Верил ли Эйнштейн в Бога? Отношение эйнштейна к религии.

Что Эйнштейн думал о Вселенной, Боге, науке и религии

Альберт Эйнштейн — один из величайших ученых, чьи открытия выходят за пределы классической физики. По сей день его взгляды и убеждения остаются авторитетными и вдохновляют миллионы людей во всем мире.

Спустя 63 года после его смерти не утихают споры о жизни этого человека, его отношении к людям, науке, Вселенной, Богу, религии. Эти споры зачастую выливаются в мифы, в результате чего мысли гения неправильно истолковываются и даже неверно цитируются.

Основываясь на высказываниях Эйнштейна, попробуем разобраться в одном из многочисленных аспектов его жизни — духовном. Что великий физик думал о Вселенной, Боге, науке и религии?

“Бог не играет в кости”

Наверняка в сети Интернет вы не раз встречали цитату Эйнштейна: “Бог не играет в кости”. Это одно из самых известных его высказываний, и практически постоянно эту фразу вырывают из контекста. Люди обычно видят в ней подтверждение религиозной веры, будто Эйнштейн признает, что Бог существует и даже верит в него. Но на деле смысл в это выражение был вложен совсем иной.

Цитату “вытянули” из гневного письма Эйнштейна, адресованного одному из отцов квантовой механики, физику Максу Борну. Полное предложение звучит так:

Квантовая теория объясняет многое, но на самом деле она ни на шаг не приближает нас к секретам Старика, во всяком случае, я убежден, что Он в кости не играет

Этими словами Альберт Эйнштейн хотел бросить вызов физикам-коллегам, которые разрабатывали новую теорию — квантовую механику (КМ).

Разногласия Эйнштейна с квантовой механикой хорошо известны. Его собственная Общая теория относительности совершенно по-другому описывает Вселенную, и согласиться с новой теорией значило бы для физика предать собственную.

Краеугольным камнем КМ является так называемый принцип неопределенности Гейзенберга. Он гласит, что нельзя одновременно знать и положение, и импульс частицы, то есть чем больше мы знаем об одном конкретном свойстве, тем меньше о другом (оно будет вести себя случайным образом). Из этого принципа вытекает то, что Эйнштейна повергло в шок, и с чем он не мог согласиться — любое событие в квантовом мире истинно случайно. Ученый считал, что это соображение вносит в микромир несуразицу.

Физик стремился к более простому объяснению мира. Под выражением «Бог не играет в кости» Эйнштейн имел ввиду не конкретную веру во всевышнего, это просто удобная метафорическая конструкция, обозначающая, что в мире нет ничего случайного, все закономерно и должно идти своим чередом.

Он утверждал, что описание движения электронов через их скорости и координаты противоречит принципу неопределенности. И говорил, что должен быть основополагающий физический фактор, при помощи которого квантово-механическая картина микромира вернется на путь детерминизма (учение о закономерности и причинной обусловленности всех событий и явлений).

Сегодня мы начинаем понимать, как устроена квантовая механика (на ее основе работают транзисторы, магнитно-резонансные томографы, ядерная энергетика). Но чем глубже мы в нее проникаем, тем сильнее убеждаемся в том, что выходим за рамки классической физики. Возможно, Эйнштейн был прав, говоря об основополагающем физическом факторе, и во Вселенной действительно может существовать Главный закон, который ученые еще не открыли. В своем письме к Борну Эйнштейн писал:

Ты веришь в бога, который играет в кости. А я — в абсолютный закон и порядок в объективно существующем мире

Во что верил Эйнштейн?

Есть мнение, что когда Эйнштейн разрабатывал свою Теорию относительности, выведенное им уравнение указывало на то, что Вселенная расширяется, у нее есть начало. Ему не понравилась эта идея, так как она наводила на мысль, что к созданию космических просторов мог приложить руку бог, поэтому в своей работе ученый ввел “космологическую постоянную”, чтобы попытаться избавиться от “начала”.

Другие утверждают, что Эйнштейн ввел в уравнение “космологическую постоянную” лишь с одной целью: чтобы не выделяться на фоне других ученых, поддерживающих в то время общепринятую теорию стационарной Вселенной. Таким образом физик просто согласовал свою теорию с тем, что тогда считалось научной истиной.

Тем не менее, через 4 года, когда был накоплен приличный багаж знаний и собрано достаточно доказательств о “начале”, он сообщил, что ввод этой постоянной — наихудшая ошибка всей его жизни.

Читать еще:  Приснился попугай во сне. Сонник попугай

Доказательства были получены в Калифорнии Эдвином Хабблом, который подтвердил, что Вселенная расширяется, и что в какой-то момент истории это расширение имело начало. Альберт Эйнштейн однажды сказал:

Наблюдая гармонию космоса, я с моим ограниченным человеческим разумом в состоянии признать, что есть еще люди, которые говорят, что бога нет. Но что действительно гневит меня, так это то, что они поддерживают такое заявление моей цитатой

Но и здесь речь идет не о личностном боге, взаимодействующем с человеком через религиозные обряды, а, скорее, о неком порядке, Едином красивом законе, управляющем Вселенной. Эйнштейн был не атеистом, а, скорее, агностиком, принимавшим бога Спинозы (нидерландский философ XVII века), бога, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия. В 1931 году в своей книге “Мир, каким я его вижу” Эйнштейн писал:

Я не могу вообразить бога, который вознаграждает и наказывает созданные им существа или обладает волей сродни нашей. Равным образом я не могу и не хочу вообразить кого-то, кто остался бы жив после собственной физической смерти. Пусть малодушные люди — от страха или из абсурдного эгоизма – лелеют такие мысли. Пусть тайна вечности жизни остается неразгаданной — мне достаточно созерцать чудесную структуру существующего мира и стремиться понять хотя бы крошечную частицу Основной Причины, которая проявляет себя в природе

Чтобы окончательно убедиться в том, что Эйнштейн никогда не верил в христианского, иудейского или какого-либо другого бога, достаточно взглянуть на автобиографические заметки ученого. В них он рассказывает, что от религиозных убеждений он отказался еще в детстве.

Я — хотя я был ребенком нерелигиозных родителей — был глубоко религиозным до 12 лет. Однако после, благодаря чтению научно-популярных книг, я стал убеждаться, что многое в библейских историях не может быть правдой, и моей вере в Бога пришел конец

Наука — это религия?

Для Эйнштейна наука занимала значительное место в его духовной жизни, он пытался ее одухотворить, так как считал, что именно научное знание — это тот язык, который позволит нам лучше прочувствовать Вселенную.

“Хотя наши умы еще не способны полностью понять все чудеса окружающего мира, попытка сделать это приближает нас к Богу, и чем больше мы узнаем о Вселенной, тем ближе мы становимся к ней”, — полагал ученый.

Мы видим, что Вселенная организована чудесным образом и подчиняется определенным законам, но сами эти законы остаются для нас туманными. За ними есть некая непознаваемая нами сила. Я во многом согласен с пантеизмом Спинозы, но больше всего почитаю его за вклад в развитие современной философии, за то, что он рассматривал душу и тело как нечто единое, а не как две разные сущности

В 1930 году Эйнштейн опубликовал одно из самых обсуждаемых эссе того времени. В журнале The New York Times он рассказал о своей космической религиозности. В частности, он сообщил, что для него чужды понятия ада и рая, и поделился своими мыслями о связи между религией и наукой.

Ученый утверждал, что “несмотря на то, что сферы религии и науки сами по себе четко различимы друг от друга, между ними существует взаимосвязь. В моем понимании, между ними не может быть конфликта. Хоть они и отличаются друг от друга, но иногда все же переплетаются в этом мире”.

Религиозно просвещенный человек — это тот, кто в максимально возможной для него степени освободил себя от пут эгоистических желаний и поглощен мыслями, чувствами и стремлениями, которых он придерживается ввиду их сверхличностного характера… безотносительно от того, делается ли попытка связать это с божественным существом, ибо в противном случае нельзя было бы считать Будду или Спинозу религиозными личностями. Религиозность такого человека состоит в том, что у него нет сомнений в значимости и величии этих сверхличностных целей, которые не могут быть рационально обоснованы, но в этом и не нуждаются… В этом смысле религия — древнее стремление человечества ясно и полностью осознать эти ценности и цели и усиливать и расширять их влияние. Если принять эти определения науки и религии, то и конфликт между ними выглядит невозможным. Это так, поскольку наука может утверждать, «что есть», а не «как должно быть»

Альберт Эйнштейн был непростым человеком со специфическими взглядами на жизнь, которые не всегда легко понять. Однако утверждать, что он следовал христианству, иудаизму или любой другой религии — неправильно. Он постоянного говорил, что не относит к себя ни к одному религиозному течению. Ученый видел законы Вселенной, которые придают ей не только красоту, но и гармонию, и считал, что это и есть проявление бога.

Читать еще:  Россия в начале XX века - история России кратко. Россия в начале XX века

Нашли ошибку? Пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Во что веровал Эйнштейн?

Думаю, в этот вопрос следует внести некоторую ясность.

В интервью «Нью-Йорк Таймс» в ноябре 1930 года Эйнштейн сказал: «Я не верю в Бога, который награждает и карает, в Бога, цели которого слеплены с наших человеческих целей. Я не верю в бессмертие души, хотя слабые умы, одержимые страхом или нелепым эгоизмом, находят себе пристанище в такой вере. Не могу вообразить бога, который вознаграждает и наказывает созданные им существа, или обладает волей сродни нашей. Равным образом я не могу и не хочу вообразить кого-то, кто остался бы жив после собственной физической смерти. Пусть малодушные люди – от страха или из абсурдного эгоизма – лелеят такие мысли. Пусть тайна вечности жизни остаётся неразгаданной – мне достаточно созерцать чудесную структуру существующего мира и стремиться понять хотя бы крошечную частицу Основной Причины, которая проявляет себя в природе».

Религиозным человеком в традиционном смысле этого слова Эйнштейн себя не считал никоим образом. Однако же прямым текстом утверждал, что верует в некую Основную Причину всего сущего. Причем, относился к этой Причине с определенным пиететом, поскольку обозначил ее в тексте с прописной буквы. В сущности, более всего это исповедание похоже на пантеистическую картину мира, вроде той, которую нарисовал в своих трудах философ Барух Спиноза. Собственно, Эйнштейн и об этом тоже говорил.

В 1921 году Эйнштейн получил телеграмму от нью-йоркского раввина Герберта Гольдштейна: «Верите ли вы в Бога тчк оплаченный ответ 50 слов». Эйнштейн уложился в 24 слова: “«Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей».”

Такая вот вера в закономерную гармонию бытия, из которой почему-то напрочь вычеркнуты судьбы и дела людей, являющихся неотделимой частью этого всеобщего бытия. Что ж, каждый из нас волен верить в то, что представляется ему наиболее близким и желанным.

Эйнштейн по своим убеждениям был пантеистом, то есть – отождествлял материальный мир с богом, а бога с материальным миром. Назвать такое мировоззрение религиозным можно лишь с очень большой натяжкой. И прежде чем ссылаться на высказывания Эйнштейна о Боге, думаю, нелишне было бы ознакомиться с тем, что же понимал великий ученый под словом «бог».

Ну а укреплять позиции традиционной религии за счет авторитета создателя теории относительности, на мой взгляд, нет никакой нужды. Вера – это раскрытие человеческого сердца навстречу Богу, стремление к встрече с Ним, жажда этой встречи. И если такая встреча произошла, тогда любой, даже самый высокий научный авторитет, меркнет перед величием Бога, открывшего Себя человеческой душе.

На анонсе с оветская почтовая марка, посвящённая Альберту Эйнштейну. Источник

Как Эйнштейн примирил религию и науку

«Бог не играет в кости», — сказал как-то Эйнштейн. Но что ученый вкладывал в эти слова? Разбираемся вместе с обозревателем Nautilus Брайаном Галлахером, что говорил Эйнштейн о боге и религии, почему ученый считал, что проблема Бога и устройства Вселенной слишком сложна для нашего ограниченного ума, существует ли вообще конфликт науки и религии и что общего у Эйнштейна, Спинозы и Илона Маска.

Отношение Альберта Эйнштейна к религии было своеобразным. Из современников его можно сравнить с Илоном Маском. Недавно на конференции с Axios у него спросили, верит ли он в Бога, — на что генеральный директор компаний SpaceX и Tesla сделал небольшую паузу, окинул взглядом аудиторию и произнес такую фразу: «Я думаю, что есть какое-то объяснение всей этой вселенной. То, что вы можете называть богом».

Эйнштейн называл это Богом.

Немецкий еврей, физик, известный открытием специальной и общей теории относительности и узнаваемый по своей безумной копне седых волос, говоря о непредсказуемой природе квантовой механики, он однажды произнес фразу «Бог не играет в кости». Эйнштейн полагал, что если и существует некое универсальное уравнение для описания вселенной, то в нем нет места случайности, поскольку, в таком случае, это уравнение было бы недостаточно полным (как копенгагенское объяснение квантовой механики). Интересно, что в настоящее время физики сходятся во мнении, что он был неправ: Бог – это и есть случай. Стивен Хокинг как-то заметил:

«Все доказательства указывают на то, что он ([Бог]) заядлый игрок, который играет в кости при каждом возможном случае».

Но что же с отношением Эйнштейна к религии? Новые ответы на этот вопрос могут появиться после аукциона Christie’s в Нью-Йорке. Ожидается, что на этом аукционе письмо Эйнштейна, написанное в 1954 году, будет продано не менее чем за 1,5 миллиона долларов ([«Письмо» было продано на аукционе 4 декабря 2018 г. за $2,892 млн.]). По этому случаю в Принстонском клубе проводится дискуссия о том, существует ли в принципе конфликт науки и религии, или его на самом деле нет. В дискуссии принимают участие физик-теоретик Брайан Грин, философ Ребекка Ньюбергер Гольдштейн, когнитивный психолог Таня Ломброзо и раввин Джефф Мительман, а также директор-основатель компаний Sinai и Synapses, поощряющих уважительный диалог религии и науки (данное мероприятие было проведено в декабре 2018 г.).

Читать еще:  Произношение французского алфавита. Французский алфавит

«Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей»

Эта фраза из письма, которое Эйнштейн адресовал философу Эрику Гаткинду после прочтения его книги «Выбери жизнь: Библейский призыв к восстанию» («Choose Life: The Biblical Call to Revolt») – поверхностной критики религии в стиле Ричарда Докинза, Сэма Харриса или Кристофера Хитченса.

«Слово „Бог“ для меня, − писал Эйнштейн, − не более чем выражение и продукт человеческих слабостей, Библия — свод благородных, но все же примитивных легенд. Никакая интерпретация, даже самая изощрённая, не сможет для меня это изменить».

На протяжении десятилетий взгляды Эйнштейна на религию представлялись обществу крайне запутанными: в одной беседе у Эйнштейна Бог означает одно; в другой – совершенно иное. Читающим его письмо Гаткинду Эйнштейн видится атеистом. Но если послушать, что говорит Эйнштейн в других интервью, становится ясно, что это не совсем так.

«Я не атеист, − сказал он в интервью, опубликованном в 1930 году. – Я не знаю, могу ли я охарактеризовать себя как пантеист. Эта проблема слишком сложна для нашего ограниченного ума».

В этом интервью Эйнштейна спросили, считает ли он себя пантеистом. Остальную часть его ответа стоит процитировать полностью:

«Могу ли я не отвечать притчей? Человеческий разум, независимо от того, как хорошо он обучен, не может понять Вселенную. Мы подобны маленькому ребёнку, зашедшему в огромную библиотеку, стены которой забиты книгами на разных языках до потолка. Ребёнок понимает, что кто-то должен был написать эти книги. Но он не знает, кто и как их написал. Он не понимает языков, на которых написаны книги. Ребёнок замечает определённый порядок этих книг, порядок, который он не понимает, но смутно представляет. Это, как мне кажется, отражает отношение человеческого разума, даже наилучшего и самого культурного, к Богу. Мы видим, что Вселенная устроена удивительно, подчиняется определённым законам, но мы понимаем эти законы лишь смутно. Наш ограниченный разум не способен постичь загадочную силу, которая качает созвездия. Я очарован пантеизмом Спинозы. Я ещё больше восхищаюсь его вкладом в современную мысль. Спиноза — величайший из современных философов, потому что он первый философ, который относится к душе и телу как к одному целому, а не как к двум разным вещам».

Бенедикт Спиноза, еврейско-голландский философ 17-го века, также был в свое время принят за атеиста за свою фразу из трактата «Этика»:

«Все вещи составляют необходимое следствие данной природы Бога и определены к существованию и действию по известному образу из необходимости Божественной природы».

В 1929 году Эйнштейн ответил на телеграмму Герберта С. Гольдштейна (раввина из Нью-Йорка), в которой тот хотел узнать об отношении Эйнштейна к религии. Гольдштейн ссылался на высказывание Бостонского кардинала о том, что релятивистские взгляды физика – это «чистой воды атеизм». Эйнштейн ответил Гольдштейну так: “Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей”.

Согласно выводам исследования 2006 года, для Эйнштейна это означало «космическое религиозное чувство», которое не подразумевает существование «антропоморфной концепции Бога».

Более полно эта мысль раскрывается в его интервью журналу New York Times:

«Религиозные гении всех времен были отмечены этим религиозным чувством, не ведающим ни догм, ни бога, сотворенного по образу и подобию человека. Поэтому не может быть церкви, чье основное учение строилось бы на космическом религиозном чувстве. Отсюда следует, что во все времена именно среди еретиков находились люди, в весьма значительной степени подверженные этому чувству, которые современникам часто казались атеистами, а иногда и святыми. С этой точки зрения люди, подобные Демокриту, Франциску Ассизскому и Спинозе, имеют много общего».

Таким образом, как сказал бы Эйнштейн, нет необходимости в конфликте науки и религии, или конфликте между наукой и «религиозными чувствами».

Статья впервые была опубликована на английском языке под заголовком «How Einstein Reconciled Religion to Science» в журнале «Nautilus» 30 ноября 2018 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источники:

Что Эйнштейн думал о Вселенной, Боге, науке и религии

Во что веровал Эйнштейн?

Как Эйнштейн примирил религию и науку

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector