Как советский союз захватил польшу. Польский поход красной армии (ркка)

«Освободительный поход» РККА: польские силы

Когда 17 сентября 1939 года Красная армия пересекла советско-польскую границу, основная часть вооружённых сил Второй Речи Посполитой сражалась против вермахта на западе. Тем не менее, безвозвратные потери РККА (погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести) за 2 недели боёв «освободительного похода» составили, по советским данным, почти полторы тысячи человек. С кем же столкнулись советские солдаты на западе современных Беларуси и Украины?

Разница в точке зрения

17 сентября 1939 года Рабоче-Крестьянская Красная армия силами Белорусского и Украинского фронтов, развёрнутых накануне на базе приграничных Белорусского особого и Киевского особого военных округов, вторглась на территорию Польши. В советской историографии эту операцию принято называть «Освободительным походом Рабоче-Крестьянской Красной Армии», и она принципиально обособляется от немецкого вторжения в Польшу, начавшегося 1 сентября.

При этом как в польской, так и в западной исторической литературе германское и советское вторжения часто считают частями единого целого. Общим названием для событий осени 1939 года в Польше является термин «Сентябрьская кампания» (наравне с ним могут использоваться «Польская кампания 1939 года», «Оборонительная война 1939 года», «Польская война 1939 года»). В англоязычной литературе нередко используется объединяющий немецкую и советскую операции термин «Вторжение в Польшу» (Invasion of Poland). Как это часто бывает, воззрения и взгляды очень сильно влияют на оценку произошедшего в прошлом и даже на его название.

С польской точки зрения между нападениями Германии и СССР действительно не было принципиальной разницы. И та и другая страна напали без официального объявления войны. У обоих государств нашлись и подходящие поводы для вторжения. Немцы обосновали свою агрессию неуступчивостью Польши в вопросе Данцигского коридора, ущемлением прав немецкого меньшинства и, в конце концов, организовали Гляйвицкую провокацию, позволившую Гитлеру заявить о польском нападении на Германию.

СССР, в свою очередь, оправдывал вторжение распадом польского правительства и государства, которые «не подают признаков жизни», заботой об «угнетавшихся» в Польше «единокровных украинцах и белорусах, брошенных на произвол судьбы» и даже о самом польском народе, который «был ввергнут» своими «неразумными руководителями» в «злополучную войну» (как указано в ноте, вручённой послу Польши в Москве утром 17 сентября 1939 года).

При этом следует помнить, что «не подающее признаков жизни» польское государство, правительство которого на тот момент ещё не находилось в эмиграции, продолжало сопротивление на своей земле. Польский президент, в частности, покинул страну только в ночь с 17 на 18 сентября, уже после того, как Красная армия пересекла границу. Впрочем, даже после полной оккупации Польша не прекратила сопротивления. Её правительство не капитулировало, а сухопутные подразделения, авиация и флот сражались на фронтах Второй мировой войны вплоть до самого её окончания в Европе.

Здесь следует сделать очень важную оговорку. Несомненно, ответственность за развязывание Второй мировой войны лежит на военно-политическом руководстве Германии. Советско-германский договор о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года, являлся одним из многочисленных аналогичных договоров, подписанных в межвоенный период между европейскими государствами. И даже пресловутый дополнительный протокол к нему о разграничении сфер интересов не был чем-то уникальным.

Раздел мира на сферы влияния между великими державами к первой половине XX века был устоявшейся практикой в международных отношениях, уходящей корнями ещё в XV век, когда Испания и Португалия, заключив Тордесильясский договор, разделили всю планету по «папскому меридиану». Более того, иногда сферы влияния устанавливались безо всяких договоров, в одностороннем порядке. Так, например, поступили США со своей «доктриной Монро», согласно которой их сферой интересов определялись оба американских континента.

Ни советско-германский договор, ни секретный протокол не содержали обязательств со стороны заключавших его государств по развязыванию агрессивной войны или участию в ней. Пакт Молотова-Риббентропа лишь в какой-то степени развязал руки Германии, обезопасив её с одного из флангов. Но договоры о ненападении для того и заключаются. За то, каким образом Германия использовала появившиеся в результате возможности, Советский Союз никакой ответственности нести не может.

Воспользуемся уместной аналогией. В 1938 году при аннексии чехословацких Судет у Германии действовал договор о ненападении с Польшей. Более того, Польша и сама приняла участие в разделе Чехословакии, введя войска в Тешинскую Силезию. Такие действия, разумеется, не красят польское правительство. Но всё это ни в коей мере не опровергает того исторического факта, что именно Германия была инициатором раздела Чехословакии и что именно она несёт за него ответственность.

Но вернёмся к сентябрьским событиям 1939 года.

В знаменитом выступлении народного комиссара иностранных дел Вячеслава Михайловича Молотова 22 июня 1941 года есть такие слова о нападении Германии на СССР:

«Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключён договор о ненападении…»

К сожалению, подобное вероломство в истории цивилизованных народов было далеко не беспримерным. Договора между государствами нарушались с завидной регулярностью. Например, в XIX веке в Парижском и Берлинском трактатах европейские государства гарантировали территориальную целостность Османской империи. Но это не помешало впоследствии Франции захватить Тунис, Италии — Ливию и архипелаг Додеканес, а Австро-Венгрии — Боснию и Герцеговину.

В юридическом плане существенной разницей между нападением Германии и «освободительным походом» Советского Союза было следующее. На начало 1939 года Польша имела подписанные договора о ненападении и с СССР, и с Германией. Но 28 апреля 1939 года Гитлер разорвал договор с Польшей, используя этот демарш как рычаг для давления. Советско-польский договор о ненападении в мае 1934 года был продлён аж до 1945 года. И на сентябрь 1939 года он оставался в силе.

За рамки этой статьи выходит оценка целесообразности, правомерности и, тем более, моральной составляющей советского вторжения. Заметим лишь, что, как отметил в своём коммюнике от 17 сентября посол Польши в Великобритании Эдвард Рачинский,

«Советский Союз и Польша согласились на определение агрессии, согласно которому актом агрессии считается любое вторжение на территорию одной из сторон вооружённых воинских частей другой стороны. Было достигнуто также соглашение относительно того, что никакие [выделено автором] соображения политического, военного, экономического и иного характера ни в коем случае не могут служить предлогом или оправданием акта агрессии».

План обороны на востоке

Если состав сил РККА, принимавших участие в Польском походе, достаточно хорошо описан в отечественной литературе, с противостоящими им в Восточных Кресах польскими частями ситуация туманнее. Ниже будет рассмотрен состав польских частей, в сентябре 1939 года размещавшихся на восточной границе, а также (в следующих статях) описан характер боевых действий этих формирований при вступлении в соприкосновение с соединениями Красной армии.

Основная часть польских вооружённых сил к сентябрю 1939 года была развёрнута против Германии и её сателлита – Словакии. Отметим, что такая ситуация для польской армии 1930-х годов не была характерной – основную часть времени с момента обретения независимости Вторая Речь Посполитая готовилась к войне против СССР.

Вплоть до начала 1939 года Советский Союз расценивался поляками как наиболее вероятный источник военной опасности. На востоке проводилась большая часть военных учений и возводились долговременные укрепления, многие из которых неплохо сохранились до сих пор. Привычные ДОТы в болотистых низменностях Полесья дополнялись системой гидротехнических сооружений (дамб и плотин), позволявших быстро затопить значительные по площади территории и создать препятствия для наступающего противника. Впрочем, как и расположенные «напротив» укрепрайоны значительно более известной «линии Сталина» в 1941 году, польские укрепления на восточной границе в 1939 году встретили противника с предельно ослабленными гарнизонами и не смогли оказать на ход боевых действий существенного влияния.

Читать еще:  Во вьетнаме скончался генерал, победивший сша. Приготовления к войне

Протяжённость границы Польши с СССР составляла 1412 километров (для сравнения – граница Польши с Германией имела длину 1912 километров). В случае войны с СССР поляки планировали развернуть на востоке страны пять армий в первой линии обороны («Вильно», «Барановичи», «Полесье», «Волынь» и «Подолье», всего 18 пехотных дивизий, 8 кавалерийских бригад). Ещё две армии («Лида» и «Львов», всего 5 пехотных дивизий и 1 кавалерийская бригада) должны были находиться во второй линии. Стратегический резерв должен был состоять из 6 пехотных дивизий, 2 кавалерийских и 1 бронетанковой бригады, сосредоточенных в районе Бреста-над-Бугом. Развёртывание в соответствии с этими планами требовало привлечения практически всей польской армии – 29 из 30 имевшихся к марту 1939 года дивизий, 11 из 13 (двух не хватало!) кавалерийских бригад и единственной бронетанковой бригады.

Только с начала 1939 года, когда Германия начала демонстрировать решимость довести вопрос Данцигского коридора до конца любыми способами, поляки в дополнение к плану обороны «Восток» начали разрабатывать план обороны «Запад». Они спешно перебрасывали соединения на западную границу, а в августе провели мобилизацию. В итоге к началу Второй мировой войны в Восточных Кресах самой значимой вооружённой структурой оказался Корпус охраны границы (KOP, Korpus Ochrony Pogranicza).

Всё, что осталось

Территориальными подразделениями Корпуса, примерным польским аналогом более привычных для нас пограничных отрядов, были полки и бригады. Всего на восточной границе после мобилизации 30 августа таких частей было восемь (перечисляются с севера на юг):

  • полк «Глубокое»,
  • полк «Вилейка»,
  • полк «Снов» (на приведённой ниже карте обозначен как «Барановичи»),
  • бригада «Полесье»,
  • полк «Сарны»,
  • полк «Ровно»,
  • полк «Подолье»
  • полк «Чортков».

Ещё один полк Корпуса, «Вильно», был развернут на польско-литовской границе. Учитывая географическое положение «вытянутого» узкой полосой на север относительно основной территории тогдашней Польши Виленского воеводства, он тоже находился в непосредственной близости от границы с Советским Союзом.

Полки и бригады KOP были переменного состава. Кроме того, с марта 1939 года отдельные подразделения Корпуса перебрасывались с восточной границы на запад. В результате к концу августа 1939 года полк «Вильно» состоял из четырёх пехотных батальонов, полк «Глубокое» и бригада «Полесье» — из трёх, полк «Снов» — из двух. Полк «Вилейка» и полк «Подолье» включали по три пехотных батальона и кавалерийскому эскадрону, полк «Сарны» — два пехотных, два специальных батальона и кавалерийский эскадрон. Наконец, полк «Чортков» имел в составе три пехотных батальона и инженерную роту.

Общая численность штаба (с началом войны переведённого из Варшавы в Пинск), восьми полков и бригады KOP на 1 сентября 1939 года составляла около 20 тысяч человек. Кадровых военнослужащих среди них было немного, поскольку таких в первую очередь «изымали» для комплектования новых дивизий. В основном пограничные части были укомплектованы резервистами, многие из которых относились к этническим меньшинствам Второй Речи Посполитой, главным образом – украинцам, белорусам, евреям и немцам.

Личный состав подразделений польских пограничников, находившихся на границе с Германией и Словакией, полностью пошёл на укомплектование вновь формировавшихся четырёх пехотных дивизий (33-й, 35-й, 36-й и 38-й) и трёх горных бригад (1-й, 2-й и 3-й).

Кроме Корпуса охраны границы, в боевые действия против советских частей в первые дни советского вторжения были вовлечены части, прибывшие на восток для переформирования после тяжёлых боёв с немцами, а также вновь формируемые территориальные дивизии. Их общая численность в Восточных Кресах на 17 сентября оценивается в 10 пехотных дивизий неполного состава. Впоследствии, с продвижением на запад, количество польских войск, с которыми пришлось столкнуться РККА, увеличивалось: на пути оказывались всё новые и новые польские части, отступавшие перед гитлеровцами.

Согласно данным, опубликованным Григорием Фёдоровичем Кривошеевым в статистическом исследовании «Россия и СССР в войнах XX века: потери вооружённых сил», безвозвратные потери Белорусского и Украинского фронтов во время «освободительного похода» составили 1475 человек. Эта цифра включает 973 убитых, 102 умерших от ран, 76 погибших в результате катастроф и происшествий, 22 умерших от болезней и 302 пропавших без вести. Санитарные потери РККА, согласно тому же источнику, составили 2002 человека. Польские историки считают эти цифры сильно заниженными, приводя цифры в 2,5–6,5 тысяч погибших и в 4–10 тысяч раненых. Например, профессор Чеслав Гжеляк в своих публикация оценивает советские потери в 2,5–3 тысячи убитых и 8–10 тысяч раненых.

Небольшие, дезорганизованные и ослабленные польские подразделения, разумеется, не могли оказать серьёзного сопротивления многочисленным, свежим и хорошо оснащённым частям РККА. Тем не менее, как видно из приведённых выше цифр потерь, «освободительный поход» отнюдь не был лёгкой прогулкой.

О боевых столкновениях частей Корпуса охраны границы и Войска Польского с РККА в сентябре 1939 года будет рассказано в следующей статье.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

В сентябре исполнилось 80 лет знаменитому «Освободительному походу РККА» (другое название «Польский поход») в ходе которого была освобождена территория Западной Украины и Белоруссии, отторгнутых Польшей у Советской России в результате войн 1919-1921 годов.

Расплата пришла в 1939.

Сегодня, по прошествии стольких лет, польские пропагандисты, выпущенные колумбийским университетом с ускоренных шестимесячных курсов по извращению советской истории, во всю стараются выставить это великое освобождение в виде оккупации, развивая на эту тему собственные умозаключения. Точнее, просто заключения, до ума здесь далеко… Они «занимательно» повествуют о сговоре Сталина и Гитлера, целью которого было якобы уничтожение Польши. Красную Армию называют главным союзником нацистской Германии и сетуют, что современная Россия «ведет себя так, как будто ничего об этом не знает». При этом в качестве «доказательств» приводятся какие-то фотографии, которые не имеют отношения к тем далеким историческим событиям, свидетельства «очевидцев», которые не видели происходящего, но якобы видели только последствия… Простая уголовщина и мародерство со стороны того же местного населения выдаются за «преступления» советской армии над польским населением.

Эти старания пропагандистов и псевдо-историков с одновременным умалчиванием о некоторых страницах собственной истории Польши вполне объяснимы и, можно сказать, исторически закономерны. Но всех их отчаянные попытки выставить Польшу в роли главной жертвы Второй мировой войны разбиваются о суровую реальность, если немного углубится в ход событий, предшествующих знаменитому освободительному походу РККА.

В 1932 году, несмотря на заключение польско-советского договора о ненападении, «ослабление и разгром России» остаются одной из главных осей польской политики. Об этом, в частности, заявлялось в докладе разведывательного отдела главного штаба Войска Польского: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно… Главная цель — ослабление и разгром России».

В 1934 году состоялось подписание Польшей «Пакта Пилсудского–Гитлера», которое на корню подрубило все попытки советской дипломатии создать европейскую систему коллективной безопасности, направленную на предотвращение угрозы, исходившей от пришедших к власти германских нацистов. По факту в будущей мировой бойне Варшава отводила себе особое «место» — рядом с «великим фюрером», который, воюя с СССР, поможет полякам оккупировать всю Украину.

«Для Польши – писал посланник Польши в Иране Ян Каршо-Седлевский в 1938 году, – лучше до конфликта совершенно определенно встать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения». Как видим, польское правительство имело к январю 1939 году довольно определенные цели. В то время министр иностранных дел Польши Юзеф Бек в беседе с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом откровенно заявил: «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».

Позже Варшава поможет немцам расчленить Чехословакию, «откусив» от нее Тешинскую область. Она же откажется пропускать через свою территорию советские войска, которые были готовы дать отпор нацистской агрессии. А в более широком контексте Польша добровольно возьмет на себя защиту германских интересов в Лиге Наций после демонстративного выхода оттуда нацистской Германии 14 октября 1933 года. Если точнее, с трибуны Лиги польские дипломаты будут вдохновенно оправдывать нарушения Гитлером Версальского и Локарнского договоров, Мюнхенский сговор, оккупацию Австрии, Чехословакии, литовской Клайпеды, нацистские концлагеря. Как видим, выдающиеся заслуги поляков, грезивших разделом Советской России, в деле разжигания Второй мировой войны трудно поставить под сомнение.

Читать еще:  Игры на двоих симпатичный бегун 2. Что нужно делать

Болеслав Берут (1892–1956), резидент советской разведки в Белоруссии в 1942–1944 годах, а впоследствии глава правящей Польской объединенной рабочей партии (ПОРП), писал в те предвоенные дни: «Власти даже после 1 сентября 1939 года надеялись, что вместе с нацистами Польша вторгнется в СССР. Потому делалось все, чтобы не раздражать Гитлера, даже ценой намеренной сдачи нацистам польских позиций в Данциге (вольный город, на который претендовали Польша и Германия) с 40-процентным польским населением на милость Гитлера и польского подполья в Восточной Пруссии в канун войны».

Советский Союз, взвесив эту международную ситуацию, заключил 23 августа 1939 года Пакт о ненападении с Германией. СССР сделал это последним, значительно позже, чем Польша и другие западные державы. Потом события развивались стремительно. 1 сентября 1939 года Германии напала на Польшу, и к 14 сентября гитлеровские войска находились уже на территории Западной Белоруссии и Украины. Ими был взят Брест, окружен Львов. К 21 сентября германские армии могли выйти к государственной границе с СССР.

Возвращаясь к документу под названием «Пактом Молотова – Риббентропа», многие знают о существовании секретного протокола, который разделял сферы интересов Москвы и Берлина в Европе. Западная Украина и Западная Белоруссия попадали в зону интересов СССР. Однако Кремль в первой половине 1939 года не предпринимал никаких активных действий, хотя немецкие дипломаты с первых дней сентября забрасывали Москву депешами, запрашивая Советский Союз о его планах.

3 сентября министр иностранных дел Германии Риббентроп телеграфировал послу в СССР Шуленбургу: «Мы определённо рассчитываем окончательно разгромить польскую армию в течение нескольких недель. Затем мы будем удерживать под военным контролем ту территорию, которая была определена в Москве как сфера германских интересов. Пожалуйста, немедленно обсудите это с Молотовым и выясните, не считает ли Советский Союз желательным, чтобы русские вооружённые силы выступили в соответствующий момент против польских вооружённых сил в районе сферы русских интересов и со своей стороны оккупировали эту территорию».

Шуленбург отправил ответ Молотова 5 сентября 1939 года: «Мы согласны с вами, что в подходящее время нам будет совершенно необходимо начать конкретные действия. Мы считаем, однако, что это время ещё не наступило».

Только в ночь с 6 на 7 сентября Советское военное командование объявило учебные сборы в семи военных округах, а развертывание полевых управлений Белорусского и Киевского особых военных округов в Белорусский и Украинский фронты началось 11 сентября. Директива о вступлении Красной армии на территорию Польши за подписью наркома обороны Ворошилова и начальника Генштаба Шапошникова была отправлена в войска 14 сентября 1939 года.

Из этих фактов видно, что ни о каком совместном нападении СССР и Германии на Польшу речи не шло. Советский Союз не вмешивался в происходящее до тех пор, пока сохранялись хотя бы малейшие шансы на то, что Польша сумеет продолжить борьбу, либо на то, что Франция и Великобритания начнут полномасштабные действия против Германии.

К середине сентября 1939 года стало понятно, что Польша проиграла вчистую, а Великобритания и Франция лишь обозначили участие в конфликте. И здесь уже дальнейшее промедление означало бы выход вермахта к советской границе и установление Германией контроля над Западной Украиной и Западной Белоруссией.

Начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер писал в своем дневнике о том, что в эти дни в Берлине серьезно прорабатывали план создания «независимой Западной Украины», во главе которой должны были встать находившиеся под контролем немецкой разведки украинские национал-шовинисты. Марионеточная «Западная Украина», выдвигающая от своего имени притязания на территории Украинской ССР, становилась бы отличным заделом для развязывания военного конфликта с Советским Союзом.

В три часа утра 17 сентября 1939 года заместитель наркома иностранных дел СССР Потемкин зачитал ноту послу Польши в СССР Гржибовскому: «Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договора, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам. Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью».

Перечитайте эту ноту и попробуйте найти здесь хоть слово, не соответствующее действительности. В тот день, когда Красная армия вступила на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, правительство Польши пересекло польско-румынскую границу. Президент Польши Игнаций Мосицкий в этот день в обращении к народу заявлял о попрании Советским Союзом моральных норм и в то же время сообщал о переносе своей резиденции «на территорию одного из наших союзников». Как видно, польские политики прямо-таки горели желанием сражаться за Родину до последней капли крови.

Что касается действий Красной армии, то вот что об этом писал начальник Генерального штаба Войска Польского Вацлав Стахевич: «Войска дезориентированы поведением большевиков, потому что те в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они пришли на помощь Польше против немцев. Советские солдаты в массе своей не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами и т. д., всюду повторяют, что идут на помощь Польше».

Советские войска вступали в бои только там, где поляки сами навязывали бой. Особенно активными в этом были пограничные части и подразделения польской жандармерии, куда набирали контингент с наиболее жесткими антисоветскими настроениями.

Военная операция была в целом завершена к 29 сентября. В результате под контроль СССР перешла территория площадью 196 тыс. км² (50,4 % территории Польши) с населением около 13 млн человек, практически полностью находящаяся в границах «линии Керзона», рекомендованной в 1918 году Антантой в качестве восточной границы Польши. Территория Виленского края вместе с Вильно была передана Литве согласно «Договору о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой», подписанному 10 октября 1939 года. Территории, относимые СССР к Западной Украине и Западной Белоруссии, в результате организованного при участии советской стороны народного волеизъявления были присоединены к УССР и БССР в ноябре 1939.

Таким образом, перед началом войны между Германией и СССР войска РККА были выдвинуты на позиции, удалённые на 200—300 км от оборудованных для обороны, с низкой пропускной способностью сети транспортных коммуникаций и отсутствием необходимой военной инфраструктуры (аэродромы, топливохранилища, склады), отвечающей условиям современной для того периода войны. То есть, задача максимально отодвинуть на запад линию фронта предстоящей войны была выполнена. Но это не отменяет того факта, что Красную Армию Западная Украина и Беларусь действительно встречали цветами.

Дело в том, что гарантии «лицам русской, украинской и белорусской национальностей свободного развития культуры, языка и выполнение религиозных обрядов», которые обещало польское правительство, согласно Рижскому договору 1921 года, так и остались на бумаге. А на деле территории, заселенные украинцами и белорусами, превратились в заповедник бесправия. Для полонизации инородцев Варшава использовала широкий спектр инструментов: культурная дискриминация, переселенческая политика, борьба с православием. На Западной Украине новоявленные колонизаторы получили жесткий ответ в виде националистического террора. Пожалуй, самый яркий эпизод этой борьбы — убийство в 1934 году министра внутренних дел Польши Перацкого. Поляки, в свою очередь, с противниками режима тоже не церемонились. Добиться ассимиляции белорусов и украинцев Варшава не смогла (или не успела). Зато настроила против себя коренное население Западной Украины и Беларуси, которое в 1939 году с облегчением скинуло с себя польское иго.

Читать еще:  А некрасов русские женщины читать. Русские женщины текст

Поэтому если говорить о реакции населения Западной Украины и Западной Белоруссии, то сохранившиеся свидетельства позволяют однозначно утверждать – их встречали как освободителей. Более того, новости о том, что Красная армия пересекла границу, вызвали волну антипольскимх выступлений, самым крупным из которых стало Скидельское восстание.

В течение двух дней революционный комитет в городе Скиделе вел бои с польскими подразделениями. 19 сентября из Гродно в Скидель на подавление восстания был направлен эскадрон польских улан при поддержке пехоты, который учинил чудовищную расправу. В отчете заместителя прокурора Белорусской ССР Гинцбурга по итогам расследования событий в Скиделе, в частности, говорилось: «Во время подавления восстания карателями были зверски убиты 29 партизан, причем сам факт убийства сопровождался беспримерными издевательствами. В частности, партизанам выкалывали глаза, вскрывали жилы, вырывали языки, ломали конечности, рубили на мелкие части». Остановил карательную акцию подход частей Красной армии. Польские жандармы, участвовавшие в этом преступлении, впоследствии были осуждены и расстреляны. Теперь в современной Польше они проходят как «жертвы сталинского режима».

Важно отметить – ни одно государство, включая Францию и Великобританию, после освободительного похода РККА войны Советскому Союзу не объявляло. До Москвы было доведено, что ничего крамольного в проведенной операции западные державы не видят. Черчилль в своей речи 1 октября 1939 года заявил: «То, что русские армии должны были встать на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует, и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать».

Второй важный момент. Вспомните, чем заканчивалась советская нота от 17 сентября: «Советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью».

Все было исполнено в точности. Независимость Польши была восстановлена советскими войсками спустя пять лет. Более того, по итогам войны территориальные потери Польши на востоке были щедро компенсированы передачей экономических развитых районов Восточной Пруссии на западе.

Польский поход РККА 1939 года

Линия Керзона

После Первой Мировой войны Польша получила независимость. Её восточную границу английские и французские политики рекомендовали провести согласно границам этническим. Предлагаемый вариант получил название «линия Керзона» по фамилии английского министра иностранных дел.

Польша рассчитывала по итогам Гражданской войны захватить всю территорию Украины и Белоруссии, а идеологи коммунизма (в особенности Троцкий) настаивали на необходимости дальнейшего разжигания пламени мировой революции. Итогом стала Советско-польская война, после которой граница Польши пролегала значительно восточнее линии Керзона.

Мир был заключён, но державы Антанты от своих предложений официально отказываться не стали.

Межвоенная Польша

Про польскую политику 30-х годов и причинах подписания пакта Молотова-Риббентропа мы уже рассказывали в отдельной статье , но обозначим тезисно важные моменты:

  1. После прихода к власти Гитлера Польша рассматривала Германию как основного союзника в разделе СССР и даже была одной из участниц раздела Чехословакии.
  2. В 1935 году умер фактический диктатор Польши Юзеф Пилсудский. Его приемники продолжали антироссийскую (не антисоветскую, именно антироссийскую) политику предыдущего лидера, но не обладали достаточной проницательностью для ориентации в стремительно меняющихся событиях.
  3. Пакт Молотова-Риббентропа был заключён 23 августа 1939 года, за неделю до объявления войны. Попытки до этого создать антигитлеровскою коалицию встречали сопротивление со стороны Польши.

Польский поход 1939 года

Боевые действия между Германией и Польшей

Вторая Мировая война началась 1 сентября 1939 года. 3 сентября маршал Рыдз-Смиглы отдаёт приказ войскам отступать в сторону Венгрии и Румынии. Уже тогда правительство Польши, недавно заявлявшее что:

…не немцы, а поляки ворвутся в глубь Германии в первые же дни войны! –

стало готовить почву для бегства за границу. 10 сентября французский военный советник высылает в Париж следующее донесение:

Здесь царит полнейший хаос. Главное польское командование даже о положении своих собственных войск информировано очень неполно или вовсе не информировано. Генеральный штаб распался на две части… Польская армия собственно была разгромлена в первые же дни.

Источники дают разные версии о дате пересечения границы польским правительством. Чаще всего приводятся две даты: 16 и 17 сентября. Принципиальная разница состоит в том, что польский поход Красной армии начался в ночь с 16 на 17 число. В первом случае правительство, бежав за границу, признало утрату суверенитета над территориями ещё до начала советской кампании. Во втором случае на момент вступления РККА в польские земли формально государство ещё существовало.

Впрочем, даже приняв за истину вторую дату, можно с уверенностью сказать, что высшие польские чины на момент выступления советской армии уже ничего не контролировали. Официальное объявление войны СССР получил 18 декабря 1939 г. от сформированного во Франции правительства в изгнании.

Показателен текст ноты, отправленной польскому послу перед началом вторжения РККА:

…В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши остались беззащитными. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

При этом у польской армии были ресурсы для сражения с агрессором. Гарнизон Варшавы с 14 по 28 сентября противостоял Вермахту в полном окружении.

Занятие Красной армией своей сферы влияния

Советское руководство не питало иллюзий на счёт Германии: рано или поздно война должна была начаться. 27 сентября советские дипломаты заявили британским коллегам, что:

…нынешняя демаркационная линия не представляет государственной границы между Германией и СССР. –

а будущее Польши

…зависит от многих факторов и противоположных сил, учесть которые в настоящее время нет пока возможности.

Сталин в этой войне по-прежнему воспринимал западные державы в как союзников, а западные державы в свою очередь сражались на стороне Польши и видели в СССР такую же угрозу, как и в Германии. В этих условиях требовалось действовать крайне осторожно. К тому же советское руководство не оставляло надежду на то, что Германия, Польша, Британия и Франция окажутся втянуты в затяжное позиционное противостояние, которое истощит силы всех участников конфликта.иния Керзона, граница раздела и территориальные изменения Польши после Второй Мировой.

Риббентроп регулярно напоминал Молотову о том, что советам пора бы ввести войска в свою зону влияния, но неизменно получал ответ, что время для «конкретных действий» ещё не настало. Немцы были недовольны, но в договоре ничего не было сказано о совместных боевых действиях, так что претензий к СССР со стороны Рейха быть не могло.

Решающим фактором, положившим конец колебаниям СССР, стали украинские и белорусские националистические настроения в советской зоне влияния (их возникновению, кстати, немало поспособствовала оккупационная политика Польши). Наметившийся вакуум власти мог быть использован радикалами для образования нового государства. А если бы войска Вермахта вошли в советскую зону влияния, шанс на «внезапное» провозглашение независимости возрос бы многократно. Такой козырь Сталин давать Рейху и западным державам не мог.

Польский поход РККА начался 17 сентября и завершился 5 октября. Изначально советское руководство имело виды на часть исконно польских земель, но в итоге демаркация прошла примерно по линии Керзона. Такой расклад с одной стороны устраивал западных партнёров, а с другой – позволил защитить украинское и белорусское население до начала советско-германских боевых действий.

Целью СССР не было уничтожение польского государства как такового. Пакт о ненападении имел целью продлить границу на запад и «вывести из игры» державу, элиты которой краеугольным камнем политики избрали антикоммунизм и русофобию.

После Второй Мировой Польша (уже как страна соц. лагеря) вновь появилась на карте мира, её восточная граница приблизительно совпадала с границей этнической, а территориальные потери были компенсированы за счёт немецких земель.

Источники:

http://warspot.ru/6177-osvoboditelnyy-pohod-rkka-polskie-sily

http://masterok.livejournal.com/5639758.html

http://zen.yandex.ru/media/id/5d94d7a24e057700b11807f3/5dc051ce5d6c4b00acca5431

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×