Начальник штаба ввс. Вновь оперативное управление главного штаба ввс

От летчика истребителя до генерала авиации. В годы войны и в мирное время. 1936 1979 (24 стр.)

Не менее поучительным было авиационное учение по уничтожению ракетно-ядерной группировки противника. Для этого были организованы авиационные полигоны, на которых были поставлены условные ракетные пусковые установки западных государств, которые периодически во время учения меняли свое расположения. По существу, это были подвижные полигоны. Западные журналисты, побывавшие в ГДР, не разобрались, чьи это установки, начали трубить в западной прессе о том, что Советы установили на территории ГДР свои ракетно-ядерные средства.

Георгий Васильевич и я во время своей службы в ГДР выполняли все задачи, которые ставили главнокомандующие Группой советских войск в Германии – в 1957 году генерал армии Андрей Антонович Гречко, в 1958–1959 годах – генерал армии Матвей Васильевич Захаров, в 1959–1960 годах – генерал армии Иван Игнатьевич Якубовский. Все три главкома уважительно относились к авиации и часто, чтобы не всегда беспокоить командующего воздушной армией, задавали вопросы или поручали отдельные задания мне, как первому заместителю командующего армией.

В Оперативном управлении штаба группы ежегодно разрабатывались или уточнялись планы объединения на случай войны. Обычно эти планы докладывались лично главкому. В 1957 году Андрей Антонович пожелал выслушать мой доклад по новому плану, мною разработанному. Он внимательно выслушал мой доклад, задал ряд вопросов и без каких-либо поправок утвердил план 24-й воздушной армии. У Андрея Антоновича Гречко и Георгия Васильевича Зимина были хорошие служебные и дружеские отношения, сохранившиеся еще со времен Великой Отечественной войны. Генерал армии Матвей Васильевич Захаров осенью 1957 года приезжал в ГДР в сопровождении командующего 76-й воздушной армией Ленинградского военного округа с его женой на лечение в санаторий «Бадельстер». По окончании отдыха Матвей Васильевич посетил штаб Группы войск, а также по приглашению Георгия Васильевича Зимина вечером с женой его квартиру. На этот вечер я был также приглашен со своей супругой. В разговоре я задал Матвею Васильевичу вопрос: «Почему общевойсковая армия как оперативное объединение ведет армейские операции, а воздушная армия – также оперативное объединение – лишена этого права и ведет, как обычное общевойсковое соединение, боевые действия? А воздушную операцию могут вести только объединения нескольких воздушных армий». Матвей Васильевич ответил: «Надо подумать об этом. Может, вы правы».

Спустя некоторое время Матвей Васильевич принял пост главкома Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Я опять вызывался к главкому для получения указаний. С Георгием Васильевичем у него были натянутые отношения. Злые языки говорили, что Матвей Васильевич хотел бы видеть в командующем 24-й воздушной армией близкого ему генерала Никишина из Ленинграда.

Вскоре состоялось три поездки с визитом к главнокомандующему американскими войсками в Германии в Гейдельберг, к командующему войсками Франции в Баден-Баден, а также к командующему английскими войсками в Западный Берлин. Матвея Васильевича сопровождали руководящие генералы ГСВГ. Членом этой группы должен быть приглашен Г. В. Зимин, но был включен я.

Запомнилось посещение Гейдельберга, где на приеме у главнокомандующего войсками США в Германии генерала Хоудиса я сидел за столом рядом с командующим ВВС США в Европе генералом армии Эверестом, тем самым генералом, который в 1959 году организовал полет на У-2 в Советский Союз.

Готовясь к поездке, я определенное время занимался восстановлением знаний по английскому языку, который я успешно изучал в свое время в двух академиях. Я подготовил для встречи с американцами ряд вопросов и во время беседы с Эверестом непрерывно задавал ему вопросы. Так, я задал ему вопрос: «Зачем ваши самолеты нарушают границу с ГДР? Наши истребители вынуждены вылетать на перехват американских самолетов, что приносит нам много неприятностей. Советские самолеты не беспокоят вас». Эверест ответил: «Я полностью с вами согласен. Мы, военные, не желали этого. Это заставляют нас делать наши политиканы». Эверест произнес речь довольно уважительную по отношению к советской авиации.

Я говорил о Можайском, братьях Райт, о содружестве иностранных и наших ВВС в войне 1941–1945 годов, об организации в Полтаве авиабазы для американских летчиков, о том, что мы и США идем впереди всех стран в освоении космоса и что наш спутник уже летает над планетой, надеемся, что скоро поднимется и американский спутник. Предлагаю тост за содружество ВВС СССР и США, отчего во многом зависит мир во всем мире. Захаров одобрил выступление. Прощаясь после приема, генерал Эверест сказал Матвею Васильевичу, что он остался доволен беседой, которая прошла между ним и генералом Остроумовым без переводчика.

Встречи с американцами с согласия штаба ГСВГ продолжались и в последующее время. Так мы с женой были приглашены на Рождество к американцам в их миссию.

С назначением Матвея Васильевича начальником Генерального штаба главнокомандующим ГСВГ стал генерал-полковник, а затем генерал армии Иван Игнатьевич Якубовский. Если при Захарове последний часто называл всех начальников родов и видов войск «флюсами», которые, кроме своей специальности, ничего не знают, то Иван Игнатьевич с большим уважением относился к специалистам. Он очень доброжелательно решал все вопросы, касающиеся авиации группы войск. Я вспоминаю, как во время моего доклада на одном из учений я обратил внимание Ивана Игнатьевича на то, что в случае войны воздушная армия будет иметь большие затруднения с базированием, ибо в воздушной армии нет инженерно-строительных батальонов. Якубовский тут же решил выделить из группы войск, в случае военных действий, два батальона для строительства и ремонта аэродромов. Он интересовался состоянием аэродромов. Лично присутствовал на открытии нового аэродрома вблизи штаба ГСВГ.

Читать еще:  Когда снится работа. К чему снится Работа

С Георгием Васильевичем Зиминым установились добрые отношения. Это я чувствовал и по отношению ко мне. Когда я получил назначение начальником Оперативного управления, заместителем начальника Главного штаба ВВС, Иван Игнатьевич приехал вместе с членом Военного совета ГСВГ генералом Васягиным ко мне в квартиру, вручил мне памятный подарок, а на следующее утро при отлете в Москву приехал на аэродром и тепло попрощался со всей моей семьей.

Работа начальника штаба, первого заместителя командующего, члена Военного совета воздушной армии была многообразной и ответственной, описать все ее стороны просто невозможно, как и невозможно их выполнить, если не иметь дружный работоспособный коллектив штаба в содружестве со всеми отделами и службами управления армии. Только опираясь и работая во взаимодействии с коллективом воздушной армии, начальник штаба может выполнить стоящие задачи. Мне посчастливилось работать именно с таким чудесным коллективом, ощущая повседневно понимание и поддержку в работе со стороны командования, управлений, штабов армии, соединений и частей.

Вновь Оперативное управление главного штаба ВВС

Новый 1961 год я встречал в Центральном доме Советской армии в Москве. В третий раз я служил в Оперативном управлении, но каждый раз в новой должности. 1944 год – старший помощник начальника отдела, 1950 год – начальник отдела – заместитель начальника Оперативного управления, 1961 год – начальник Оперативного управления – заместитель начальника Главного штаба ВВС. А если прибавить еще 1942 год – старший помощник начальника оперативного отдела 12-й воздушной армии Забайкальского фронта, и еще январь – апрель 1944 года в штатной должности заместителя начальника оперативного отдела 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта и июнь 1944 года – июль 1945 года как представитель Оперативного управления штаба ВВС в оперативных отделах 1-й воздушной армии, 3-го штурмового авиакорпуса 3-го Белорусского фронта, 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта и 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта. Можно сказать, что я прошел длинный путь развития главной должности любого штаба – оператора. Вот почему начальник штаба любого ранга при получении задачи прежде всего обращается к начальникам оперативных отделений, отделов, управлений: разберитесь, определите путь решения вопроса, найдите исполнителей.

Я вспоминаю начальника Главного штаба ВВС, выполнявшего эту должность свыше 15 лет, – Петра Игнатьевича Брайко. Он приходил в штаб к 8.00, рассматривал утреннюю почту главкома и определял, какому управлению или отделу подготовить предложения и пути решения вопроса, прежде чем документ увидит главком. Львиная доля доставалась Оперативному управлению. Даже когда было неясно, кому направить данную бумагу, он решал – в Оперативном управлении разберутся.

Работу в Оперативном управлении требовалось сочетать с общественной. Так, будучи членом редколлегии журнала «Авиация и космонавтика», приходилось участвовать в работе редколлегии.

Главнокомандующий ВВС поручал изучать материалы, в которых излагались тактические, технические и экономические вопросы. Он обычно присылал их в Оперативное управление с указанием прочитать и доложить, что заслуживает внимания.

Когда предстояло принять на вооружение какой-либо новый объект, К. А. Вершинин ездил в сопровождении начальника вооружений, председателя научно-технического комитета и меня. Так, например, при принятии на вооружение системы отображения целей на экране пункта управления я высказал отрицательное мнение, и объект не был принят на вооружение. Также было мнение о принятии на вооружение штурмовика. Из трех предложений Оперативное управление высказалось за предложение Сухого Су-25, который и был принят на вооружение.

Президент назначил нового руководителя Главного оперативного управления Генштаба

В Главном оперативном управлении российского Генштаба сменился начальник. На место уволенного Президентом Андрея Третьяка назначен Владимир Зарудницкий. По официальной версии, причиной отставки стало состояние здоровья Третьяка, но эксперты в это не верят.

Президент Медведев подписал в понедельник указ об увольнении генерал-лейтенанта Андрея Третьяка с должности начальника Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба ВС РФ. На его место был назначен генерал-лейтенант Владимир Зарудницкий, до этого служивший заместителем командующего Южным военным округом. Тем же указом, опубликованным на сайте Кремля, в запас были отправлены замначальника кафедры государственного управления и национальной безопасности Военной академии Генштаба генерал-майор Евгений Дербин и замкомандующего военно-транспортной авиацией генерал-майор Валерий Шемякин, а полковник Дмитрий Волошин назначен начальником боевой подготовки дальней, военно-транспортной и специальной авиации — главным инспектором-летчиком.

Эксперты считают должность руководителя ГОУ едва ли не более важной, чем должность начальника Генштаба. «Глава ГОУ — это мозг армии», — заявил «МН» руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок. С помощью ГОУ Генштаб организует планирование и управление всеми войсками Вооруженных сил РФ. Начальник ГОУ отвечает за то, как будет в случае необходимости действовать армия на каждом оперативном направлении. Кроме того, Главное оперативное управление организует взаимодействие Вооруженных Сил с федеральными органами исполнительной власти, а также с Объединенным штабом ОДКБ.

О том, что Третьяк покинет свой пост, стало известно летом. В июле в СМИ появилась информация о том, что он вместе с начальником главного штаба — первым заместителем главнокомандующего сухопутными войсками генерал-лейтенантом Сергеем Скоковым и начальником управления радиоэлектронной борьбы (РЭБ) Генштаба генерал-майором Олегом Ивановым написал рапорт об увольнении. Утверждалось, что причиной демарша послужило недовольство генералов проводимой военной реформой и сложные отношения с начальником Генштаба Николаем Макаровым.

Читать еще:  Квест какой то. Энциклопедия

Эти сообщения опроверг статс-секретарь Минобороны Николай Панков. Подтвердив, что генералы действительно подали рапорты об увольнении, он сообщил, что причины этого шага были более прозаичными, чем утверждала пресса. По его словам, Скокову и Иванову были предложены другие должности, но те предпочли покинуть ряды Вооруженных Сил, а Третьяк решил уволиться из-за проблем со здоровьем.

«Мое решение об увольнении из армии никоим образом не связано с вопросами реформирования Вооруженных Сил, а тем более с какими-то разногласиями с руководством», — прокомментировал через некоторое время появившиеся слухи сам Третьяк.

Утверждение, что причиной увольнения Третьяка стали проблемы со здоровьем, звучит, мягко говоря, странно, считает Анатолий Цыганок. «Офицеры, когда назначаются на вышестоящие должности в Генштабе, проходят тщательное обследование, поскольку предполагается, что прослужат там не менее пяти лет. К тому же каждый год офицеры проходят диспансеризацию», — пояснил эксперт.

Сомневается в том, что Третьяк уволился по состоянию здоровья, и главный редактор «Народной обороны» полковник в отставке Игорь Коротченко. «Конечно, всякое случается, но поверить в то, что генерал подал в отставку по болезни, сложно», — сказал он.

По мнению эксперта, гораздо вероятнее, что Третьяк не захотел ротироваться и уезжать куда-то из Москвы. Аналогичного мнения придерживается и Цыганок. Он напомнил, что два генерала, написавших рапорты об увольнении одновременно с Третьяком, прямо связали свое решение с нежеланием служить в другом регионе. «Действительно, какой смысл отправлять, например, в Забайкалье человека, дослужившегося до генерала в Генштабе, пусть и на равнозначную должность? Высокопоставленные офицеры Генштаба тем ценнее, чем дольше проработали на одном месте, поскольку лишь на то, чтобы полностью принять дела у своего предшественника, уходит год», — считает Цыганок.

Временной лаг в несколько месяцев между написанием рапорта Третьяком и его фактическим увольнением эксперты объясняют техническими сложностями, сопутствующими увольнению со столь значимой должности. «Ему надо было найти замену», — полагает Цыганок. Кроме того, рассказал Коротченко, существует традиция: перед увольнением генералы на полтора месяца ложатся в госпиталь, где проходят полное медицинское обследование. «Это время он мог провести именно там», — полагает эксперт.

Кадровая революция в военном ведомстве

За неделю до Нового года Минобороны провело серьезные кадровые перестановки. В частности, начальник управления военной полиции генерал-лейтенант Владимир Ивановский перешел на должность руководителя технополиса «Эра». Значимые изменения произошли и в Военно-морском флоте. У главкома ВМФ появились новый заместитель и новый начальник штаба.

В нынешнем году это уже не первая крупная кадровая перестановка в военном ведомстве. Весной и летом прошла ротация не только в центральных органах военного управления, но и в военных округах, а также Воздушно-десантных войсках.

По числу кадровых замен нынешний год один из самых «результативных». Даже в 2008–2011 годах в ходе реформы нового облика ротаций и назначений было не так много. Интересно выяснить, с чем связана «кадровая революция» в военном ведомстве. И конечно, подвести «кадровые» итоги 2019 года.

Строгий путь

До недавнего времени в Минобороны существовала достаточно сложная и многоэтапная система назначения высшего командного состава.

На первом этапе командир бригады-дивизии назначался на должность заместителя командующего армией. При этом допускалось, что замкомандарма может стать офицер, окончивший профильную военную академию, но не обучавшийся в академии Генштаба.

“ Все военные округа получили на должности начальников штабов хорошо подготовленных генералов, прошедших реальную боевую проверку ”

После замкомандующего офицер должен был пройти должность командующего армией. А далее последовательно занимать позиции заместителя командующего, начальника штаба военного округа. Но назначения на эти должности он мог получить, только имея на руках диплом ВАГШ и генеральское звание.

В зависимости от того, как кандидат показал себя, ему могли предложить должность в главкомате вида Вооруженных Сил. При высоких показателях служебной деятельности генерала могли назначить командующим военным округом. Но для этого он должен был как минимум два года провести в должности начальника Главного оперативного управления.

По такому сложному пути прошли нынешний главком ВКС генерал-полковник Сергей Суровикин, заместитель министра обороны – начальник главного военно-политического управления генерал-полковник Андрей Картаполов и начальник академии Генерального штаба генерал-полковник Сергей Зарудницкий.

Такая многоэтапная система появилась не случайно. В настоящее время командующий военным округом – наиболее важная и ответственная должность. Поэтому до назначения на нее генерал должен получить максимальный военный и управленческий опыт.

Военный опыт

Но сейчас система назначения претерпела существенные изменения. Во-первых, стал более жестким отбор. Начать карьерный рост командир бригады-дивизии может только после окончания академии Генштаба.

Во-вторых, главным критерием назначения на вышестоящую должность стал боевой опыт. Но формально последовательность назначения сохранилась. Хотя в случае боевых заслуг офицера срок пребывания на отдельных должностях может быть существенно сокращен. Или даже пропущены отдельные ступени.

К примеру, нынешний заместитель командующего Западным военным округом генерал-лейтенант Евгений Никифоров был назначен на эту должность в феврале нынешнего года. Но уже в ближайшее время он может стать начальником штаба одного из военных округов.

Другой пример – командующий Центральным военным округом генерал-полковник Александр Лапин. За свою карьеру он ни разу не занимал ранее важнейшую должность – начальника штаба военного округа.

В-третьих, для того чтобы стать командующим военным округом, уже не требуется пройти должность начальника Главного оперативного управления. Вместо этого кандидат должен побывать либо заместителем начальника ВАГШ, либо начальником военного учебно-научного центра Сухопутных войск.

Читать еще:  Поцелуй с незнакомым парнем во сне. Во сне целоваться с незнакомым мужчиной

Так, нынешний командующий группировкой в Сирии генерал-лейтенант Александр Чайко в России занимает должность заместителя начальника ВАГШ. А до этого был начальником штаба Восточного военного округа. Уже упомянутый выше генерал-полковник Александр Лапин до назначения на должность командующего ЦВО хотя и недолго, но побывал начальником ВУНЦ СВ.

Еще один важный момент. В настоящее время приоритетом при назначении на должности пользуются офицеры-общевойсковики. Даже можно смело утверждать: почти все руководящие позиции в военных округах (командующий, начштаба, замкомандующего) занимают выходцы из СВ.

Они же активно назначаются на должности и в главкоматы видов Вооруженных Сил. К примеру, в Военно-морском флоте введена должность заместителя командующего по береговым войскам. И даже в такой вотчине моряков, как межвидовое командование «Северный флот», на руководящих позициях большое количество офицеров Сухопутных войск. Была попытка назначить на должность начальника штаба ВМФ генерал-лейтенанта Олега Макаревича. Но позже все-таки отказались.

На ключевых позициях

«Кадровую» революцию Минобороны начало в прошлом году. Тогда был выстроен скелет: назначены новые командующие военными округами. В нынешнем же году ведомство, если можно так выразиться, «наращивало мясо и мышцы» – осуществляло ротацию и новые назначения на должности замкомандующих и начальников штабов в военных округах и главкоматах.

Первые назначения прошли уже в феврале нынешнего года. В частности, нового начальника штаба – генерал-полковника Евгения Устинова получили Воздушно-десантные войска. Устинов – легендарный генерал, он прошел почти через все конфликты на территории бывшего СССР, участвовал в операции в Югославии, в боевых действиях в Сирии. На момент назначения занимал должность начальника штаба ЦВО.


Фото: tvzvezda.ru

На место Устинова назначен не менее легендарный офицер – Герой России генерал-лейтенант Михаил Теплинский. Действия его разведроты в Грозном в 1994 году до сих пор изучаются в военных академиях России. Михаил Теплинский также участвовал в боевых действиях в Сирии.

В Западном военном округе начальником штаба стал генерал-лейтенант Алексей Завизьон. И это боевой офицер с богатым опытом. Примечательно, что еще будучи командиром 201-й военной базы, Алексей Завизьон попал в WikiLeaks. На ресурсе был опубликован отчет американского посольства в Таджикистане. Согласно документу во время званого ужина Алексей Завизьон «вел себя несколько грубо, в том числе отпускал сексистские шутки».

В Восточном военном округе произошла достаточно неожиданная кадровая ротация. Так, генерал-лейтенант Александр Чайко, занимавший эту должность менее года, был сменен на генерал-лейтенанта Сергей Кураленко. Последний долгое время руководил Центром по примирению враждующих сторон в Сирии. Также следует отметить, что до того, как Сергей Кураленко стал начальником штаба ВВО, он успел пройти должность начальника ВАГШ.

Меньше всего информации о новом начальнике штаба Южного военного округа генерал-лейтенанте Сергее Кузовлеве. Про его участие в боевых действиях в Сирии нет открытой информации. В то же время Сергей Кузовлев часто упоминается украинскими средствами массовой информации в связи с ситуацией в Донбассе.

Благодаря проведенной ротации все военные округа получили на ключевые должности начальников штабов хорошо подготовленных генералов, прошедших реальную боевую проверку.

Флот в приоритете

Большие кадровые изменения в этом году претерпел Военно-морской флот. За один год в ВМФ сменилось почти все командование. В мае 2019-го на место адмирала Владимира Королева пришел адмирал Николай Евменов.

Первые сообщения о возможных заменах появились еще летом нынешнего года. Но только в декабре на должность начальника Главного штаба ВМФ назначен вице-адмирал Александр Витко. Заместителем главкома стал вице-адмирал Владимир Касатонов. Последний пришел на эту должность с поста начальника военно-научного центра ВМФ.

Отметим ротацию заместителя главкома ВМФ по береговым войскам. На эту должность пришел офицер с богатым боевым опытом – генерал-лейтенант Виктор Астапов. Ранее он был начальником штаба Западного военного округа.

Следует отметить, что назначения в ВМФ носят четкую систему. Александр Витко и Владимир Касатонов – последние офицеры, имеющие богатый опыт командования большими соединениями надводных кораблей. При этом до недавнего времени основные позиции в главкомате ВМФ занимали только бывший подводники. В частности, экс-главком Владимир Королев и его начальник штаба Андрей Воложинский прошли все должности от командиров подводных лодок до командующих дивизиями и подводными силами Северного флота.

Уменьшение числа подводников-командиров не случайно. В ВМФ России вводятся новые боевые корабли, в том числе дальней морской зоны. К тому же опыт командира дивизии надводных кораблей серьезно отличается. Командир-подводник фактически не руководит боем. Его задача – вывести подлодки в море, а дальше их экипажи действуют самостоятельно. В то же время надводный комдив планирует бой всех своих кораблей и судов, увязывает его с применением авиации и наземных береговых комплексов.

Как показывает опыт последних лет, специфический опыт офицеров-подводников не всегда плодотворно сказывался на развитии ВМФ. Поэтому вполне логично, что сейчас руководящие должности опять вернулись к надводным командирам.

Итог-прогноз

В нынешнем году Минобороны завершило основную часть «кадровой революции». Выстроена новая система продвижения офицеров и генералов. Полностью обновлен кадровый состав.

Можно попытаться сделать прогноз по назначениям на ближайшее время. Однозначно карьерный рост ждет генерал-лейтенанта Александра Чайко, не исключено, что его уже готовят на должность командующего одним из военных округов. Также не исключено, что в ближайшее время на повышение пойдет генерал-полковник Сергей Кураленко (новое воинское звание ему присвоено в декабре). Скорее всего речь будет идти о командных должностях в одном из главных командований или центральном органе военного управления.

Источники:

http://dom-knig.com/read_184457-24

http://topwar.ru/7393-prezident-naznachil-novogo-rukovoditelya-glavnogo-operativnogo-upravleniya-genshtaba.html

http://www.vpk-news.ru/articles/54317

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector