Форсирование маныч 28 й армией в 1943г. Бой под манычской

За Элистой

За Элистой советские войска разделились. 248-я сд и 159-я осбр выдвинулись на юго-запад с целью овладеть Приютным и Дивным, перерезая пути отхода корпуса Фельми. 34-я гв. сд преследовала части 16-й мд, продвигаясь вдоль восточного берега Маныч-Гудило.

Впереди пехоты действовали танкисты из 6-й гвтбр, совершавшие броски протяженностью в десятки километров. В районе Ла-Ла они разогнали остатки одного из мусульманских батальонов, взяв в плен 40 человек, а 2 января вышли к Левому Острову. [1] На следующий день Кричман передал этот район в ведение подоспевших гвардейцев Губаревич, а сам выдвинулся к Николаевке. Здесь, у совхоза Красный Скотовод, 7 января 6-я гвтбр вступила в бой с новым противником – 23-й тд вермахта, располагавшей примерно 20 танками. Потеряв в бою 4 Т-34 и один Т-70, Кричман отступил к Николаевке, а затем еще дальше на восток. У него оставалось всего девять танков (4 Т-34, 3 Т-70, 2 Т-60). В мотострелковом батальоне, приданном танковой бригаде, была выбита половина личного состава. Передохнув и приведя в порядок технику, 11 января Кричман возобновил бой за Красный Скотовод и в тот же день овладел этим пунктом. [2] Бои за этот пункт шли еще несколько дней, причем в них приняли активное участие гвардейцы Губаревича.

34-я гв сд шла без особых осложнений, в районе Уютного перейдя по дамбе через реку. Затем она совершила маневр севернее Сальска и вышла к расположенному в пяти километрах западнее него совхозу Гигант. Взяв с боем совхоз, дивизия создала угрозу окружения немецкого гарнизона, и последний был вынужден оставить Сальск.

На Приютное была выслана разведывательная группа 6-й гвтбр во главе с командиром мотострелкового взвода младшим лейтенантом Аркадием Фуремсом. Ночь на новый год она встретила в этом селе, установив, что 16-я мд отходит за Маныч. К исходу 1 января в Приютном сосредоточилась вся бригада Кричмана. Переправившись на лодках, мотострелковые подразделения бригады заняли острова Левый и Правый, но попытка перейти за реку была отбита сильным огнем.

248-я сд и 159-я осбр, подтянувшись в Приютное, 9 января также вышли к Манычу. Ширина реки в этом месте составляла порядка 50 метров , но возникли проблемы с ее переходом. Командование заранее не озаботилось средствами переправы, хотя из Астрахани можно было без проблем заранее перебросить необходимые плавсредства. Торопясь выполнить приказ, 13 января командование распорядилось переходить Маныч по льду. Лед был тонкий и временами проваливался. Вода доходила до плеч. Часть бойцов раздевалась на шестиградусном морозе и перешла реку вброд. Проблем добавил прилипающий к ногам ил. Причем переправиться сумела только пехота. Артиллерия осталась на левом берегу. «Перед форсированием наши солдаты сняли валенки и брюки, и сложили их в плащ-палатки — вспоминал боец дивизии В.Любимов. – Обнаженные до пояса, спускались они в ледяную воду. Держа над головой оружие и одежду, люди своим телом крошили тонкий лед, вязли в илистом дне. Вода застывала на гимнастерках стеклянной коркой”. [3]

Результат оказался катастрофическим. Немецкий гарнизон в Дивном, а это был 60-й мп с 20 танками, поддержанный 146-м ап и отрядами Долла, выдвинув бронетехнику, неожиданно атаковал советские части. Не имея поддержки артиллерии, оставшейся на другом берегу, наши войска были вынуждены отойти, еще раз перейдя вброд через Маныч. Потери составили 107 человек убитыми и 187 раненными. [4]

Вот как описывает эти события упомянутый нами связной 899-го сп А.Стабредов:

«В начале января 1943 года началось наступление по освобождению населенного пункта и железнодорожной станции Дивное Ставропольского края. Село Дивное расположено за водной преградой Маныч. После форсирования Маныча наш батальон вышел на небольшую высотку, но окопаться не успел. Немцы, при поддержке танков, перешли в контратаку, и нам пришлось отойти обратно за Маныч. В этом бою мне вместе с другими солдатами пришлось выносить на плащ-палатке раненного командира пулеметной роты. Как только мы вышли из Маныча, нас обстреляли из немецкого танка, и я был тяжело ранен в ногу. Сержант Киселев и еще один солдат, фамилию которого, к сожалению, я не помню, помогли мне выйти с поля боя. Было это 13 января 1943 года”. После этого боя А.Стабредов попал в госпиталь, из которого затем был комиссован.

13 января части 248-й сд и 159-й осбр вторично форсировали Маныч. Дивное удалось взять только 17 января. Всего в боях за Дивное только дивизия потеряла 355 человек убитыми, 700 раненными. Потери противника были оценены командованием в 300 человек, 7 танков, 2 САУ, 2 БТР и 3 орудия. [5]

Восточнее на фронт шагали 52-я, 98-я осбр и иные части резерва. Они шли в условиях безводья – отступающие немцы последовательно взорвали все колодцы. Проблем доставляли минные поля. Так, 2 января у зимовья колхоза им. Ширяева на мине подорвалась автомашина 52-й осбр, а 4 января у песков Бузги – еще одна. Два бойца бригады погибли, двое получили ранения. Еще трое умерли по причине болезней. 15 января 52-я осбр вышла к Манычу у колхоза Красный Октябрь. [6]

16-я мд понесла в ходе боев на астраханском направлении существенные потери. Точных данных, к сожалению, пока найти не удалось, но известно, что оказался практически выбит 116-й тбат, было потеряно до половины состава моторизованных частей. 450-й туркестанский батальон потерял убитыми, раненными и пленными 188 человек из 961 человека личного состава, то есть 20% своей численности. Принимавшие менее активное участие в боях 782-й и 811-й туркестанские батальоны потеряли, соответственно, 12% и 9% личного состава. [7]

Читать еще:  Как выдать дочь с ребенком замуж. Как выдать дочь замуж молитва

[1] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 21, л .д. 241

[2] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 21, л .д. 241

Бой под Манычской

В январе 4‑я танковая армия была выбита со своих позиций на реке Сал и отброшена на реку Маныч юго‑восточнее Ростова. Русские части под командованием генерала Еременко продвинулись вниз по реке до впадения Маныча в Дон (примерно в 30 км к востоку от Ростова). Кроме того, русские форсировали Маныч около Манычской и овладели этой станицей, расположенной на западном берегу реки. После этого они совершили смелый бросок в направлении Ростова и отрезали 1‑й танковой армии пути отхода.

Было совершенно необходимо восстановить положение, и 22 января Ман‑штейн переправил 11 – ю танковую дивизию на южный берег Дона для поддержки контрудара 4‑й танковой армии. Вот как, по словам генерала Балька, протекали боевые действия.

23 января 11‑я танковая дивизия во взаимодействии с 16‑й пехотной дивизией нанесла удар по наступавшим русским частям и отбросила их назад на плацдарм у Манычской. 24 января немцы атаковали станицу, но были отбиты. Важно было захватить станицу с ее большим мостом через реку Маныч, так как наличие этого моста в руках русских давало им возможность в любое время возобновить наступление на Ростов. 25 января 11‑я танковая дивизия получила приказ ликвидировать плацдарм русских любой ценой: командование хотело как можно скорее перебросить эту дивизию на правый фланг 4‑й танковой армии, где вновь создалось опасное положение.

Противник сильно укрепил станицу; многочисленные неподвижные танковые точки, расположенные между домами, было трудно не только подавить, но и обнаружить. Поэтому первая атака захлебнулась под огнем танков – правда, наши войска отделались довольно легко благодаря тому, что сумели вовремя отойти.

Для успеха второй атаки было важно заставить танки, укрытые главным образом в южной части станицы, выйти из своих убежищ. Чтобы добиться этого, вся наша артиллерия сосредоточила огонь на северо‑восточной окраине станицы, и под прикрытием дымовой завесы здесь была предпринята ложная атака с использованием бронеавтомобилей и бронетранспортеров. Затем огонь дивизионной артиллерии был неожиданно перенесен на южную окраину и сосредоточен на участке предполагаемого прорыва: темп стрельбы был доведен до максимального. Только одна батарея продолжала поддерживать дымовыми снарядами ложную атаку.

Схема 37. Бои под Манычской 25 января 1943 г.

Артиллерийский обстрел еще продолжался, когда танки 15‑го танкового полка атаковали станицу с юга и захватили оборонительные сооружения. Русские танки, перемещавшиеся в северную часть станицы, были атакованы с тыла и после ожесточенного боя уничтожены нашими танками. Пехота русских бежала за реку, даже не успев разрушить мост. В станице еще шел танковый бой, а 61‑й мотоциклетный батальон уже преследовал русских на правом берегу Маныча.

Сперва штаб дивизии руководил боем с высоты южнее Манычской, но позднее выдвинулся вперед в боевые порядки первого эшелона. Немцы понесли незначительные потери: один человек был убит, четырнадцать ранено; русские потеряли двадцать танков и 500–600 человек убитыми и ранеными. Этот бой совершенно ясно показал, что можно с минимальными потерями добиться успеха, если существует хорошее взаимодействие между атакующими частями и они умело используют обстановку. В данном случае генерал Бальк решил осуществить прорыв именно в том самом месте, где была безуспешно предпринята предшествующая атака. Таким образом его ложная атака ввела русских в заблуждение.

Оценивая действия русских, следует сказать, что для них было бы лучше не создавать неподвижные танковые точки на переднем крае, а сосредоточить танки в резерве для проведения контратак.

Эта хорошо подготовленная атака 11‑й танковой дивизии имела решающее значение для ликвидации наступления русских на Ростов с юга.

Река крови Маныч

Безвестным советским бойцам, лежащим в Маныческой земле

К сожалению, история не похожа на бравые художественные романы и фильмы о войне. Рассказывать современному поколению, только о победах, умалчивая о потерях, было бы неправильно. Такой, полной драматизма, страницей нашего прошлого, является рассказ о событиях января 1943 года, Ростовская область оказалась в мясорубке сражения за станицу Маныческая. Группировка немецкого фельдмаршала Паулюса успешно окружена Красной Армией под Сталинградом. Она вот-вот должна была капитулировать. С ноября 1942 года фронт у Ростова (группа армии «Дон») возглавлял всем известный Эрик фон Манштейн. Тем временем IV- танковая армия немцев выбита со своих позиций на реке Сал и отброшена на реку Маныч.
7 января Маныч замерз, по его льду можно было переправляться. Из-за угрозы окружения 16-я пехотная (моторизованная) дивизия гитлеровцев 11 января оставила рубеж Багаевская, Ново-Сладковский.
Советские части под командованием генерала Еременко продвинулись вниз по реке до впадения Маныча в Дон. Возникла реальная возможность Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) заключить в «котел» огромную группировку немцев, отступающих с Кавказа. По расчетам военных аналитиков, случись это грандиозное окружение фашистов в тот момент, война закончилась бы уже в 1943 году полным разгромом гитлеровцев!

17 января 2 гвардейский механизированный корпус советских войск расположился в пределах х. Белянина, ст. Маныческой, х. Федулова. 19 января механизированная группа знаменитого генерала Ротмистрова перешла в наступление, которое поначалу развивалось успешно. Бригады гвардейского танкового корпуса переправились через реку Маныч в районе впадения ее в Дон, освободили станицу Манычская. Красная Армия захватила важный плацдарм, а передовой отряд под командованием полковника Александра Васильевича Егорова в составе восьми танков Т-34, трех танков Т-70, пяти бронемашин, девяти бронетранспортеров и 200 автоматчиков к рассвету 20 января прорвался на подступы к Батайску (сейчас город – спутник Ростова-на-Дону), перерезав железную дорогу южнее города. I-й танковая армия противника лишилась путей отхода. Фашистское командование спешно пыталось восстановить утраченное положение.
За Егоровым должны были последовать главные силы механизированной группы. Но накануне, 19 января 43-ого 166-й стрелковый полк 98 дивизии Красной Армии под командованием майора Петра Григорьевича Пищенко , усиленный учебным батальоном дивизии, оказался в окружении под хутором Самодуровка (Первомайский). Полк был практически уничтожен, его небольшие разрозненные группы смогли отойти в Маныческую. Тем временем Батайск «оказался сильно укрепленным» в противотанковом и прочих отношениях, немцы, контратаковав «крупными силами», вынудили отряд Егорова, занять круговую оборону в районе совхоза имени Ленина и поселка имени ОГПУ.
20 января под танковый удар попадает обескровленный 308-стрелковый полк, который откатывается к маныческому плацдарму. От окончательного уничтожения пехоту спасает старший лейтенант И.Л. Дроздов, который подчинив два взвода противотанковых ружей (по штату до 18 единиц), отбил танковую атаку.
21 января противник атаковал остатки передового отряда полковника Егорова на центральной усадьбе совхоза имени Ленина. Две атаки врага отбили, но горючего и боеприпасов осталось в обрез. Вечером враг ворвался в совхоз. Контратакой резервного взвода лейтенанта В. Ф. Рекало немцы были отброшены, оставив до сорока трупов. Капитан Н. Н. Перлик своей «тридцатьчетвёркой» уничтожил шестиствольный миномёт, но получил тяжёлое ранение. Его механик-водитель, сержант А. А. Чистяков, сам раненый, доставил командира к своим. Старшина М. М. Голиков со своей разведгруппой, используя обе уцелевшие бронемашины, вёл разведку, нападал на блокирующие посты и нарушал связь противника. Опасаясь полного разгрома передового отряда, генерал Ротмистров приказал Егорову отвести остатки его сил на правый берег Маныча. Прекращение атаки возмутило Ставку в Москве. По итогам этого отхода позднее было проведено расследование. Генералу Ротмистрову грозило суровое наказание за то, что он «пожалел» советских танкистов. Под прикрытием 3-й танковой и 2-й мотострелковой бригад к утру 23 января семь оставшихся танков и полсотни автоматчиков из отряда Егорова соединились с главными силами 3-го гвардейского танкового корпуса. Немецкое командование называет это событие «полным разгромом отряда Егорова». Пять Т-34 и два Т-70 остались гореть, три Т-34 и один Т-70 ушли в Манычскую . С юга подходили роты немцев 16-й пехотной (моторизованной) дивизии. В их задачу входило занять маныческий плацдарм, лишить возможности генерала Ротмистрова атаковать мосты между Батайском и Ростовом. Немец, обер — лейтенант Гюнтер Клаппих со своим 3-м батальоном 60-го танкового полка в сильную метель прошел по мосту ниже х. Тузлуки, подошел к Самодуровке и внезапной атакой захватил населенный пункт. Был пленен начальник штаба 2 советской мотострелковой бригады. Его допрос и захваченные документы показали, что отсюда предполагалось захлопнуть выход для немецких войск с Кавказа. Танки Ротмистрова попытались вернуть хутор Самодуровка. Клаппих и его часть, находясь в меньшинстве, не позволили этому случиться. Более того, танки обер-лейтенанта с опасной близости угрожали главному плацдарму у Манычской. Из-за этого советские войска были вынуждены накапливать на нем силы. Требовалось время, и оно сыграло против Ротмистрова. Генерал – фельдмаршал Манштейн не упустил, подаренный Клаппихом, момент .
16 механизированная дивизия гитлеровцев приковала к себе основные части советских войск. Уже 22 января 11 танковая дивизия генерал-лейтенанта Балька переправилась через Дон (на южный берег) у Ростова. Дивизия прибыла из под станицы Тацинской. Она являлась одной из самых боеспособных танковых формирований немцев на фронте (Panzer-Division). Танки вливаются в состав 4 армии и начинают бои, призванные спасти огромную группировку гитлеровцев, теснимых с Кавказа, спасти сам исход войны. Вдоль южного берега Маныча дивизия поднялась к устью и соединилась с частями 16 механизированной дивизии графа Шверина со 116 танковой бригадой (около 80 единиц) и ротой «тигров» (14 единиц) .
23 января 11 танковая дивизия и 16 механизированная дивизия мощным ударом отбросили советские войска на окраину Манычской, но там они были остановлены. 24-го и 25-го января продолжали кровавую драму. 54-й гвардейский истребительно-противотанковый дивизион старшего лейтенанта И. П. Наконечного из 2-го механизированного корпуса совершили подвиг. Героем обороны станицы стал замполит дивизиона майор Н. К. Русаков. В первый день боя вторая батарея под командованием старшего лейтенанта Н. М. Остапенко отбила две массированных танковых атаки и подбила десять танков. Два из них уничтожил сам комбат. 25 января 11-я танковая дивизия приступила к ликвидации плацдарма Красной армии любой ценой: немецкое командование хотело как можно скорее перебросить эту дивизию на правый фланг IV-й танковой армии, где гитлеровцев вновь теснили части РККА. Советские части хорошо укрепили станицу Маныческую; многочисленные неподвижные танковые точки, расположенные между домами, было трудно не только подавить, но и обнаружить. Поэтому первая атака гитлеровцев захлебнулась под огнем советских танков, но фашисты с минимальными потерями сумели, вовремя отойти. Гитлеровцы решаются на уловку: они планируют «выманить» советские танки из укрытий и подавить их. Чтобы добиться этого, вся немецкая артиллерия сосредоточила огонь на северо-восточной окраине станицы, и под прикрытием дымовой завесы, гитлеровцы предприняли ложную атаку с использованием бронеавтомобилей и бронетранспортеров. Огонь дивизионной артиллерии немцев был неожиданно перенесен на южную окраину Маныческой и сосредоточен на участке предполагаемого прорыва: темп стрельбы был доведен до максимального. Только одна батарея продолжала поддерживать дымовыми снарядами ложную атаку. Артиллерийский обстрел еще продолжался, когда фашистские танки 15-го танкового полка атаковали станицу с юго-запада и юго-востока двумя группами, по двадцать и тридцать танков, с батальоном мотопехоты каждая. Уничтожив пять танков, погибла третья батарея красноармейцев, боем которой руководил командир дивизиона. Командование 2-го гвардейской армии посмертно наградило Наконечного орденом Красного Знамени. Советские танки в тот момент перемещались на север станицы, ошибочно предполагая, что встретят противника в лоб. Они были атакованы с тыла и после ожесточенного боя уничтожены. На восточной окраине Маныческой к исходу 25 января был блокирован пункт управления первой батареи 54-го гвардейского противотанкового дивизиона во главе с лейтенантом Г. Н. Гайфулиным. Подчинив себе взвод противотанковых ружей, отважный лейтенант в течение всей ночи вёл неравный бой с танками и автоматчиками противника. Утром 26-го января, оставшись один и без патронов, Гайфулин подорвал противотанковой гранатой себя и бросившихся к нему десяток вражеских солдат. Потеряв десять танков и подавив батареи 54-го дивизиона и 435-го противотанкового полка, немцы захватили Манычскую.
Наш столь важный стратегически плацдарм пал. Пехота откатилась за реку, не успев разрушить мост. В станице еще шел танковый бой, а 61-й мотоциклетный батальон немцев уже преследовал отступающие силы советских подразделений на правом берегу Маныча. По разным данным, в степи под Голыми Буграми осталось около 600 павших советских бойцов, а в станице гитлеровцы сожгли около 20 наших танков. Потери корпуса Ротмистрова были обескураживающие, возможность танкового удара на тот момент по Ростову была утрачена. Под впечатлением от больших потерь, раздавленный неудачным наступлением, пытавшийся лично поднимать солдат в атаку и получивший ранение в голень ноги, 27 января застрелился член Военного Совета армии и личный друг Малиновского, гвардии генерал-майор Илларион Иванович Ларин. Причинами самоубийства интересовался сам Сталин.
Таким образом, отвлекающим наступлением генерал Георг Отто Герман Бальк заставил советское командование попасться на удочку. Силами до 80-100 танков и до трех полков пехоты при поддержке до 50 самолетов уничтожил столь необходимый Красной Армии, плацдарм . Просчетом советского командования в те дни, военные считают создание неподвижных танковых точек на переднем крае. Правильнее было бы их сосредоточить в резерве для проведения контратак. К сожалению, танковое сражение января 1943 года в Маныческой не позволило советским частям развить наступление на Ростов. Красная Армия не сумела окружить кавказскую группировку фашистов.
26-го января, к 15.00, остатки 3-го гвардейского Котельниковского танкового корпуса сосредоточились на правом берегу Маныча. 3-я танковая и 2-я мотострелковая гвардейские бригады этого корпуса заняли оборону по берегу реки, имея четыре КВ, один Т-34 и один Т-70, две противотанковые пушки. 2-й гвардейский механизированный корпус перешёл к обороне напротив станицы (во всех трёх бригадах было восемь танков — четыре Т-34 и четыре Т-70).
Немецкие пленные, взятые 1 февраля в районе Манычская, показали, что танковая дивизия Балька ушла под Ростов, сторожить мосты . Свою задачу танковый кулак выполнил. 156 механизированный полк 16 механизированная дивизия немцев остались оборонять Маныческую, 60 механизированный полк Самодуровку. .
Командующий 2-й гвардейской армией генерал Малиновский был вынужден произвести перегруппировку, сменить обескровленные части танкового и механизированных корпусов и 98-ю стрелковую дивизию гвардейской пехотой 1-го и 13-го стрелковых корпусов.

Читать еще:  Как расшифровывать линию любви и брака. Как выглядит линия детей на руке

Наши части завязли в районе и ценой огромных потерь отбили Маныческую уже в феврале 1943 года.
Как свидетельствуют старожилы хутора Тузлуков, «много погибших солдат осталось лежать в камышах реки Маныч. Весной, когда река проснулась, течение понесло тела погибших. Куда? Никто не знает. Сколько? Никто не считал. ».
29 и 30 января войска 2-й гвардейской армии неоднократно пытались форсировать реку, но безуспешно. 30 января немецкая авиация разбомбила штаб армии в хуторе Нижне-Солёный. Погибло несколько офицеров штаба, сгорело много оперативных и учётных документов. Поэтому указанные в итоговой сводке штаба армии суммарная цифра потерь личного состава за 20-30 января 1943 года — 17802 человека — неполная. На 30 января все танковые и механизированные соединения и части были обескровлены и небоеспособны. 31 января 33-я гвардейская дивизия генерала А. И. Утвенко вела бои за Манычскую, которую враг превратил в мощный узел сопротивления. Здесь оборонялся 156-й мотопехотный полк 16-й мотодивизии, усиленный двумя батареями гаубиц и двадцатью танками.
Неудачей закончился и штурм Самодуровки 88-м гвардейским полком. В первый день февраля продолжались затяжные бои.
Батальон 88-го полка зацепился за её восточную окраину. Немцы двинули на него из Самодуровки восемь танков, и пять грузовиков с пехотой, но наскочили на минное поле и остановились. Генерал Утвенко атаковал Манычскую с трёх сторон. После двухсуточного боя, к исходу 2 февраля, гвардейцы полностью очистили станицу. В этот же день 88-й гвардейский полк освободил Самодуровку.
6 февраля 1943 немцы выскользнули из ловушки, переправились в Ростове через мосты, взорвав их. А в окрестностях Маныческой появились братские могилы, хранившие в некоторых свыше 1000 бойцов. Приказ Сталина взять Ростов и окружить гитлеровцев в январе 1943 не был исполнен, но был оплачен чудовищной ценой до 20000 советских бойцов. П.А. Ротмистров попал в опалу, лишился временно командования, (22 февраля командование вернули и наградили). А.И. Еременко 2 февраля был снят с командования и вызван в Москву. Гитлеровский генерал Бальк в марте 1943 г. награждён Мечами (№ 25) к Рыцарскому кресту с Дубовыми Листьями. Обер — лейтенант Гюнтер Клаппих погиб 22.01.43 в Самодуровке, награжден (видимо, посмертно) Рыцарским Крестом Железного креста с Дубовыми листьями, вошел в мемуары гитлеровских военных, как офицер, спасший в 1943 году рейх.
Важно знать о цене победы и напоминать об этом регулярно, иначе можно влиться в ряды мамлюков, людей, не помнящих подвиг своих предков.

Читать еще:  Имена родителей богородицы марии. Непорочная Дева Мария: житие

Источники:

http://www.wddb.ru/articles/armiya/voennye-deystviya/za_ehlistoj.html

http://www.zelezki.ru/history/fashist-general-memory/manshtain/2407-boi_pod_manychskoi.html

http://www.proza.ru/2018/07/27/1594

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector