Пред вами суд и правда все молчи. Михаил Лермонтов

Смерть поэта («Погиб поэт! — невольник чести…») — стихотворение Лермонтова

Отмщенья, государь, отмщенья!
‎Паду к ногам твоим:
‎Будь справедлив и накажи убийцу,
‎Чтоб казнь его в позднейшие века
‎Твой правый суд потомству возвестила,
‎Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести, —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? Веселитесь… он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навёл удар… спасенья нет:
Пустое сердце бьётся ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво. Издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока.
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.

‎И он убит — и взят могилой,
‎Как тот певец, неведомый, но милый,
‎Добыча ревности глухой,
‎Воспетый им с такою чудной силой,
Сражённый, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
‎Он, с юных лет постигнувший людей.

И, прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него,
‎Но иглы тайные сурово
‎Язвили славное чело.
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
‎И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
‎Замолкли звуки чудных песен,
‎Не раздаваться им опять:
‎Приют певца угрюм и тесен,
‎И на устах его печать.

‎А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
‎Таитесь вы под сению закона,
‎Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
‎Есть грозный суд: он ждёт;
‎Он недоступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперёд.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью —
‎Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
‎Поэта праведную кровь!

Стихотворение «Смерть поэта» Лермонтов сочинил вскоре после дуэли русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, которого Михаил Лермонтов с юных лет боготворил, подражал, мечтал познакомиться. Примечательно, что стихотворения Михаил Юрьевич написал на следующий день после свершившегося поединка – 28 января. Пушкин умер на следующий день. Стихотворение быстро распространилось по столице в списках. Его переписали не одну тысячу раз, заучивали наизусть. Это произведение сделало поэта известным в широких кругах и предопределило отношение к нему царской семьи. Сохранилось несколько высказываний о стихотворении известных людей того времени.

Близкий друг Пушкина, историк А.И. Тургенев прислал стихи П. Осиповой. В Ответ Прасковья Александровна написала:

Читать еще:  A2 b2 формула сокращенного умножения. Формулы сокращенного умножения

10 февраля Софья Николаевна Карамзина, отправила лермонтовское произведение младшему брату Андрею, проходившему лечение за границей. В том экземпляре отсутствовали последние 16 гневных строк. Восхищаясь произведением, она сообщила, что

Биографы предполагают, что на написание последних 16 строк Лермонтова вдохновил врач Н. Ф. Арендт, лейб-медик Николая I, посетивший в конце января больного Михаила Юрьевича, жившего в Санкт-Петербурге, в квартире бабушки Е. А. Арсеньевой. Николай Федорович поведал ему обстоятельства поединка и мучительной смерти Пушкина, которого пытался вырвать из лап смерти. Историки предполагают, что именно Арендт вдохновил поэта на последние, гневные строки.

Сохранились следственные бумаги дела «О непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым, и о распространении оных губернским секретарем Раевским», и резолюция императора на них:

Стихотворение «Смерть Поэта» впервые опубликовано под заголовком «На смерть Пушкина» в Лондоне в издаваемом Александром Герценом альманахе «Полярная звезда за 1856 год». Без последних 16 строк стихотворение было опубликовано в России в 1858 году в «Библиографических записках».

Смерть поэта

Отмщенье, государь, отмщенье!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видел злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь… Он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар… спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?… издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.

И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей.

И прежний сняв венок — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Читать еще:  Материальные затраты включают в себя. Себестоимость продукции

М.Ю.Лермонтов /1814 — 1841 /, «Смерть поэта»

180 лет назад – 19 февраля 1837 года – Михаил Лермонтов написал заключительные 16 строк стихотворения «Смерть поэта».

На следующий день после погребения Александра Пушкина М.Ю. Лермонтов дописал стихотворение «Смерть поэта». Сначала стихотворение оканчивалось словами: «И на устах его печать». Но когда Н.Столыпин(1816—1858 — родственник и друг М. Ю. Лермонтова) стал при Лермонтове доказывать, что Дантес иначе поступить и не мог,то Лермонтов моментально прервал разговор и в порыве гнева написал страстный вызов «надменным потомкам» (последние 16 строк).

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Стихотворение было понято как воззвание к революции.

«Я уже имел честь сообщить вашему императорскому величеству, что я послал стихотворение гусарского офицера Лермонтова генералу Веймарну(Иван Фёдорович Веймарн 1800—1846 — генерал-адъютант, профессор Академии Генерального штаба), дабы он допросил этого молодого человека и содержал его при Главном штабе без права сноситься с кем-либо извне, покуда власти не решат вопрос о его дальнейшей участи, и о взятии его бумаг как здесь, так и на квартире его в Царском Селе. Вступление к этому сочинению дерзко, а конец – бесстыдное вольнодумство, более чем преступное. По словам Лермонтова, эти стихи распространяются в городе одним из его товарищей, которого он не захотел назвать.»

/ А.Х. Бенкендорф. Докладная записка императору о стихотворении Лермонтова «Смерть поэта» /

«Император внимательно оглядел бумагу, прочел вступление:

Отмщенье, Государь, отмщенье!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Далее Государь пробежал глазами текст стихотворения и выделил еще четыре строки:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — все молчи.

Он положил листок на стол, достал из утренней почты конверт с крупной надписью: «ВОЗЗВАНИЕ К РЕВОЛЮЦИИ», извлек оттуда такой же список и, многозначительно посмотрев на Бенкендорфа, положил все это рядышком.

— М-да, — промычал император, — приятные стишки, нечего сказать.

Бенкендорф не стал больше сдерживать свое гражданское негодование:

— Вступление к этому сочинению дерзко. А конец — бесстыдное вольнодумство, более чем преступное. Я распорядился о взятии его бумаг как здесь, так и на квартире его в Царском Селе.

Бенкендорф умолк, ожидая реакции на свое обращение.

В «чайной комнате» воцарилась тишина. Мерно цокали часы, потрескивали дрова в камине, из окон доносились звуки проснувшегося Петербурга. Император думал. Наконец, словно вглядываясь в свои мысли, внятно произнес:

— Если обнаружатся еще. другие подозрительные бумаги, наложить на них арест. Велите старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он. А затем. — Государь глубоко вздохнул, будто и ему теснило душу. — Мы поступим с ним согласно закону. Я полагаю — на фронт, на Кавказ. «

Читать еще:  Смещение синусоиды. Тригонометрические кривые

/Н. Бурляев. Страницы жизни М.Ю. Лермонтова.»Киноповесть»/

Через 11 дней Лермонтов был арестован.Лермонтов покидает Петербург и через Москву направляется в ссылку на Кавказ. Это была первая ссылка поэта.

Но ссылка была недолгой.

В 1838 году граф А.Х. Бенкендорф направил на имя военного министра А.И. Чернышова представление с просьбой о полном прощении Лермонтова и переводе его в лейб­гвардию.Генерал­-адъютант В.Ф. Адлерберг передал царю это представление. Николай I повелел запросить мнение шефа гвардии, великого князя Михаила Павловича, и после согласия великого князя последовал царский приказ о переводе корнета Лермонтова обратно в лейб­гвардии гусарский полк, квартировавший в Царском Селе. Лермонтов, таким образом, получил полное прощение.И в апреле 1838 года Лермонтов был возвращен в Петербург.

Отмщенья, государь, отмщенья!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде. и убит!
Убит. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь. — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
Его убийца хладнокровно
Навел удар. спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно.
В руке не дрогнул пистолет,
И что за диво. издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что́ он руку поднимал.
И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.
Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей.
И прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.
А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Источники:

Смерть поэта («Погиб поэт! — невольник чести…») — стихотворение Лермонтова

http://www.culture.ru/poems/36607/smert-poeta

http://antiguo-hidalgo.livejournal.com/252967.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×