи в Красной Армии в годы ВОВ

Арон Шнеер. «Евреи-военнослужащие в годы ВОВ».

Летом 1939 г. был принят новый Закон о воинской обязанности. Согласно ему в Красную Армию в 1940 г. и первую половину 1941 г. было призвано около 120 тыс. евреев, в том числе 75 тыс. евреев Украины. Таким образом, можно смело утверждать, что более 120 тыс. евреев, с учетом уже находившихся в армии до указанного призыва, встретили войну, находясь в рядах Красной Армии.
Общеизвестно, что патриотический порыв, охвативший значительную часть народов Советского Союза, привел в армию сотни тысяч добровольцев. Среди них были и евреи. Только в первую неделю войны (22-30 июня 1941 г.) в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Одессе, Кишиневе подали заявления о добровольном вступлении в Красную Армию около 55 тыс. евреев.
Многие из них были участниками Гражданской войны. «Особенно много было евреев в Кировской дивизии народного ополчения, сформированной в Ленинграде, — пишет в своем письме ветеран войны М. Карасик, — но в то время не афишировалось, скрывалось участие евреев на передовой и вообще на войне».
Из общего числа евреев, сражавшихся на фронтах, 27% ушли на фронт добровольцами. Это самый высокий процент добровольцев среди всех народов СССР. Таким образом, мы можем говорить примерно о 135 тыс. евреях-добровольцах.

Многие евреи, как и другие граждане СССР, вступали в истребительные и коммунистические батальоны, отряды народного ополчения, которые организовывались в первые дни войны в республиках, первыми подвергшимся нападению, а затем в прифронтовой зоне.
Точное число евреев, вступивших в эти подразделения, нам неизвестно, так как документов в большинстве этих частей не сохранилось. Однако известно, что в Киеве в отряды народного ополчения вступили 10 тыс. евреев, в Одессе — 12 тыс., во Львове, оккупированном немцами 30 июня, успели вступить в ополчение 6 тысяч евреев. Судьбы этих подразделений, а затем и дивизий народного ополчения Москвы и Ленинграда, созданных в конце лета — осенью 1941 г., были трагичны.
Боевой дух и идейная убежденность не могли компенсировать отсутствие у большинства ополченцев воинского умения и катастрофической нехватки оружия, поэтому значительная их часть погибла либо в первых боях, либо в окружении, либо в плену на территории Прибалтики, Украины, Белоруссии, под Ленинградом и Москвой. Лишь немногие оставшиеся в живых продолжили службу в регулярных частях Красной Армии.
Несмотря на быстрое продвижение немецкой армии, мобилизация военнообязанных даже в Западных районах была частично проведена. В республиках, в которых проживало много евреев, был высок и процент призванных евреев. В Белоруссии в первые дни войны успели призвать в Красную Армию, а часть вступила добровольно — 110 тыс. евреев.
Всего за годы войны по данным Центрального архива МО Вооруженных Сил России в г. Подольске, в рядах Красной Армии служило около 501 тыс. евреев. Таким образом, 16% всего еврейского населения СССР (3 млн. 028), в границах на 1 сентября 1939 г., служили в армии. Из них в боях участвовало 80%.

В Красной Армии служило по одним сведениям служило 167 тыс., по другим 32 тыс. евреев-офицеров, что составляет в первом случае 33,3%, а во втором — 6,4% от общей численности евреев, служивших в армии. Высокое число евреев-офицеров объясняется тем, что большинство евреев имели если не среднее, то 7-летнее образование. Это был необходимый минимум для направления в офицерские училища.
Всего за годы войны военными училищами, школами и курсами было подготовлено 1 млн. 238 тыс. офицеров. Можно предположить, что евреев среди них, учитывая указанное выше максимальное число — 167 тыс. евреев-офицеров, в армии было никак не менее 16,6% окончивших военные училища, школы и курсы в годы войны. При этом необходимо учесть, что многим, имеющим высшее образование, присваивались офицерские звания без окончания ими училищ и курсов.
По данным Центрального архива МО, за годы войны погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тыс. (39,6% общего количества) евреев-военнослужащих. Для сравнения: общие безвозвратные потери Красной армии составили за тот же период 25%.
Из оставшихся в живых 300 тыс. евреев-воинов Красной Армии 180 тыс.(60%) — были ранены, из них более 70 тыс.(38%) — тяжело. По сравнению с 1939 г., за годы войны число военнослужащих евреев-мужчин в армии увеличилось в 14 раз. Из 800 тыс. женщин, участвовавших в войне, 20 тыс. были еврейками. Их число по сравнению с 1939 г. выросло в 118 раз.
Большая часть евреев-военнослужащих находилась на передовой и воевала в качестве рядовых солдат и младших офицеров. Среди них погибших и пропавших без вести, умерших от ран было 77,6 % рядовых солдат и сержантов и 22,4% младших лейтенантов, лейтенантов, старших лейтенантов.

Как говорилось выше, в результате репрессий число евреев, занимавших командные должности в армии, перед самой войной резко сократилось. Однако войну 22 июня 1941 г. встретили 21 еврей генерал-майор и 1 контр-адмирал, в ноябре 1941 г. звание генерал-майора было присвоено А.Б.Борисову (Шистер), а звание контр-адмирал — П.А. Трайнину. К началу войны евреи-генералы находились на следующих должностях:
Начальник Главного политического управления Красной Армии — Л.З.Мехлис;
Начальник инженерных войск Красной Армии — Л.З.Котляр;
Командующий армией — Ю.Л.Городинский;
Зам. командующих армиями: А.А.Вургафт, Г.А.Зусманович, А.М. Крупников;
Начальник штаба армии — З. З. Рогозный;
Командиры механизированных корпусов: С. М. Кривошеин, М. Л. Чернявский, М. Г. Хацкилевич.
Командиры стрелковых корпусов: И. Г. Рубин, Р. П. Хмельницкий;
Начальник артиллерии армии — Я. И. Броуд;
Начальник штаба корпуса — Л. С. Березинский;
Командиры стрелковых дивизий: А. И. Андреев, И. Я. Бабич, Л. Е. Фишман;
Командир авиадивизии — З. М. Померанцев;
Начальник танкового училища — М. Л. Горрикер;
Начальник района ПВО — Г. М. Кобленц;
Начальник оперативного отдела штаба ВВС РККА — Б. Л. Теплинский;
Начальник технического управления штаба ВМФ — А. Г. Орлов;
Командир Рижской военно-морской базы — П. А. Трайнин.

Читать еще:  Игры барби и их кен. Барби и кен - игры для девочек

16 из них с начала войны сражались непосредственно на фронте, шестеро из них — Л. С. Березинский, Я. И. Броуд, А. Б. Борисов, Г. А. Зусманович, А. Г. Орлов, М. Г. Хацкилевич — погибли. За годы войны число евреев-генералов, непосредственно сражавшихся на фронте, выросло до 132 человек.
Итак, всего в годы войны евреи командовали 43 дивизиями, 59 бригадами и 123 полками. Однако по другим, вероятно, более точным сведениям Центрального армейского архива, евреи командовали 66 бригадами и 139 полками. В этом подсчете учитываются дополнительно 7 танковых бригад и 16 танковых полков, которыми тоже командовали евреи.

В некоторых родах войск процент евреев был особенно высок. Это объясняется более высокой степенью среднего, специального и высшего образования среди евреев-военнослужащих по сравнению с другими военнослужащими Красной Армии, о чем говорилось выше. Так, среди инженерно-технического и командного состава инженерных войск 18% были евреями, а среди погибших в этих родах войск евреи составили 23%.
Еврейское участие порой было столь заметно, что, по словам Героя Советского Союза полковника Евсея Вайнруба, механизированный корпус, которым командовал еврей — Герой Советского Союза генерал-лейтенант С.М.Кривошеин, называли в шутку не механизированным, а «евреизированным».
Начальником штаба корпуса был полковник Лимберг, зампотехом корпуса — полковник Лившиц, командирами двух танковых бригад полковники: Евсей Вайнруб и Абрам Темник, тоже ставший Героем Советского Союза. Кроме названных, было много евреев среди среднего и младшего командного состава корпуса, а также среди бойцов.
23-м танковым корпусом командовал генерал-майор танковых войск А.М.Хасин. Начальником штаба этого корпуса был гвардии полковник М.Кричман, начальником разведки корпуса — майор Бодылевич. Начальником штаба одной из бригад — гвардии полковник Я. Юревич. В немецких листовках, которые противник сбрасывал на позиции корпуса, писалось: «Наступает бандитско-жидовский танковый корпус».

Интерес представляет эпизод из военной биографии генерал-майора А.М.Хасина, который мог для него закончиться трагически. Начальник особого отдела НКВД Сталинградского фронта 18 июля 1942 г. отправил докладную записку в Управление ОО НКВД СССР «О недочетах в боевых действиях 23-го танкового корпуса под командованием Хасина, за период с 1-го по 10 июля 1942 г».
Особист обвиняет Хасина «в неправильном использовании корпуса в бою: «. полковник Хасин не способен руководить такими соединениями, как танковый корпус, запугивает командиров снятием с должности, расстрелом, повешением и проявляет попытки к рукоприкладству. Угрожал военному совету ЮЗФ, что если корпус не будет обеспечен не менее 3 б.к. (боекомплектов) и 3 заправками ГСМ (горюче-смазочные материалы), то он отведет свой корпус».
Вероятно, многое в докладной записке справедливо. Однако манера поведения диктовалась и условиями отступления. Только жесткие действия и требовательность могли дать результат. А результат у корпуса Хасина был.
Об этом свидетельствует резолюция, сделанная в Москве, на этом донесении: «Докладная записка односторонне освещает боевые действия корпуса, не показывает урона, причиненного противнику. Командиру корпуса т. Хасину за эти операции присвоено звание генерал-майора».
Интересно отметить, что эта резолюция принадлежит известному своим антисемитизмом В.С.Абакумову — зам. наркома внутренних дел СССР, начальнику управления особых отделов НКВД СССР.

Евреи-врачи служили на всех уровнях медицинского обеспечения войск. К сожалению, не удалось установить общую численность евреев-медиков в составе Красной Армии. Однако известно, что на поле боя пали около 6000 евреев — военврачей и медсестер.
Много евреев служили на флоте. Среди них рядовые и офицеры — командиры кораблей и флотских соединений. Так, на Балтийском, Север-ном и Черноморском флотах воевали 19 евреев — командиров подводных лодок.
Трое из них: И.И.Фисанович, С.Я.Богорад, В.К.Коновалов — были удостоены звания Герой Советского Союза. Отрядом торпедных катеров на Балтике командовал капитан-лейтенант А. Г. Свердлов, также Герой Советского Союза.

Многие евреи-журналисты, ушедшие на фронт, стали политработниками, редакторами армейских и фронтовых газет.

Редакторами фронтовых газет были:
М. И. Гордон («На страже Родины» — Ленинградского фронта);
Д. А. Коган («Краснофлотец» — Северного флота);
М. Б. Киперман («За нашу Победу» — 1-й гвардейской армии);
А. И. Лангфанг («Пилот» — 1-й воздушной армии);
Б. Л. Зеликсон («Боевое знамя» — 3-й армии);
И. Л. Альтман («Уничтожим врага» — 5-й армии);
А. И.Рутман («Сокол Родины» — 6-й воздушной армии);
И. Д. Лещинер («За Родину» — 10-й армии);
З. И. Ицков («Сын Родины» — 13-й армии);
В. К.Запольский (№Доблесть» – 16-й воздушной армии);
Н. С.Кассин («Вперед на врага» — Калининского фронта,»Боевой удар» — 27-й армии);
М. М. Эрлих («На врага» — 31-й армии);
Л. Г. Бомштейн («Боевой путь» — 32-й армии);
Г. А. Лернер («Сын Родины» — 39-й армии);
Г. С. Куклис («Красный боец» — 41-й армии);
Г. И. Кац («В решающий бой» — 54-й армии);
И. М. Шульман («Воин» — 57-й армии);
И. М. Пекельман («Боевой призыв» — 61-й армии);
И. В. Шульман («Воин» — 68-й армии);
А. Т. Лаврович («Северная вахта» — Беломорской флотилии)

и многие другие.

Тысячи евреев служили непосредственно в боевых частях политруками и комиссарами различных рангов. О своеобразном взгляде на еврейское участие в войне свидетельствует высказывание одного из ветеранов, что в его полку «евреи, за исключением одного, все — политработники».
Вместе с тем, есть устные свидетельства того, как при перестройке политработы в армии осенью 1942 г. началась дискриминация евреев-политработников.
После Указа Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г. «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» многие политработники, получившие значительный военный опыт, были либо немедленно переведены на командные должности, либо направлены на военную подготовку с последующим назначением в войска.
Многие из них стали заместителями командиров по политической части; для всех политработников устанавливались такие же воинские звания и знаки различия, что и для командного состава. В результате большинство евреев-политработников было направлено непосредственно в войска. Некоторые евреи-ветераны свидетельствуют, что не обошлось без антисемитской подоплеки.
Так, профессор С. Могилевский, бывший в годы войны одним из сотрудников отдела пропаганды Волховского фронта, слышал от адъютанта начальника управления «о секретном распоряжении начальника Главпура (Главного политического управления) Красной Армии. А.С.Щербакова о переводе сотрудников фронтовых политорганов — евреев по национальности — в нижестоящие, преимущественно в действующие части политаппарата корпусов и дивизий.
Последовала основательная “чистка” политуправления от евреев. Хотя отдел кадров старался всячески маскировать свои действия, но разглядеть их суть и направленность было уже нетрудно».

Сам С.Могилевский был назначен заместителем командира батальона 126-го олене-лыжного корпуса в Заполярье. Когда же его непосредственный начальник спросил кадровика: «Зачем же вы хорошего работника убираете?» Кадровик, которого Могилевский хорошо знал по совместной учебе в Московском университете, сказал: «Таково предписание Щербакова».
Если кому-то может показаться недостаточным и неубедительным свидетельство рядового политработника, то подтверждает описанное им другой человек — политработник высокого ранга, чье имя было известно в годы войны на всех фронтах, — генерал-майор, с июля 1941 г. по июль 1943 г. редактор газеты «Красная звезда» Д. И. Ортенберг, носивший по понятным причинам в те годы псевдоним: Вадимов.
Весной 1943 г. секретарь ЦК ВКП(б), он же начальник Главного политического управления Красной Армии А.С.Щербаков заявил ему: «У вас в редакции много евреев. Надо сократить». Ошеломленный Давид Иосифович ответил, что уже сократил.
Спецкоров Лапина, Хацревина, Розенфельда, Шуэра, Вилкомира, Слуцкого, Иша, Бернштейна и других. Они погибли на фронте. И с сарказмом добавил: «Могу сократить еще одного — себя». 30 июля 1943 г. он был вызван к Щербакову, который объявил ему о решении ЦК назначить вместо него другого редактора.

Читать еще:  Ренессанс в философии. Филосфия эпохи возрождения

Советские офицеры создавали армию обороны Израиля

За нашу еврейскую родину!

Известно ли вам, что во второй половине прошлого века советские офицеры, бывало, сражались друг с другом – по-настоящему, в ходе реальных боевых действий? Не верите? Однако новейшая история таит в себе немало странных на первый взгляд белых пятен. И вот ещё одно: именно советские офицеры создали армию и спецслужбы Израиля, но 20 лет спустя были вынуждены воевать со своими боевыми товарищами в ходе «шестидневной войны» против Египта, за который сражались их бывшие однополчане. В это невозможно поверить, но именно так всё и было.

Как же случилось, что офицеры Красной армии Иссер Гальперин и Наум Ливанов стали основателями и первыми руководителями израильских разведывательных служб Моссад и «Натива Бар»? Как вышло, что знаменитые «три капитана» – Никольский, Зайцев и Малеванный – буквально с нуля создали спецназ армии обороны Израиля? Перебежчики? Предатели? Ничего подобного – они лишь выполняли свой долг и приказы Кремля. Всё дело в том, что и само государство Израиль изначально было «советским проектом», а вовсе не американским или британским, как это сегодня подают некоторые историки. В марте 1947 года советник советского МИДа Борис Штейн подготовил для первого заместителя министра иностранных дел Андрея Вышинского докладную записку по «палестинскому вопросу», в которой, в частности, говорилось: «Советский Союз не может не поддержать требования евреев о создании собственного государства на территории Палестины». Вышинский передал докладную «наверх». Спустя некоторое время постпред нашей страны в ООН Андрей Громыко озвучил позицию Сталина на сессии Генассамблеи – еврейскому государству быть.

Возглавить это самое еврейское государство должен был бывший замминистра иностранных дел СССР Соломон Лозовский. В министры обороны Сталин прочил дважды Героя Советского Союза Давида Драгунского. Предполагалось, что военно-морским министром должен был стать Григорий Гильман, старший офицер разведуправления ВМФ СССР. Но в ходе переговоров с участием Лондона и Вашингтона Сталину пришлось уступить, и в итоге Израиль возглавил ставленник США Бен-Гурион, тоже, кстати, наш бывший земляк. Тем не менее трёхсторонние договорённости не препятствовали тому, чтобы Москва отрядила в Израиль значительное число своих офицеров – создаваемой с чистого листа армии нового государства требовались хорошо обученные кадры. А кто может быть лучше обучен, чем те, кто два года назад выиграл самую страшную войну?

Англичане и американцы до зубов вооружали арабов, поклявшихся, что они выжгут огнём любые ростки еврейского государства на Ближнем Востоке, при этом введя эмбарго на поставки оружия местным евреям. Вооружать Израиль пришлось Сталину – вооружать тем, что считалось «советским военным резервом». В итоге Так, Гальперин становился Хареллем, а Ливанов – Леваноном.

Что же касается разведки, то у СССР к тому времени накопился немалый опыт работы на Ближнем Востоке. Первые еврейские силы самообороны «Исраэль Шойхет» ещё в 20-е годы создавал резидент ВЧК с псевдонимом Хозро – Иерахмиэль Лукачер – вместе со знаменитым разведчиком Яковом Серебрянским по личному распоряжению Феликса Дзержинского. По свидетельству генерала госбезопасности Павла Судоплатова, «использование офицеров советской разведки в боевых и диверсионных операциях против британцев в Израиле было начато уже в 1946 году». И в связи с этим возникло немало курьёзных ситуаций.

Раввины обучали русских разведчиков

Если будущий создатель и руководитель Моссада и контрразведки «Шин Бет» капитан Красной армии Иссер Гальперин был евреем, что называется, без дураков, то его коллега по имени Николай Ливанов, возглавивший впоследствии разведку «Натива Бар», был, по некоторым свидетельствам, чистокровным русаком. Ни идиша, ни иврита, ни даже английского Ливанов не знал вообще и мог объясняться только по-русски. В связи с этим специфическим обстоятельством и кадры, которыми Ливанов-Леванон укомплектовал свою службу, были сплошь русскоязычными.

Министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон ушел в отставку по решению премьер-министра Терезы Мэй из-за утечки информации с заседания Совета национальной безопасности, произошедшей по вине его ведомства.

Даже при том, что евреев в советской разведке служило немало, примерно на треть службу пришлось укомплектовать этническими русскими, украинцами и белорусами. Они исправно зубрили иврит и идиш, но знать всего того, что знает любой мало-мальски грамотный еврей, они не могли. «Некоторые из разведчиков попадали в пикантные ситуации, – свидетельствует ведущий научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны Российской Федерации Валерий Ярёменко. – Так, один советский агент внедрился в ортодоксальную еврейскую общину, а сам не знал даже основ иудаизма. Когда это обнаружилось, он был вынужден признаться, что является кадровым чекистом. Тогда совет общины постановил: дать товарищу надлежащее религиозное образование. Причём авторитет советского агента в общине резко вырос: СССР – братская страна, рассудили поселенцы, какие могут быть от неё секреты?» В Москве создание израильских служб безопасности курировал генерал госбезопасности Павел Райхман. Он же вместе с Судоплатовым и придумывал свежеиспечённым офицерам израильской армии еврейские имена и фамилии, а заодно и новые биографии.

Был Миша – стал Моше

Тем, кому советская разведка придумывала «легенду» и отправляла на Ближний Восток, приходилось обрывать все связи с родственниками в СССР.

В воспоминаниях бывшего заместителя гендиректора Днепродзержинского авторемонтного завода Якова Сибирякова (Шварцбурда) есть история о том, как он спустя многие годы совершенно случайно нашёл своего брата. «После войны, – писал Сибиряков, – на запрос о судьбе брата мы получили извещение «пропал без вести». В конце 80-х годов у моего московского товарища близкие друзья поехали по гостевой визе к родным в Израиль и там случайно разговорились с пожилым человеком, который сказал, что живёт здесь с 1947 года, а вся его семья погибла во время войны. Звали его раньше Михаил Шварцбурд… Мой товарищ «ухватился за фамилию», ведь она довольно редкая. Сообщили мне об этом, достали телефон этого пожилого человека, и я решился ему позвонить. Как только он взял трубку, то я сразу понял, что это мой родной брат Михаил, который в Израиле сменил имя на Моше Бен-Ами». Как позже выяснилось, он прошёл всю войну, а в 1947 году, после ряда проверок, его отправили «на новое место службы», взяв с него подписку о неразглашении. Группу из 200 молодых советских офицеров, опытных фронтовиков еврейской национальности, тайно перебросили по поддельным польским паспортам в Палестину. Сколько всего было таких групп, сказать затруднительно, но, по некоторым оценкам, не менее сотни.

Через 20 лет эти самые молодые советские офицеры стали маститыми вояками. Многие из них к тому времени возглавляли боевые подразделения, принимавшие участие в вооружённых конфликтах с Египтом, в том числе и в знаменитой «шестидневной войне». Возникла казусная ситуация. С одной стороны – египетские военспецы из СССР, с другой – израильские военные, но тоже родом из Союза. Один из руководителей Моссада, Меир Слуцкий (Амит), кстати двоюродный брат известного советского поэта Бориса Слуцкого, вспоминал, как однажды во время боя двое военных – с египетской и израильской стороны – узнали друг друга, осматривая в бинокли вражеские позиции. Казус, по свидетельству Слуцкого, состоял в том, что офицер, сражавшийся за Израиль, был этническим русским, а его коллега, помогавший египтянам, – евреем. Звали их Анатолий Казаков (Натанэль Казан) и Леонид Бельведерский. Вместе они воевали в Великую Отечественную в одном батальоне. По окончании «шестидневной войны» сослуживцы встретились и помянули своих павших товарищей. Таковых, по воспоминанию Меира Слуцкого, с обеих сторон насчитывалось не менее сотни человек.

Источники:

http://isralove.org/load/2-1-0-390

http://yadocent.livejournal.com/905120.html

http://versia.ru/sovetskie-oficery-sozdavali-armiyu-oborony-izrailya

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×